Конституционный креатив, или Как меняли Основной закон

2153

Усовершенствование основополагающего государственного документа – Конституции – за последние полтора десятка лет стало одним из важнейших видов проявления политической активности для пришедших к власти политических проектов. Созданная в 1996 году Конституция независимого украинского государства продержалась в неизменном виде лишь 8 лет.

Миф об импичменте. Ликбез для избирателей

В электоральной среде к конституционным изменениям относятся не то чтобы с огромными надеждами, но с достаточно высокой долей понимания. Даже те, кто не особо вникал в содержание документа, наслышаны о том, что Конституция является Основным законом. А если в жизни что-то не клеится, то следует, не отвлекаясь на мелочи, менять основы.

Отмечающий сегодня 24-летие Основной закон менялся уже неоднократно. Причем, вносимые коррективы были отнюдь не косметическими, а переиначивали форму государственного правления. С президентско-парламентской республики в парламентско-президентскую и обратно.

Об усовершенствовании главного законодательного акта страны в отечественном политикуме не говорил только ленивый. Причем, первые тематические дискуссии начались едва ли не на следующий день после принятия Конституции.

К практической же реализации планов по сотрясанию основ первым вплотную подобрался президент Леонид Кучма, организовавший столь редкое для отечественной политической жизни мероприятие как референдум.

Все четыре вопроса, вынесенные на референдум – право президента на роспуск Рады, отмена депутатской неприкосновенности, сокращение количества нардепов и внедрение двухпалатного парламента – касались изменений Конституции. На все вопросы электорат ответил положительно, и результаты его волеизъявления тут же отложили до лучших времен.

Миф о двухпалатном парламенте. Ликбез для избирателя

Конституционный переворот (в хорошем смысле слова) удалось реализовать лишь в 2004-м, когда в поисках компромиссов, которые позволили бы относительно беспроблемно выйти из политического кризиса, родился принципиально новый в части механизмов функционирования высших управленческих институций документ.

Права президента номинально были немного урезаны, права кабмина и парламента немного расширены, однако социально-экономические показатели последовавшей за этим пятилетки как бы намекали, что никакого резкого повышения эффективности госуправления не произошло.

Разжалованный ныне из президентов Виктор Янукович, вернув через Конституционный суд основной закон образца 1996-го, не оставлял попыток добыть лавры конституционного реформатора. Но созданная в годы его правления Конституционная ассамблея так и не произвела на свет что-нибудь эдакое, от чего у потрясенного избирателя перехватило бы дух.

Возврат к конституции образца 2004 года после свержения четвертого президента представлялся неким начальным этапом очередного штурма конституционных основ.

В июне 2016-го Верховная Рада 335 голосами приняла изменения в Конституцию в части правосудия. Считалось, что изменения позволят перезапустить судебную систему и очистить судейский корпус от коррупционеров.

Но тема судебного перезапуска оказалась крайне далекой от избирателей, большая часть которых за всю жизнь сталкивается с судами примерно около нуля раз.

Вишней на торте стало отображение в Основном законе стратегического курса на ЕС и НАТО. Однако принятый в июне 2018-го акт настолько не впечатлил избирателя, что главный инициатор подобных конституционных изменений – пятый президент Порошенко – провалился на ближайших выборах с достаточно мощным грохотом.

К слову, выдвинувшая конституционную реформу в качестве одного из магистральных лозунгов предвыборной кампании Юлия Тимошенко также потерпела, пожалуй, одно из самых крупных в своей политической биографии поражений.

Пришедшая на волне электорального бунта (опять же в хорошем смысле слова) так называемая «зеленая команда» совсем недалеко ушла от «папередников». Основной закон уже немного улучшили (и работа по улучшению продолжается едва ли не в беспрерывном режиме). Сбылись вековечные народные чаяния – в конце 2019 года парламент проголосовал за отмену такой конституционной нормы как депутатская неприкосновенность, что стало еще одним из увлекательных рассказов в комплексе мифов о переформатировании Основного закона. По прошествии полугода избиратель смог убедиться в том, что конституционные изменения решительным образом ничего не меняют ни в его повседневной жизни, ни в жизни страны в целом, являясь не более чем попытками произвести подмену актуальной повестки дня.

У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что дальнейшие педалирования темы конституционной реформы могут стать лишь свидетельством углубления креативного кризиса, поразившего различные политические силы. Но, очевидно, история с переписыванием основ будет продолжаться еще долго, так как желание современного политикума изменить правила под собственные нужды все еще больше, чем согласовывать собственные нужды с уже существующими правилами.

Екатерина Павловская