Недодебаты: фальстарт или финишный рывок

624

Вместо эпиграфа

«С утра побрился и галстук новый

В горошек синий я надел,

Купил три астры, в четыре ровно

Я прилетел…»

(«Неудачное свидание», популярная песня 40-х)

 

У безнадежно проигрывающего за минуту до окончания боя по очкам боксера существует единственный способ добиться победы – послать противника в нокаут.

Именно такой шанс Петр Порошенко, безнадежно проигрывающий в президентских выборах и по результатам первого тура, и по данным социологических исследований, усмотрел в проведении публичных дебатов с (пока что) безоговорочным лидером электоральных симпатий Владимиром Зеленским.

Тщетность надежд на нанесение решающего удара некоторые сторонние наблюдатели считают настолько очевидной, что в качестве исторических параллелей приводят последние дни из истории Второй мировой войны, когда в бункере главнокомандующего ожидали чудесного спасения от подхода на выручку армии генерала Венка или от создания вундерваффе – «волшебного оружия», способного за считанные дни сокрушить противника. (Правда, при этом следует понимать, что все исторические параллели хромают на обе ноги).

Обвальный рейтинг президента, или Что не понравилось избирателю

Несмотря на отсутствие договоренностей с оппонирующей стороной, кандидат на второй срок решился на проведение дебатов за неделю до выборов – 14 апреля – и без всяких объективных оснований ожидал появления соперника на политическом ристалище.

Возможно, мало кто заметил, но тезис «стадион, так стадион» несколько трансформировался в площадку перед стадионом и стадионный пресс-центр. Представления о том, что дебаты на стадионе - это схватка двух «гладиаторов» (наличие кавычек указывает на присутствие элементов метафоричности) при переполненном Колизее, оказались чрезвычайно примитивными. При наличии более широкого взгляда на вещи к понятию «стадион, так стадион» вполне можно отнести и пристадионную территорию и подтрибунные помещения. (Собрать полный стадион претенденту на второй срок не удалось, поэтому его выступление прозвучало на пятачке у входа на арену, а встреча с журналистами прошла в стадионном пресс-центре.)

Проведение дебатов было в принципе невозможным в виду отсутствия детальных договоренностей о формате встречи между оппонирующими сторонами. Поэтому у стороннего наблюдателя могла сложиться версия, что действующий глава государства приходит дебатировать именно туда, где нет соперника или куда соперник не собирался приходить. Косвенным подтверждением тому могло бы служить явление претендента на второй срок в студию канала «1+1», в то время как соперник оправился на рандеву с президентом Франции Эммануэлем Макроном. И сложилось такое впечатление, что заверения Порошенко в собственном неведении о местонахождении Зеленского не вызвали особого доверия аудитории.

В ставшей скандально знаменитой телефонной перепалке четко прозвучало, что Зеленский собирается дебатировать только 19 апреля на «Олимпийском».

Возвращаясь к аналогии с боксерским поединком, можно заметить, что дебаты 14-го походили на бой, который один из бойцов провел в динамичной атакующей манере с демонстрацией богатого технического арсенала, но в отсутствии на ринге соперника.

Зато участник самодебатов попытался достичь двух, вероятно, важных для него целей: представить оппонента спасовавшим и закрыть тему стадионных мероприятий. 19 апреля, игнорируя условия Зеленского, он собирается отправиться дебатировать в телестудию «Суспільного».

Если оппоненты сохранят свои взгляды на очную встречу – а к изменению оных пока нет никаких предпосылок – то попробуем предположить, что никаких очных дебатов страна не увидит.

Путин в Харькове, или Как напугать избирателя

Зеленский, заинтересованность которого в дебатах должна быть не особенно высокой (данная процедура никак не укрепит его рейтинг, но может немного подпортить) тактически грамотно отказывается дебатировать в студийных, комфортных для оппонента условиях. Не будучи столь пламенным оратором, как его соперник, в условно замкнутом пространстве он лишается своего главного оружия – контакта с аудиторией – и может превратиться в достаточно удобную грушу для битья. В заполненной стадионной чаше пара-тройка заранее заготовленных шуток взрывом смеха могут придать сопернику относительно жалкий вид. Не исключено, что по этой причине у претендента на второй срок возникла идея о том, что закон «О выборах президента» якобы предписывает обязательное участие кандидатов в дебатах на «Суспільном», а, следовательно, прибытие законопослушного дебатера на стадион не представляется возможным. (На самом деле 62-я статья закона гарантирует право кандидатам на участие в дебатах, но не вменяет им этого в обязанность).

Основным вопросом в дебатной теме автоматически становится возможность (или невозможность) проведения стадионных самодебатов в исполнении Зеленского. Его появление на стадионе 19-го несет некие риски для действующего главнокомандующего, так как рейтинг его студийной передачи может оказаться значительно ниже. Гости в студии давно набили у телезрителя оскомину. Кандидат на стадионе – какой-никакой шаг вперед в развитии политической агитационной практики. Хотя некоторые «но» существуют и в данном вопросе. Как показал опыт главнокомандующего, отечественные политики – далеко не «Барселона» и даже не «Манчестер Юнайтед». Собрать полный стадион для них – задача неподъемная. Фоловеры претендента на второй срок заполнили едва ли процента три-четыре трибун. Очевидно, с учетом собственного опыта претендент на второй срок высказал предположение, что акция соперника не состоится. А, следовательно, тему дебатов, скорее всего, можно закрывать.

Дмитрий Михайлов