Почти каждый десятый посетитель "Княгини Ольги", приютившей беженцев, - из Харьковщины (фото)

1477

Под Черновцами, в более чем 750 километрах от Харькова, находится поселок Лужаны. Он входит в состав Мамаевской ОТГ с населением до 6 000 жителей. Именно они в первые дни войны организовали временное жилье для людей с востока Украины, которые на поездах, автобусах и машинах бежали от войны. 

Уже на второй день вторжения россиян в Украину, 25 февраля, двухэтажное здание ресторана «Княгиня Ольга» по трассе Черновцы - Ивано-Франковск превратилось во временное жилье для сотен людей из Харькова, Киева, Сум, Чернигова. Именно эти города первыми подверглись ракетным ударам от соседей-россиян.

«С начала войны «Княгиня Ольга» приютила более 170 харьковчан», - рассказала соруководитель инициативной волонтерской группы «Добрые люди Буковины» Маричка Жезномерская.

Всего же за последние два месяца здесь приняли свыше 1,5 тысяч человек, почти каждый десятый - из Харьковщины. Ныне здесь живет около 60 переселенцев. Харьковчан среди них мало.

«Сейчас изменилась география регионов, которые мы принимаем. Начали приезжать из Донецкой, Луганской, Николаевской, Днепропетровской, Запорожской областей. Недавно была еще одна волна переселенцев – у нас жило до 80 человек. Но это не сравнить с тем наплывом, который был в начале войны», - рассказывает местная активистка.

По ее словам, пик переселенцев пришелся на первые две недели войны. Именно тогда было много людей из Харькова и области.

«Тяжелее всего было до 10 марта. У нас разместились 126 человек, в то время как спальных мест всего 100. Круглосуточно заезжали с детьми, животными. В школе, где также было убежище, не брали животных и отказывали мужчинам. Разрешали только женщинам и детям. А мы принимали всех. Не могли разбивать семьи. Конечно, с большими собаками, в частности бойцовскими, мы не могли пустить в общее помещение. Их хозяева поочередно ночевали с ними в машинах. По возможности мы находили клетки – и для кошек, и для собак», - добавляет местная активистка и показывает помещение, где складывается гуманитарная помощь.

Она заводит кухню, в столовую. Акцентирует внимание на баках для раздельного сбора мусора.

«Сортировка отходов – одно из наших правил проживания. Также у нас сухой закон и обязательно все мужчины от 18 до 60 лет должны стать на учет в военкомате», - рассказывает Маричка о правилах проживания и продолжает экскурсию.

Она показывает обустроенную душевую в помещении, где когда-то пели караоке. Бывшие банкетные залы ресторана разбиты на жилые зоны. Вместо стен - перегородки из картона, штор, мебели. 

«Все сделано силами волонтеров и небезразличных людей. Не шикарно, но мы удовлетворены тем, что есть. Здесь в основном живут люди постарше. Есть молодые, но без маленьких детей. С малышами мы старались расселить по домам или в гостинице в соседней Мамаевке», – продолжает Маричка.

Несли, кто что мог

А все началось с сообщения в чат-группе «Мамаевская ОТГ». Владельцы ресторана «Княгиня Ольга» сообщили, что передают помещение под приют для людей с востока страны.

«Я бросила в наш чат видеосообщения для громады, чтобы сносили кровати, постельные принадлежности, подушки, одеяла, матрасы, продукты. Утром 25 февраля уже сама была здесь с подушками и одеялами. Люди тоже несли, кто что мог. Никогда не видела такой организованности наших односельчан», – эмоционально рассказывает Маричка.

В тот первый день войны она пришла домой под вечер. Там ее заждались две маленькие дочери - 2 и 7 лет, муж, отец с инвалидностью.

«Не думала, что так задержусь. Планировала на два часа. Но так и не смогла раньше уйти домой, потому что люди все несли и несли: постели матрасы, консервацию. Кому-то надо было все это принимать. Здесь не было ни волонтеров, ни политических партий. Просто организовались односельчане. Старались сделать хоть какой-нибудь комфорт для людей. Мы одно понимаем- никто не хочет быть на их месте», - объясняет молодая женщина.

Самыми трудными, признается Маричка, были первые дни.

«Люди приезжали и первые сутки лежали, почти ничего не говорили. Мы даже не знали, что им сказать. Готовили с девушками кофе, чай – у нас тряслись руки. А что у них было на душе – одному Богу известно. Где-то через три дня они начинали общаться. Была одна семья (уже не помню, откуда приехали). Женщина призналась, что три дня у нас она все еще спала одетой – боялась даже снять штаны. Потом стала приходить в себя и чувствовать себя немного по-домашнему. Для меня это было шоком», - говорит собеседница и добавляет, что людям, пережившим ужасы войны, нужна профессиональная помощь психологов. А у них, сельских людей, откуда такие навыки. Поэтому стараются своим гостеприимством вернуть людям хоть какой уют дома.

Обеды от поваров-сушистов

Сначала для людей выкладывали продукты и каждый себе варил. А сейчас здесь налажено трехразовое питание. На кухне хозяйничает повар с двумя помощниками. Все – из числа переселенцев.

Марина до войны работала поваром в школьной столовой. Приехала с детьми и мужем из-под Краматорска. Стряпать на 60 человек – ничего необычного. Но сердце не на месте – мужа мобилизовали. А у него проблемы со спиной. Последние дни был на уколах.

«Сыновья очень переживают за отца. Хорошо, что у меня есть работа. Она отвлекает», – признается женщина.

