Вторая годовщина первого тура. Конец супермена Голобородько

2500

Ровно два года назад, 31 марта, состоялся первый тур президентских выборов 2019 года.

Очередная годовщина – всегда удобный инфоповод и для подведения промежуточных итогов, и для разминки аналитических способностей, активизируемых для построения более-менее внятного ответа на вопрос «почему всё так произошло?»

Результаты первого тура оказались достаточно любопытными для большинства участников процесса: и для улыбавшихся с агитационных бордов, и для дежурно бредущих на избирательные участки за бюллетенями.

Нокдаун в первом раунде

Стоит напомнить результаты первого тура, который Владимир Зеленский, занимающий сейчас пост президента страны, выиграл со значительным отрывом от ближайших конкурентов.

  • Владимир Зеленский - 30,24%;
  • Петр Порошенко - 15,95%;
  • Юлия Тимошенко - 13,40%;
  • Юрий Бойко - 11,67%.

Разгромное поражение политиков с дореволюционным стажем стоит скорее отнести на счет высокого уровня недоверия представителям «старой школы», нежели выдающихся харизматических качеств или высокого качества предвыборной агитации дебютанта.

Сила художественного вымысла

К гениальным политтехнологическим находкам стоит отнести использование в непрямой предвыборной агитации художественного фильма «Слуга народа» (с названием картины совпадает и наименование пропрезидентской партии, создавшей в парламенте монобольшинство).

Удобство такого вида агитации заключается в том, что она ни к чему не обязывает реального кандидата. Киногерои и исполнители – это совершенно разные люди. Брюс Уиллис – это не «Крепкий орешек», Шварценеггер – это не Терминатор, Марлон Брандо – это не дон Карлеоне.

Василий Голобородько ездил на работу на велосипеде, занимал жесткую позицию по отношению к МВФ и считал, что учитель должен жить, как президент.

Образ исполнителя роли по целому ряду позиций радикально противоположен киногерою.

Три кита утонули

В предвыборной риторике ставшего шестым президентом Владимира Зеленского четко выделялось три позиции:

  • мир – даже ценой персонального рейтинга;
  • конец эпохи бедности;
  • мультикультурализм.

Ни одна из трех позиций не была реализована. Хотя, вне всякого сомнения, эксперты и аналитики способны сформулировать десятки объективных причин, убедительно объясняющих, почему ничего не получилось.

Все меняется, но ничего не меняется

Законодательная активность «новых лиц» в турборежиме создала некоторую иллюзию радикальных перемен, которые практически никаким образом не отразились ни на экономической, ни на социальной ситуации в стране.

Среди наиболее знаковых, практически реформаторских решений:

  • отмена моратория на продажу земли;
  • легализация игорного бизнеса;
  • отмена депутатской неприкосновенности;
  • принятие закона об импичменте;
  • попытки (пока почему-то неудачные) отмены так называемого «летнего времени» и так далее.

Однако, несмотря на все усилия, вряд ли есть основания говорить о повышении уровня жизни большей части граждан, улучшении качества основных видов услуг – коммунальных, медицинских, образовательных и так далее.

Куда движется страна: мнение украинцев

По некоторым позициям статистика говорит об улучшениях, которые не носят радикальный характер. Ряд ухудшений также пока не фатальны и не катастрофичны. В целом сторонний наблюдатель может констатировать, что страна балансирует на том же уровне, на котором пребывала накануне первого тура выборов 2019 года. Переданные пятым президентом шестому относительно слабая экономика, немного расползающаяся по швам социальная сфера и так себе инфраструктура, созданная во многом еще лет 30-40 назад, бережно сохраняются практически в полной неприкосновенности. Впрочем, это не догма, а основанное на визуальных наблюдениях частное суждение, которое с легкостью может быть опровергнуто экспертами, вооруженными технологически грамотной подборкой статистических данных.

Рейтинг не падает

За два года шестому президенту удалось практически сохранить свой рейтинг.

По данным Центра Разумкова, в марте 2021-го года Владимира Зеленского поддерживали 25% потенциальных избирателей. Это несколько ниже показателя первого тура, но 3-5% вполне компенсируются за счет электоральной мобилизации. Так что, если бы выборы проходили прямо сейчас, действующий главнокомандующий вполне мог бы повторить результат двухлетней давности. Тем более, что круг его соперников совершенно не изменился. Как говорят в цирке, на манеже – все те же. С той лишь разницей, что Тимошенко и Бойко поменялись местами.

Битва рейтингов, или Конец политической социологии

  • Петр Порошенко – 18%;
  • Юрий Бойко – 15,6%;
  • Юлия Тимошенко – 9,2%.

Политики старой формации по-прежнему не могут и вряд ли смогут впредь вмешаться в борьбу за главный пост в стране. И если в ближайшие два-три года не произойдет радикальных изменений на политической карте страны, то второй срок окажется не только очень реальным, но и единственно возможным вариантом развития дальнейших событий.

Дмитрий Михайлов