Июльское восстание в августе

2457

Вопреки философским установкам апологетов Гегеля история повторяется не только в виде фарса. Попытки замутить очередные «бугагашечки» нередко принимают формы, вызывающие у среднестатистического потребителя попкорна страх, тревогу и даже легкие подозрения, что спички «онижедетям» - не игрушка.

События, разыгравшиеся в стенах и под стенами Рады в последний день лета, дали очередной повод провести проверку готовности пропагандистских машин. Раскаленные докрасна (у сторонников декоммунизации - добела) партийные мегафоны символизировали максимальную приближенность условий к боевым.

Дежурный набор обвинений – зрада, перезрада и сотрудничество с «ацким сотоной» - извергались из медиабрандспойтов с повышенным давлением, штампы клепались с особым грохотом, а ярлыки навешивались с тем восторженным трепетом и тайным восторгом, с каким фанатики Нового года развешивают игрушки на елку.

Естественно, всех собак постарались вручить из рук в руки тому, «кому это было выгодно». Однако чрезмерное увлечение принципом месье Пуаро скорее способно завести исследователя в тупик, нежели разложить все по полочкам.

Долбаные шахматы в Первой столице

В стремление нежелающего делиться властью с себе подобными гаранта передать часть полномочий мятежной толпе, а вернее, ее поводырям верится с большим трудом.  Поэтому возможность макнуть площадную демократию в какое-нибудь маргинальное кю воспринимается им если уж не как подарок судьбы, то как случай, мимо которого проходить просто нельзя. Следовательно, легенькое раскачивание лодки гаранту уж никак не повредит.

Вынесенный бурлением повидл в топы новостных лент, казалось бы, уже погребенный под завалами покрышек Тягнибок получил уникальную для себя возможность стать калифом на час, перехватив знамя антизрадовской борьбы у друзей-соперников, топчущихся на едином с ним электоральном поле. Выступления на тему «власть сознательно дестабилизирует ситуацию, чтобы обвинить националистов в дестабилизации ситуации» могут сделать его выгодоприобретателем при условии, что компетентные органы не закроют, а они скорее на это не пойдут, поскольку шитье цветными нитками требует особого уровня мастерства.

Специальные громкоговорители обменялись выпадами: «Для чего Порошенко потребовался теракт под Радой» и «Для кого под Радой старался Тягнибок». Хотя не обошлось и без истерик со стороны вольно определяющихся в виде экстренной готовности «поддержатьв ведение чрезвычайного положения и жесткой диктатуры в Украине».

Министр внутренних дел настолько оперативно нашел злоумышленника и настолько вдохновенно клеймил экстремистов, провокаторов, маргиналов и закулистых карабасов, сконцентрировавших в своих руках тайные нити управления скрытыми процессами, что скорее предстал в ипостаси лихого командира отряда быстрого реагирования, нежели погрязшего в бюрократическом болоте чинуши, у которого мыши сгрызли пресс-папье. Министр тоже скорее в плюсах, чем в минусах.

Лидер радикальной партии, разыграв договорнячок с инициаторами скандального голосования, и на «зрадників» наехал самым брутальным образом, и в экстремизме не заляпался, в очередной раз продемонстрировал приверженность принципу: лучше пусть обзывают ботаном в калошах, чем потом ботинки отмывать. Кроме всего прочего, особенности радикального флешмоба – и президиум заблокировали, и голосование не сорвали – отмеченные доброй половиной экспертов, осталось за пределами внимания телезрителей. Кто будет реагировать на дудки, когда рвутся гранаты?

Яценюк – как персонаж кинофильма о деревянном мальчике с длинным носом - вообще оказался ни при чем. Под грохот палок о щиты и взрывы Арсений Петрович не прекращал заботиться о простых украинцах, рассказывая о повышении пенсий, зарплат и стипендий. Пока все думали о самопиаре, премьер думал о народе.

Юля, как всегда, оказалась в белом. А на фоне всех немного подзаляпавшихся она выглядит еще белее. Как бы ни пытались замазать ее враги, к ней ничего не пристает, о чем поспешно и старательно отписались в соцсетях специально обученные люди.

Ну и, наконец, «ацкаму сотоне» вообще выгодно все, что бы ни происходило в Украине: он все обернет в свою пользу, после чего возрадуется и восхохочет "ацким" хохотом.

