Возможен ли Штайнмайер-майдан и к чему приведут переговоры в "Нормандском формате"

653

Шестой президент Владимир Зеленский, едва переживший тотальную информатаку в связи с публикацией стенограммы телефонного разговора с Дональдом Трампом, подарил недоброжелателям очередной повод для выражения чувства глубокого неудовлетворения.

Сделанное 1 октября Зеленским заявление о том, что украинская делегация на переговорах в Минске согласовала "формулу Штайнмайера" как вариант урегулирования военно-политического кризиса на Донбассе, стимулировало всплеск бдительности у части гражданского актива, взвалившего на себя нелегкое бремя контроля за соотношением "зради" и "перемоги" в информационном пространстве.

В городах и весях начали собираться немногочисленные акции под лозунгом "Нет капитуляции", призванным как бы намекать на серьезность намерений антипрезидентского движения.

Несмотря на кажущуюся непосредственную причинно-следственную связь между президентским заявлением и протестными акциями, попробуем сделать предположение, что это явления, стоящие друг от друга на значительном расстоянии, а следовательно, и рассматривать их следует исключительно по отдельности.

(Подробнее о том, что из себя представляет "формула Штайнмайера", читайте здесь).

Состоится ли третий майдан

То, что заявление о подписании "формулы Штайнмайера" не более чем удобный повод к протестным выступлениям – вещь более-менее очевидная, так как задачей идейных противников Зеленского является не наставление оного на путь истинный, а политический реванш, сколь бы утопически это не звучало в современных условиях.

Восьмипроцентный урожай, собранный политическим проектом, олицетворяющим "папередникв", вряд ли дает им какие-то шансы на возвращение к власти в результате очередных выборов, тем более что до таковых еще далековато.

Кое-какие перспективы открывает схема, уже опробованная в 2004 и 2014 годах, но есть ли у кого-либо в стране организационные и материальные ресурсы для ее реализации – вопрос, пока не имеющий однозначного ответа.

Сцена, актеры, палатки, питание, медикаменты, дрова, средства массовой пропаганды, без чего любая революция в современных условиях превращается в нечто с приставкой псевдо, требуют отнюдь не трехкопеечных вложений. Или как говаривал архивариус Коробейников, это только обеспеченному человеку по силам. Есть ли такой человек на современной национальной политарене? Оставим вопрос открытым, переведя оный в режим "будем посмотреть".

К тому же не следует забывать, что где революция, а где антиконституционный путч определяется отнюдь не на национальных площадках, а в клубе ведущих геополитических игроков, в котором пока шестого президента принимают как родного. Или, минимум, как двоюродного. Так что мировые лидеры в лучшем случае займут позицию невмешательства, что резко снижает шансы протестующих на преломление политической конъюнктуры.

"Жодного Штайнмайера"

Переживания политически озабоченной части общества по поводу выполнения "формулы Штайнмайера" сильно преувеличены. Несмотря на подписание некоего документа, переговорщики чрезвычайно далеки от согласия, которое, по версии монтера Мечникова, "есть продукт непротивления сторон". В данном же случае между сторонами как раз наблюдается ярко выраженное противление. 

Как трактует "формулу Штайнмайера" Зеленский?

Вооруженные люди исчезают с территории неподконтрольных районов (ибо – далее цитата "никто не будет проводить выборы под дулами автоматов");

проводятся выборы по украинскому законодательству;

после того как ОБСЕ признает выборы соответствующими демократическим стандартам, вступает в действие закон об особом статусе (который, по версии Зеленского, еще предстоит принять, так как "срок годности" старого истекает 31 декабря 2019 года).

Как трактуют "формулу Штайнмайера" представители самопровозглашенных и непризнанных парагосударственных формирований (с которыми официальный Киев переговоры как бы не ведет)?

Вооруженные люди никуда не исчезают (Согласно Минским соглашениям, они объявляются местной милицией);

выборы проводятся по украинскому законодательству, но не действующему, а специально принятому и согласованному с противной стороной;

вступление в действие закона об особом статусе, который также должен быть согласован с противной стороной.

Как можно заметить, перед нами две разные "формулы" и пока нет никаких оснований предполагать, что из них будет сотворен некий гибрид.

Зачем Зеленскому «План Штайнмайера»

К тому же, не стоит сбрасывать со счетов и мнение главного стратегического партнера официального Киева в лице Соединенных Штатов, которые хоть и отозвали своего спецпредставителя Курта Волкера, но вряд ли отказываются от влияния на все политические процессы, происходящие на территории украинского государства. Без рекомендаций партнера выполнение "формулы Штайнмайера" официальным Киевом представляется более чем сомнительным. А это означает, что переговоры в "нормандском формате", скорее всего, завершатся с уже опробованной формулировкой "договорились договариваться".

Встреча в рамках "Нормандской четверки" отнюдь не помешала бы ныне действующему президенту в имиджевом плане, так как, с одной стороны, заседание за одним столом с политическими тяжеловесами это все равно, что фотография с Томом Крузом – всегда можно похвастаться в соцсетях, с другой, перед собственными избирателями необходимо поддерживать репутацию президента-миротворца. Отсюда – необходимость проявления максимальной политической гибкости (пусть и подаваемой под соусом малоопытности и непосредственности) по принципу "корабли лавировали, лавировали, да не вылавировали…"

Переиначивая бородатый одесский анекдот, в данном случае для всех участников процесса шашечки гораздо важнее езды, что как бы предохраняет кризисную ситуацию от внезапной разморозки.

Дмитрий Михайлов