Томос приближается. Автокефальный ликбез. Часть 5

878

Томос и киевский церковный собор, состоявшийся 15 декабря, стали центральными темами в новостных лентах в последние несколько недель. Ранее в рубрике «Автокефальный ликбез» мы в максимально доступной форме попытались объяснить широкому кругу читателей ряд ключевых понятий, связанных с переменами в религиозной жизни страны – «томос», «автокефалия», «поместная церковь» и так далее.

После 15 декабря создание новой религиозной организации, которую собирается признавать Константинопольская православная церковь, стало свершившимся фактом. 6 января планируется вручение главе новой Православной церкви в Украине митрополиту Епифанию документа (томоса), в котором должно содержаться признание Константинопольским патриархатом автокефального статуса ПЦвУ. Однако, целый ряд проблемных вопросов не решится этим одномоментным актом. А, следовательно, предстоит ответить на вопрос: «Что же дальше?»

Бестомос, или Афтокефальный ликбез. Часть 1

Возможен ли церковный раскол в Украине?

Угрозы раскола в украинском православии, который прогнозируют по большей части противники процесса под условным названием «томос», не существует. По той простой причине, что раскол уже является фактом с 1992 года, когда бывший иерарх Русской православной церкви и бывший предстоятель Украинской православной церкви Филарет (Денисенко) создал принципиально новую религиозную организацию – Украинскую православную церковь Киевского патриархата.

Бестомос, или Афтокефальный ликбез. Часть 2

Раскол теоретически возможен в рамках УПЦ. Часть храмов может отойти в новую религиозную организацию, поскольку считается, что церковные общины самостоятельны и вправе сами решать, к какой организации принадлежать. Например, все храмы теперь уже бывшей УПЦ Киевского патриархата, возведенные до 1992 года принадлежали либо УПЦ, либо УАПЦ. Они не могли принадлежать УПЦ КП по определению, так как такой организации не существовало в природе. Случаи, например, перехода храмов от Киевского патриархата в УПЦ или не зафиксированы, или настолько редки, что в новостных хрониках не упоминаются.

Возможны ли силовые захваты храмов? Теоретически да, так как в стране неоднократно опробовались самые различные варианты рейдерства и в сфере бизнеса, и в сфере деятельности общественных и политических организаций. Однако возьмемся сделать прогноз, что доказать это будет вряд ли возможным.

Бестомос, или Афтокефальный ликбез. Часть 3

Возможен ли раскол мирового православия?

Процессы, которые начали происходить в мировом православии, уже фактически можно считать политическим расхождением.

Русская православная церковь 15 октября на собрании иерархов в Минске заявила о прекращении общения с Константинопольским патриархатом.

Некоторые украинские эксперты объявили РПЦ «сектантской организацией» и «раскольниками». Однако в отказе РПЦ признавать каноническими действия Константинопольской церкви есть одно «но». По различным оценкам, РПЦ объединяет от 63 до 70% всех прихожан канонического православия.

Томос приближается. Автокефальный ликбез. Часть 4

По данным энциклопедии «Религии мира», относящими себя к РПЦ считают от 90 до 120 миллионов человек.

Количество прихожан всех остальных поместных православных церквей составляет порядка 53 миллионов человек.
Это ни хорошо и ни плохо. Это арифметический факт.

Украинская православная церковь также заявила о непризнании действий Константинопольского патриархата.

Какую позицию займут поместные церкви?

На данный момент ни одна из поместных церквей не высказалась в поддержку действий Константинопольского патриархата. (Хотя Грузинская церковь достаточно обтекаемо высказалась в пользу появления на территории Украины автокефальной церкви.)

Подобная позиция объясняется тем, что в православии не существует единого главы, как в католицизме. Все поместные церкви считаются самостоятельными, имеющими свои канонические территории.

Если Константинопольский патриархат признает на территории Украины религиозные организации, не относившиеся ранее к каноническим, то что ему помешает проделывать то же самое на территории иных стран. А таковые организации есть и в Румынии, и в Болгарии, и в Сербии, и в Греции.

В действиях патриарха Варфоломея представители иных поместных церквей могут усмотреть признаки папизма, который в православии не приветствуется. Главой церкви считается Христос, а Константинопольский патриарх, именующийся Вселенским, признается лишь первым среди равных и не более.