До нее полтора месяца на кухне работали столичные повара-сушисты.

«У меня дома жили 18 человек – семья из Киева. И среди них были два повара-сушиста. Я предложила ребятам помочь нам на кухне. И они почти полтора месяца ежедневно приходили в приют «Княгиня Ольга» и готовили на всех завтраки, обеды, ужины. И люди были довольны, и на кухне порядок. Суши, конечно, не было. Сказали, что вкусные суши готовят только из свежей рыбы, а ее сейчас нет. Недели две назад они поехали в Киев. Теперь есть повод съездить в гости в столицу», – улыбается Маричка.

Уговаривали оформить денежную помощь от ООН

В апреле на Буковине стартовала масштабная программа денежной поддержки внутренне перемещенных лиц, которую UNHCR Ukraine – Агентство ООН по делам беженцев в Украине - реализует вместе с украинским правительством. Согласно ей, в течение 3-х месяцев переселенцы будут получать по 2 200 гривен на каждого члена семьи.

«Нам предложили оформить финансовую помощь для переселенцев, живущих в нашей общине. Конечно, мы обрадовались такому предложению, ведь нашего ресурса хватает только на питание и крышу над головой. А у людей есть и другие неотложные нужды», - рассказывает Маричка.

Сегодня в Мамаевской общине живет около 160 семей переселенцев – кто в домах местных жителей, кто в школе, кто в приюте «Княгиня Ольга». Все они через волонтеров из «Добрые люди Буковины» получили помощь от Агентства ООН по делам беженцев.

Первым 57 семьям оформили выплаты через два дня. А перед Пасхой еще 100 семей, в том числе и проживающие в приюте «Княгиня Ольга», получили средства,  Однако не обошлось без курьезов.

«Поначалу мы уговаривали людей оформить помощь. Но они просто не верили, что мы собираем паспортные и другие данные для выплаты пособий. Говорили: «Вы хотите кредит взять на наши документы», - добавила мамаевская волонтер и познакомила с нынешними жителями убежища.

У каждого из них - своя история войны, но на всех одно желание – вернуться домой уже в мае.

Старожил

Пенсионер Телман Абушев - из Николаева. По профессии механик, работал на хлебозаводе. Местный старожил. Под кров «Княгини Ольги» попал вместе с женой 6 марта. А спустя некоторое время повез жену к детям в Париж. Но за границей не смог остаться. Вернулся.

«Старшая дочь 4 года назад уехала во Францию. Вторая буквально накануне войны уехала в гости к сестре. Не успела вернуться – мерзость наступила на нас. С первого дня бомбили город. Я не хотел ехать, но дети сказали – вывези хотя бы маму. И мы уехали. Отсюда на автобусе уехали за границу. Дети нас встретили. Зарегистрировали жену в центре беженцев. Оформили ей медстраховку, финансовую поддержку. Я немного погостил у дочерей, понянчил внука – и назад, сюда. Не смог там долго», – рассказал мужчина.

Вернувшись в Украину, Телман попытался устроиться на блокпост. Не взяли – не военный, да еще и пенсионер. Теперь ждет переломного момента в войне и возвращения домой – в родной Николаев.

«После 9 мая планирую, что вернусь домой, в Николаев».

Хвостатые переселенцы

Пес Марчи только две недели назад как приехали из Лисичанска.

«42 дня Марчи провел в подвале. До сих пор боится каждого шороха. Мы с начала войны скрывались в подвале от бомбардировок. Эвакуировались поездом – сначала в Харьков. Но там тоже неспокойно. 13 апреля сели в поезд и на следующий день были уже здесь», - рассказывает Любовь Короткая, которая вместе с дочерью Татьяной 5 апреля покинула дом в Лисичанске.

«Здесь не гремит. И очень внимательные люди. Но скорее бы домой», – добавляет женщина.

По соседству с Марчи живет кот Айсик. Он – из Краматорска. Уже больше двух недель здесь вместе с хозяйкой Ольгой Мельник и ее знакомой Тамарой Петренко, тоже пенсионеркой.

«В Краматорске все время, как началась война, жили в своих квартирах на 6 и 8 этажах девятиэтажки. Сначала лифты отключили. Из города многие выехали, а мы оставались, надеялись, что вот-вот все закончится. А после того, как в Краматорске грохнуло по вокзалу, собрали вещи. Куда ехать, не знали. Но куда люди, туда и мы», – рассказывает Ольга Мельник.

В Днепр их эвакуировали газелями. А оттуда эвакуационным поездом в Черновцы.

«По 8-6 человек в купе. Айсик за батареей ночь просидел, спал всю дорогу. Приехали во Львов, оттуда – в Черновцы. Здесь, в Лужанах, с 11 апреля, а кажется, что год. Хотя нас здесь тепло принимают. Спасибо людям. Надеемся, в мае вернемся домой. Пока дом наш стоит», – говорит женщина с нескрываемым оптимизмом.

Харьков, мы вернемся!

К Пасхе здесь зародилась хорошая традиция: оставлять символические писанки с пожеланиями и надеждами. Вместо автографов – города. Мариуполь, Киев, Харьков, Чернигов…

«После заката приходит рассвет. После темных времен приходят светлые. И это время скоро закончится, и после войны придет мир, счастливая жизнь с другими ценностями. Мы будем вместе. Будем жить, любить, мечтать, дружить!», - оставили пожелания жители убежища «Княгиня Ольга».

«Харьков, держись! Мы вернемся!» - написали харьковчане.

Читайте также: