Зачем Зеленскому «План Штайнмайера»

1878

Шестой президент страны Владимир Зеленский пришел к выводу, что он – извиняемся за каламбур – созрел для участия в совещаниях «Нормандской четверки» на высшем уровне.

На пресс-конференции 12 сентября глава государства высказал пожелание о проведении совещания первых лиц Франции, ФРГ, Украины и Российской Федерации до конца сентября. Помимо всего прочего Зеленский анонсировал обсуждение на встрече «Плана Штайнмайера», чем вызвал повышенную активность экспертов ориентированных на отслеживание проявлений так называемой «зрады».

Но так как значительная часть аудитории все еще решительно отказывается отличать Штайнмайера от Швайнштайгера, то кое-какой ликбез для начинающих политинформаторов категорически необходим.

А помнишь, как все начиналось?

«План Штайнмайера» (о его личности скажем пару слов ниже) был бы невозможен без наличия Минских соглашений.

Первый вариант был согласован пятым президентом Петром Порошенко 5 сентября 2014 года. (За два дня до этого завершилась известное Иловайское сражение, в котором противоборствующие стороны понесли значительные потери; по одной из версий, именно это событие и стимулировало договороспособность противников).

12 февраля 2015 года Петр Порошенко согласовал вторую редакцию Минских соглашений, более детализированную. (Переговоры происходили на фоне сражения в районе города Дебальцево, в котором стороны понесли значительные потери).

О чем Минск-2?

Пятый президент согласился на ряд пунктов, которые впоследствии либо переиначивал, либо вообще старался не упоминать.

Например.

Принятие «постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей» (Пункт 11. Впоследствии Петро Порошенко ввел в политический обиход формулировку «жодного особливого статусу»).

Начало передачи контроля над неконтролируемым участком границы после выборов в отдельных районах Донецкой и Луганской областей (Впоследствии Петр Порошенко неоднократно заявлял, что все должно быть наоборот – сначала граница, потом выборы).

Дополнения к 11-му пункту, согласованные пятым президентом в Минске, до недавнего времени вообще было страшно произносить вслух, но из песни, как говорится, слов не выкинешь.

Особый статус «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» должен был, в частности, предусматривать:

  • освобождение от наказания, преследования и дискриминации лиц, участвовавших в конфликте;
  • право на языковое самоопределение;
  • участие органов местного самоуправления в назначении глав органов прокуратуры и судов;
  • государственную поддержку социально-экономического развития территорий;
  • содействие центральных органов власти трансграничному сотрудничеству территорий с регионами Российской Федерации;
  • создание отрядов народной милиции по решению местных советов с целью поддержания общественного порядка.

Справедливости ради стоит сказать, что свою подпись под документом Порошенко не поставил, хотя в течение пяти лет рассказывал о том, что альтернативы Минским соглашениям нет.

Что такое план Штайнмайера?

В 2015 году бывший на тот момент министром иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер предложил план урегулирования конфликта, по факту лишь повторивший вторую редакцию Минских соглашений с некоторыми модификациями, которые не делали для официального Киева минскую версию урегулирования более приемлемой.

Согласно версии Штайнмайера:

  • Украина вводит закон о выборах на Донбассе, а после стороны отводят войска;
  • проводятся выборы, а после их признания ОБСЕ Украина предоставляет Донбассу «особый статус»;
  • реализуется пункт о полном выводе НВФ и возвращении контроля над государственной границей Украины.

План не вызывает отторжения у европейских участников «Нормандской четверки», так как они же его и придумали (ранее нечто близкое по звучанию предлагал французский дипломат Поль Морель – «План Мореля»).

Мина Порошенко (вместо лирического отступления)

По факту, пятый президент, одобрив неприемлемые соглашения, подбросил своим последователям на главном государственном посту мину, вокруг которой последним предстоит ходить на цыпочках.

Очевидно, главнокомандующий №5 руководствовался «формулой Хаджи Насреддина»: или осел умрет, или падишах, или Насреддин. Именно так и произошло. Политический проект Петра Порошенко благополучно скончался (проект, не фигурант, так как все желают последнему самого продолжительного физиологического существования) спустя пять лет, освободив бывшего президента от неразрешимой проблемы.

Массовое убийство под Верховной Радой

Насколько вопрос об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей является дискуссионным, показывает принятие соответствующих изменений Конституции 31 августа 2015 года.

У стен парламента произошло демонстративное убийство четырех сотрудников Национальной гвардии ручной гранатой, несколько десятков бойцов получили ранения различной степени тяжести. (По данному преступлению до сих пор не вынесен судебный приговор, хотя прошло уже четыре года).

План «Порошенко-2»

Позиция официального Киева по донбасской проблематике остается примерно такой же, как и при пятом президенте Петре Порошенко. Или как говаривал один сантехник: «Все течет, ничего не меняется».

Министр иностранных дел Вадим Пристайко на совместной пресс-конференции со спецпредставителем США в Украине Куртом Волкером заявил, что украинские власти не будут:

а) закреплять «особый статус» отдельных районов Донецкой и Луганской областей в Конституции;

б) проводить амнистию для членов незаконных вооруженных формирований.

То есть, блюстителям идейной чистоты беспокоиться особо не о чем, так как все остается на тех же позициях что и в последние пять лет.

Чем закончится встреча «Нормандской четверки»?

Прогноз может уместиться в одно слово – «ничем».

Если позиции сторон не изменились, то нет никаких особых оснований ожидать изменения результата.

Тем не менее, польза от встречи именно на высшем уровне, в частности для наработки политического капитала шестым президентом, несомненна. Стоит напомнить, что последняя подобная встреча состоялась в Берлине 19 октября 2016 года, то есть, процесс переговоров на уровне глав государств и правительства (в случае с ФРГ) был заморожен на три года. Реанимация переговорного процесса на внутреннем информационном рынке вполне может подаваться как осуществление стремительных шагов по пути к урегулированию военно-политического кризиса.

От шестого же президента в данном случае вообще ничего не требуется: приехать, сфотографироваться, кивать и ни на что не соглашаться (если, конечно же, при существующих позициях участники переговоров сочтут новую встречу необходимой). В любом случае президенту Зеленскому ничто не мешает перенять тактику предшественника: тянуть время до конца президентского срока (тем более что Зеленский заранее заявил об отказе баллотироваться повторно), а после этого предоставить право разгребать завалы политическим наследникам.

Дмитрий Михайлов