Но и против действий КПЦ никто не высказывается, так как украинский религиозный вопрос вышел далеко за рамки чисто церковного и является в значительной части вопросом политическим. Поэтому попробуем предположить, что позиция поместных церквей (кроме уже определившейся РПЦ) будет близкой к формату, сформулированному Львом Троцким в период переговоров с германским командованием в Бресте-Литовском в 1918 году: «Ни мира, ни войны».

Какие проблемные вопросы остаются?

Проблемы, связанные с «томосом», можно разделить на три категории – малые, побольше и относительно большие.

К малым проблемам относится процесс, который условно можно назвать «епархиальным переделом». Предстоит создать новые епархии и выбрать новых руководителей.

В УПЦ КП было 34 епархии. В УАПЦ – 14. Ничто не мешает создать 48 епархий или более, чтобы никому из тех, кто имеет статус руководителя епархии, не было обидно. Но начертание новых границ и распределение приходом, как минимум потребует времени и трудов.

Проблема побольше – это общение с представителями иных поместных церквей. Для признания важно, чтобы представители иных православных церквей установили непосредственные связи с новой Православной церковью в Украине. Поместные же церкви могут сделать вид, что вообще ничего не произошло, как они и делали это до настоящего времени. Напомним, что это не утверждение, а прогноз. Реальная позиция различных частей канонического православия в ближайшее время проявится. Или же не проявится, что тоже в определенном смысле можно считать проявлением позиции. Важным может быть иное. С точки зрения построения информационных потоков для внутреннего пользования на территории украинского государства, не озвученные настроения различных поместных церквей не будут иметь никакого значения. Например, увлеченным данной темой электоральным массам сообщат, что новая ПЦвУ пребывает в общении с мировым православием не непосредственно, а через Константинопольский патриархат, что, к слову, оговаривается в уставе новой религиозной организации. Таким образом все приличия будут соблюдены.

Но остается главная проблема – что делать с УПЦ, которую на данный момент все поместные церкви признают частью канонического православия.

Тот же Константинопольский патриарх Варфоломей, который ныне собирается признавать в качестве канонической ПЦвУ, в июле 1993 года официально заявил, что признает только одного канонического митрополита Киевского – это предстоятеля Украинской православной церкви.

Наличие на одной и той же территории сразу двух православных церквей признаваемых каноническими при том, что оные друг друга не признают, факт ранее в православной истории вроде бы не встречавшийся. По логике вещей, кому-то должны отказать в признании. Но этот вопрос может остаться и открытым с прицелом на то, что в будущем оно само как-нибудь все уладится.

Предвыборная технология или шаг в историю?

Среди некоторой части экспертного сообщества распространено мнение, что «томос» является частью предвыборной агитации действующего главы государства, резко активизировавшегося на религиозной тематике.

Однако, следует отметить, что в качестве предвыборной технологии тема «томоса» для претендента на второй срок однозначно проигрышная. «Затомосная» часть электоральной массы в реальности может оказаться не настолько объемной, как это представляется. К тому же, она уже достаточно основательно разделена между целым рядом иных политических сил – «Самопомощь», Радикальная партия, «Батькивщина», несколько националистических движений. То есть апологет Юлии Тимошенко или Олега Ляшко, всесторонне симпатизирующий «томосу», вряд ли переменит свои электоральные взгляды в пользу Петра Порошенко.

Параллельно с этим такой электоральный пласт из нескольких миллионов человек, как прихожане Украинской православной церкви, для которых действующий президент являлся менее неприемлемой фигурой, нежели его оппоненты, окончательно утерян.

У значительной части представителей иных религиозных направлений и атеистов (которые по некоторым предположениям составляют большинство избирателей) подмена в актуальной повестке дня социально-экономической тематики «томосом» может вызвать легкое раздражение, которое может отобразиться на их волеизъявлении в день голосования.

То есть в электоральном плане претендент на второй срок, как минимум, ничего не приобретает, как максимум, теряет потенциальных сторонников.

Попадание в историю не в силу занимаемой определенной должности в определенный срок, а за некие особые заслуги, также более чем проблематично. В мире с непредсказуемым прошлым слава политиков средней руки столь же мимолетна как новостные сообщения о дорожных происшествиях. Во всяком случае, в современном отечественном политикуме нет персон, готовых популяризировать деятельность пятого президента после его ухода с занимаемой должности. А при перемене политической конъюнктуры оценки представителей экспертного сообщества могут и вовсе менять вектор на противоположный, как это происходило неоднократно по множеству иных историко-политических поводов.

Екатерина Павловская