Ценой всех этих явных и мнимых выгод стали жизни трех человек. Десятки получили увечья и травмы. Однако, нравственные ценности в общественном сознании претерпели такие трансформации, что события, которые еще года полтора вызвали бы общенациональный шок, сегодня воспринимаются как нечто обыденное. В стране каждый день от пуль и снарядов гибнут люди, и их имена даже не попадают в ленты новостей.

Разборки в Мукачево. Лучшие версии

Все сколь-нибудь стоявшие близко к месту события постарались извлечь для себя максимальную рейтинговую пользу под тихие всхлипывания наиболее впечатлительных пользовательниц соцсетей: «ну как же так, хлопцы на одних баррикадах стояли, а теперь бьются как скаженые». Однако зачислять в великие и ужасные Гудвины кого бы то ни было из покорителей местного политического Олимпика было бы для последних чрезмерным комплиментом. Во всяком случае, ни один из них пока не отличился способностью оказывать влияние на исторические процессы. А если бы они почаще заглядывали в учебники по истории, то наверняка пришли бы к выводу, что последние не только повествуют о прошлом, но иногда еще и предсказывают будущее.

Всплески политической активности с попытками погрома и бомбометаниями всецело вписываются в концепцию развития революционных процессов, на сегодняшний день еще крайне далеких от своего логического завершения. Вспоминается недоумение действующего киевского мэра, озадаченного вопросом участников прошлогоднего летнего майдана полтора-ноль: «А где люстрация?» Фронтмен революции вообще не мог понять, чего от него хотят: мы же прогнали Януковича, сели на его место, это и есть люстрация. Чего же вам еще? По версии мэра-боксера, все на этом должно было закончиться, в то время как на этом все как раз только начиналось. Если отлистать историю лет эдак на 98 назад, можно заметить, что события в Киеве чуть ли не под кальку срисованы с петроградских событий почти вековой давности. И в этом нет ничьего злого умысла – исключительно объективные законы общественного развития, которые столь же непоколебимы, как и законы природы. Можно сколько угодно бросать апельсиновую кожуру в потолок, но она все равно упадет на пол: сила притяжения – деваться некуда.

Антиправительственные выступления в июле 1917 года последовали за неудачами на фронте и правительственным кризисом. Современную ситуацию на Донбассе для правящей верхушки (уж извините за совковые штампы, но они порой бываю чрезвычайно точны) победной не назовешь, иначе не стоял бы вопрос ни о каких особенностях местного самоуправления отдельных районов. Единство в европейской коалиции также носит исключительно декларативный характер, что и зафиксировал ход голосования. А содержание агитации было таким же предельно простым: «Нас продали!»

Приведшие к кровопролитию массовые выступления нарушили равновесие между Временным правительством и советами точно так же, как после бойни под Радой чаши весов, на которых разложены пиджаки и балаклавы, пришли в движение.

Ленин, который, впрочем, был скорее противником, чем сторонником выступления, заполучил обвинения в шпионской деятельности в пользу Германии. В этом вопросе мы пошли гораздо дальше «папередныкив», поскольку обвинений в игре на руку стратегическому противнику удостоился не только флагман возбужденных масс Тягнибок, но и все-все-все, начиная от главковерха и заканчивая безымянными героями уличных сражений. Ну и, конечно же, в обоих случаях исследователи расходятся в оценках событий.

К слову, в 1917 году по разные стороны противостояния оказались люди, совместными усилиями свергавшие царя. Таковы гримасы истории.

Правда, не дошло в Киеве до народной люстрации. В Петрограде выразители народного гнева поймали министра земледелия Чернова и пытались его люстрировать, полагая, что имеют дело с главой минюста Переверзевым. И тщетно Чернов пытался донести до масс преимущества своей земельной программы. Наверняка если бы кто-то из нардепов осмелился выдвинуться из здания Рады, перечень совпадений между историческими событиями расширился бы.

Данные аналогии позволяют с высокой степенью вероятности прогнозировать и дальнейшее развитие современных событий. Конечно, вряд ли, несмотря на прямые обвинения в экстремизме и даже повестки на допросы, Тягнибоку и иже с ним придется скрываться от преследований в загородном шалаше. Но двоевластие пиджаков и балаклав практически себя исчерпало. Наступает время определяться. И как отметил в стиле товарища Саахова один из экспертов, «либо группа Порошенко устроит радикалам «ночь длинных ножей», либо радикалы устроят президенту Варфоломеевскую ночь».

Андрей Кравченко