Долбаные шахматы в Первой столице

3268

Реформа правоохранительной системы не стоит на месте. К многочисленным правам и обязанностям вооруженного отряда исполнительной власти (в дальнейшем именуемого милицией) добавилась еще одна функция – философское созерцание.

Не формализованная еще на законодательном уровне практика проходит обкатку в ряде регионов, в том числе и в Первой столице, где правоохранители уже неоднократно доказали высокий уровень организационного обеспечения визуального наблюдения за происшествиями как при дневном свете, так и в ночное время в условиях затрудненной видимости.

Только в нынешнем году получены достаточно высокие результаты. Среди наиболее удачных операций можно указать организацию наблюдения за сносом памятников  ночь с 10 на 11 апреля и заменой табличек с указанием адресов на площади Руднева.

Определенный сбой в работе начавшего было отлаживаться механизма произошел во время массовой бойни на улице Отакара Яроша в ночь с 11 на 12 июня – в гуще событий не оказалось наблюдателей в погонах. Однако, действия правоохранителей в сквере с Зеркальной струей 3 августа во время погрома одного из близлежащих зданий неустановленными лицами, продемонстрировали – система работает.

Особенно четко отработали представители органов внутренних дел в День города на улице 23 Августа, обеспечив наблюдение за покраской памятника Воину-освободителю и погоней группы добровольных помощников сил правопорядка за гражданином в красной майке с надписью «СССР», в рамках реализации положений законодательства о декоммунизации.

По-хорошему, в боевую выкладку сотрудника помимо фуражки, удостоверения и табельного оружия давно пора включить попкорн, но тотальный дефицит денег в бюджетах всех уровней пока не позволяет этого сделать.

Новые веяния вкладывают новый смысл в деятельность абсолютно всех структур, в том числе и правоохранительной, что могло бы найти свое отражение в переформатировании некоторых понятий: ППС – «посмотрел, проникся, сфоткал», «предельно профессиональные свидетели» или «просто подошли случайно» (понятное дело, что не случайно, ведь высокий уровень мастерства в том и состоит, чтобы оказаться в нужное время в нужном месте, когда тебя, казалось бы, никто и не ожидал).

Полицейские в законе

Вести «незримый бой» приходится подчас в ситуациях, способных вызвать ощущения легкой неопределенности даже у профильного министра, что нашло отображение в одном из его блестящих эссе «Долбаные шахматы»: «…и непонятно, кто на чьей стороне играет. С мозгами или без мозгов - разницы нет. Ведь результат способен оценить даже безголовый». Написанная хоть и по другому поводу работа, похоже, становится программным документом, задающим тон функционированию всей системы, которой приходится буквально на полном скаку перестраиваться в условиях, отягощенных как общественно-политическими, так и индивидуально-психологическими диссонансами.

Вспомните, как непросто, с какими внутренними борениями, просто по-аваковски вживался в образ стража порядка старший лейтенант Шарапов: «Варя,  я  не  могу  к  этому  привыкнуть -  часы,  минуты,  стрелки, циферблаты;  гонит время,  как на  перекладных,  все кругом кого-то ловят, врут,  хватают, плачут, стонут, шлюхи хохочут, стрельба, воришки, засады; никогда не знаю, прав я или виноват...»

Но разве из-за того, что классика жанра выдала на гора тысячи примеров для подражания, нынешним «рыцарям свистка и фуражки» стало проще. Нет, им стало труднее. В шараповские времена люди в масках бегали по улицам только в гангстерских фильмах, партия была одна, а стыривший из теткиной сумки кошелек Николай Сапрыкин не выдавал себя за строителя коммунизма, при котором деньги все равно отменят.

Конспирологические домыслы по поводу того, что кажущаяся бездеятельность правоохранительных органов явялется выполнением некоего политического заказа пускай остаются на совести их авторов. Факты (а они, как известно, вещь упрямая) показывают, что подобные оценки текущего момента в общем и целом лишены оснований. В одном из своих программных выступлений «Не стоит драматизировать» губернатор края дал четко понять, что он-то сам захлестнувшую общество балаклавщину не приветствует, но на органы никто давить не будет – сами разберутся. Может быть, где-то высоко в горах и не в нашем районе милиция и является послушной игрушкой в руках коррумпированных политиканов, но у нас она действует строго в рамках закона или, во всяком случае, исходя из сложившейся обстановки, трактовки которой должны быть максимально взвешенными. В этой связи заявления представителя городской управы о том, что разрисовка памятника Воину-освободителю является вопиющим фактом вандализма, можно отнести скорее в разряд эмоциональных.

«Я считаю, что это вопиющий факт, на который правоохранительные органы обязаны реагировать должным образом. Лица, которые сейчас разрисовывают символы Харькова, должны понести заслуженное наказание, и мы не должны быть в стороне от таких случаев. Эти так называемые активисты делают, что хотят, и если им не противодействовать, они будут заниматься этим и дальше», - заявил по горячим следам происшествия один из вице-мэров.

Однако, как справедливо заметила легендарная дочь офицера, стремление к однозначности способно исказить общую картину мира. Ведь для того, чтобы отличить хулиганство и вандализм от пиар-акции и перфоманса, надо иметь если не высокоразвитый эстетический вкус, то, как минимум, тонкое политическое чутье.

Можно ли в принципе разрисовывать памятники в городе или нет – тоже вопрос, требующий более углубленного исследования, как минимум на уровне достаточно большого ряда многократно повторяющихся экспериментов. Попробуйте нарисовать… ну, например, скрипичный ключ на каком-нибудь из местных изваяний и посмотрите, помогут ли вам речевки «Слава Паганини, Штраусам – слава!» и будут ли восприняты в качестве аргументов рассуждения о превосходстве вечной музыки над всем преходящим? Только после этого вы сможете делать какие-либо квалифицированные выводы. 

Отсутствие же явных жертв и видимых разрушений позволяет не только оценивать все вышеописанные ситуации как полностью контролируемые, но и рапортовать о проделанной работе по принципу «прошла зима настало лето, спасибо партии за это». Чиновники же, сидя в кабинетах, рапортуют о рекордных урожаях, хотя они к ним имеют еще меньшее отношение, чем правоохранители к правопорядку на улицах.

Полицейская академия. Миссия в Украине

Конечно же, полагать, что все так гладко и все сучки с задоринками пали под стремительным рубанком реформ, было бы верхом наивности. Как говаривали в прежние времена в приличных домах: «Отнюдь».

Об этом сообщил и сам милицейский (а с недавних пор, еще и полицейский) министр в одном из крайних посланий к массам с присущей для себя глубиной проникновения в природу вещей: «Иногда все происходит неровно, не так как ты задумываешь. Не все гладко, нет того или другого. Тебе не хорошо, время не то, обстоятельства. Но как же все таки правильно - не откладывая – созидать! Делать то, что должен - в то время, в тех условиях и в тех обстоятельствах, которые у тебя сейчас есть. Ведь других обстоятельств, как вероятно и другого времени у тебя не будет.
И пусть говорят, что не все гладко – созидай и будешь всегда прав».

По признанию милицейского главкома, эти достойные всех скрижалей слова были написаны не им. Их написала старая крепостная стена, а он лишь шел мимо и сфотографировал. Пусть так. Но пока в стране есть специалисты, владеющие такими методами криминалистического исследования, как чтение написанного стенами, правопорядку быть – и точка.

Фото: www.057.ua

Андрей Кравченко