Путин в Харькове, или Как напугать избирателя

928

Появление на улицах Харькова рекламных щитов с изображением Владимира Путина, устойчиво и последовательно проклинаемого в течение последних пяти лет работниками информационного фронта, могло быть воспринято мирными горожанами как внезапное перемещение в параллельную реальность. В мир, в котором много лет назад история повернула в сторону не в том месте, и в апреле 2019 года в некоей стране за пост главнокомандующего сражаются Петр Порошенко и Владимир Путин. Возможно, если бы лет 35 назад Петр Алексеевич поступил не в киевский универ на факультет международных отношений, а прямо в МГИМО, то именно так все и было бы. Ибо талантливый человек талантлив не только во всем, но и везде. Возможно, в иных географических широтах он бы тоже сумел построить выдающуюся политическую карьеру.

Но даже человек со средним образованием отлично знает, что история не имеет сослагательного наклонения.

Ущипнув себя изо всей силы за ухо и вернувшись в свою реальность, рядовой избиратель понимает, что что-то не так, хотя, что не так, возможно, он и не понимает. А следовательно, некоторый избирательский ликбез никому не повредит.

За несколько тысяч лет развития различных цивилизаций человечество придумало массу приемов манипуляции массовым и индивидуальным сознанием: уговоры, увещевание, внушение, убеждение, переубеждение, подкуп, шантаж, и, конечно же, запугивание. Многие эксперты считают, что чувство страха гораздо сильнее чувства любви и лишь немногим уступает чувству голода и холода.

Если электорат настолько зажрался, что не клюет на гречку, "пряник" уступает место такой разновидности "кнута", как погружение массового сознания в атмосферу страха, тревоги, беспокойства. Схема работы данного приема относительно проста – "Делайте, что вам говорят, иначе…"

Далее технологу остается лишь придумать, что требуется делать и что иначе.

Например, "Голосуйте за Сквозника-Дмухановского, а то в город приедет ревизор".

Тема "или Порошенко, или Путин" разрабатывалась еще во время первого тура, когда отдельные независимые агитаторы абсолютно всех кандидатов, представлявших хоть какую-то угрозу для претендента на второй срок, заносили в разряд ставленников Кремля.

В качестве лирического отступления следует отметить, что сам действующий главнокомандующий в режиме ток-шоу заявил, что не считает своего противника Владимира Зеленского "агентом Кремля", и если кто-то сделал такой вывод из более ранней президентской риторики, то ему можно ответить словами режиссера Якина: "Между прочим, вы меня неправильно поняли…"

Соответственно и причастность кандидата номер два (по итогам недавнего голосования) к плакатам с изображением врага номер один следует считать неустановленной.

В качестве еще одной иллюстрации к применению технологии запугивания можно привести недавнее выступление вице-премьера Степана Кубива, который спрогнозировал наступление целого ряда катаклизмов и апокалипсисов в случае победы одного из кандидатов.

Далее цитата.

"Коррупционеры, те же, c которыми обещает бороться "слуга народа", быстро выйдут из укрытий, куда они бежали за эти годы. И открыто будут наживаться на слабости государственной системы, которая только начала оправляться от этой заразы".

По версии Transparency International, по уровню восприятия коррупции страна располагается на 120 месте. Что несколько противоречит концепции оратора. Но для данной технологии основным показателем является массивность и динамика нагнетания, а вовсе не наличие доказательной базы.

Что еще может произойти по версии первого вице-премьера, если победу одержит неправильный кандидат?

  • экономика покажет рецессию (не все избиратели знакомы с данным термином, но звучит угрожающе);
  • гривна упадет;
  • цены вырастут;
  • безработица возрастет;
  • доходы семей уменьшатся;
  • война начнет расползаться;
  • в стране начнется политическая турбулентность (также не каждый встречный даст определение понятию, но звучит не менее тревожно, нежели "рецессия");
  • сепаратизм распространится на другие регионы страны.

Природа подобных страхов в прежние времена прививалась практически с пленок – "ешь кашу, а то не вырастешь" – и достаточно активно использовалась в пропаганде времен соцреализма. Колхозная изба-читальня, становившаяся оплотом прогрессивного человечества, усилиями приехавшего из райкома инструктора погружалась в мир, где международная обстановка всегда была тревожной, буржуазия что-то затевала, а враждебный трудовому крестьянству империализм соседствовал с малопонятным, но звучащим не по-доброму словом "гидра". И естественно только новыми трудовыми успехами, параллельно сплотившись вокруг партии и правительства и не забывая демонстрировать солидарность со всем прогрессивным человечеством, бригада кукурузоводов-ударников могла всем выше перечисленным угрозам противостоять.

На первый взгляд примитивный, лишенный логики и здравого смысла механизм запугивания вполне эффективно работал на протяжении семи десятков лет, и как, можно заметить, не утратил своей актуальности для политтехнологических работников и поныне. Насколько подобного рода визуалом готов впечатлиться современный потребитель информационного продукта, нельзя сказать однозначно. С одной стороны, истину, гласящую о том, что все новое – это хорошо забытое старое – еще никто не отменял. С другой стороны, один и тот же анекдот, рассказанный дважды, может не вызвать ожидаемого ажиотажа.

Дмитрий Михайлов