Телевизор довел харьковчанина до сердечного приступа

2057
В День телевидения, радио и связи «ГХ» расспросил коллег о смешных ляпах в их профессиональной деятельности.

Одно из главных «оружий» современного журналиста – находчивость, выдержка, а иногда даже смелость. Но, как рассказывают опытные акулы пера, случаются оплошности, о которых со временем вспоминаешь только с улыбкой. Например, в спешке радиоведущие путают сценарии. В результате в вечернем выпуске диктор выдает: «Доброе утро!».

«Во время прямого эфира на радио начал складываться кронштейн микрофона. Медленно так. Я его стал поддерживать одной рукой, а второй руководить пультом. Не помогло - он начал складываться в обратную сторону. Я с трудом дочитал новости. Едва не сорвался на смех. Одну информацию пришлось упустить. А когда вышел из эфира чуть не упал со стула от смеха» - рассказал «ГХ» корреспондент телеканала «Интер» Евгений Оноприенко.

«Поехал на агропредприятие корреспондент. На месте уже обнаружил, что пленка закончилась, а люди же собрались для записи. Ну, он сделал вид, что пишет. Поблагодарил, попрощался, уехал. Но материал выдавать надо... Наш коллега, недолго думая, пошел по редакциям, подобрал работников с более-менее похожими голосами, выдал в эфир. Но он немного просчитался и забыл, что заведующий фермой заикался. Прошло время. Корреспондент вновь приехал в тот же совхоз, а заведующий ему и говорит: «М-михаил М-михайлович, я и не знал, что так хорошо по радио разговариваю!»

Были случаи, когда под дикторами ломались стулья в прямом эфире, мучил насморк. И все это было слышно», - вспоминает директор творческого объединения «Областное радио» филиала НТКУ «Харьковская региональная дирекция» Роман Кривко.

«Самый, наверно, смешной случай связан с сюжетом о Крещении. Журналист, который его делал, записал стендап, ныряя в прорубь. Получилось смешно. Видел этот сюжет еще в редакции на монтаже, посмеялся. Но когда вел эфир, не смог сдержаться и засмеялся. И это в прямом эфире! Хорошо, что сюжет был последним, и мне не нужно было вести новости дальше», - делится журналист Анатолий Мажора.

По словам коллег, встречаются не просто оговорки, а настоящие открытия, которые удивляют даже самих авторов этих «ляпов».

«Да каких только ляпов не было в прямом эфире! На целую книгу хватит. Один из необычных: когда пропал египетский самолет, мы сказали, что спасатели нашли оба черных ящика. Хотя на самом деле второй никак не могли найти. И вот через пару часов после эфира его все же нашли, и именно там, где мы сказали. Только тогда мы поняли, что в эфире налажали, но зато как. Битва экстрасенсов, а не новости!» - смеется ведущая новостей на телеканале UBR Анна Чередниченко.

«Стараюсь не допускать оговорок, но прямой эфир - это прямой эфир. Хорошо помню оговорку - вместо «роботодавця» произнесла «работорговця», и вполне хорошая, добрая и позитивная информация приобрела совсем другой смысл. Ещё, по закону подлости, как бы ты не тренировался произносить сложные имена и фамилии - во время эфира бывают оговорки, иногда это звучит забавно», - говорит ведущая новостей на Харьковском областном телевидении Ирина Гнатюк.

«В эфире программы «Вісті ранок» как-то прочитала вместо слова «банан» «барабан». А подводка была примерно такого смысла: для творчества можно использовать все, что есть под рукой. Например... барабан. Коллеги до сих пор подшучивают надо мной из-за этого. Еще одна из моих подводок когда-то прозвучала так: «А на нас чекає блок регіональних новин». Не совсем ляп, но получилось, что новостей очень ждет ананас», - подчеркнула журналистка новостей «Вести» Марина Демьянова.

«Когда я только пришёл в журналистику, я назвал Геннадия Кернеса «председателем Харькова». Еще один случай был, когда при монтаже ошиблись и взяли не тот титр, и у нас диверсант Топаз превратился в пресс-секретаря «ПриватБанка». И опечатку помню очень забавную. На сайте вышла статья под названием «В Харькове школьники сбежали из интернета». Хотя на самом деле там был интернат», - вспоминает журналист портала 057.ua Олег Скрипник.

Не обходится работа тележурналистов и без пугающих моментов. Причем, пугаются как люди, работающие на месте событий, так и те, кто видит это на экране.

«Как-то снимал смешанные единоборства, иду с камерой вдоль каната за бойцами, и тут один начинает месить второго, видеоинженер выводит меня в эфир, и я замираю на полушаге, чтоб картинка не качалась. Бойцы тем временем сцепились в клинче и понемногу продвигаются в мою сторону (а дядьки тяжеловесы, в каждом больше центнера). И вот в тот момент, когда я оказываюсь с ними на одной линии, один из них разрывает клинч, кидает соперника на канаты, практически на меня, и прыгает следом в атаке. Я отпрыгнул метра на полтора. Кулак атакующего спортсмена легонько прочесал по краю камеры. А вот видеоинженер выскочил из-за монитора, а после боя много курил, хватался за сердце и жаловался, что чуть не поседел», - рассказал «ГХ» оператор ТРК «Фора» Вадим Макарюк.

Читайте также: