Восьмой уровень перезагрузки власти

2516

Приобретшая в период массовых волнений всенародную популярность перезагрузка власти вышла на восьмой уровень – расположение системной оппозиции в максимально конструктивной позе.

Успешное прохождение семи предыдущих уровней – политическое уничтожение «папередников», президентские, парламентские, местные выборы, победы в коалициадах и премьериадах и, наконец, назначение правильного генерального прокурора – наглядно продемонстрировало способность круга лиц, допущенных до пульта управления полетом, решить хотя бы одну из анонсированных задач. Возможное несоответствие результатов общественным ожиданиям вполне закономерно может быть отнесена на счет эксцесса исполнителя (они художники, они так видят).

Непростые времена наступают для тех, кого один из знаменосцев общемировой либеральной идеи Андрей Макаревич назвал героями вчерашних дней: им предстоит пройти процедуру политической дискредитации.

Ненаписанная Конституция

Приступившая к интенсивному сбору электорального урожая (словно перед днем тишины) на всех полях, на которые только удается прорваться, Юлия Тимошенко доставляет массу информационных хлопот начавшей было выстраиваться властной вертикали. И если попытки попастись на лужайках, «приватизированных» местными радикалами, воспринимаются вполне нейтрально, то устремления встать грудью на защиту жертв «тарифоцида» вызывают у разработчиков научной системы выжимания денег из широких потребительских слоев легкое раздражение. Максимально желательным было бы преодоление переходного периода от затягивания поясов до затягивания петель при относительной нейтральности информационного фона и, уж во всяком случае, без демонстративных демаршей с угрозами обжалования тарифов в судебном порядке.

Дабы не шокировать почтенную публику изобилием ноу-хау свой «ответ Чемберлену» действующий премьер Гройсман построил по принципу «все новое – это хорошо забытое старое», старательно пересказав претензии к деятельности Юлии Тимошенко, сформулированные еще во времена разжалованного из президентов Януковича. Газовые контракты 2009 года премьер отнес в категорию предательства национальных интересов, модернизировав формулировки пятилетней давности добавлением фразы «к большому сожалению».

По некоторым позициям взгляды «послидовника» просто заимствуются из багажа «папередника».

В апреле 2010 года премьер-министр Украины (теперь уже экс) Николай Азаров заявил, что действия правительства Тимошенко нанесли ущерб государству в 100 миллиардов гривен.

«Десятки миллиардов долларов, которые Украина платила РФ, – это проблема, которую страна еще долго будет переживать и которую трудно будет регулировать», - заявил в июне 2016 года премьер Гройсман, подкинув новую задачку для традиционной рубрики «Найдите десять отличий».

Как говаривала в таких случаях умудренная жизненным опытом фрекен Бок: «Ку-ку, мой мальчик». И остается только вразумительно ответить на вопрос: зачем же Верховная Рада в феврале 2015-го приняла решение об аресте прославившегося на «деле Тимошенко» судьи Киреева, если, по логике действующего премьера, ему полагается как минимум почетная грамота?

Кипяточку в тазик подлила глава Нацбанка Гонтарева, фактически вычеркнув из повестки дня вышедшие в тираж «миллиарды Януковича», заменив их на «миллиарды Тимошенко». По версии госпожи Гонтаревой, в период премьерства Тимошенко НБУ рефинансировал неплатежеспособные банки на сумму 77 миллиардов гривен (почти 10 миллиардов долларов), и 90% этой суммы не было возвращено.

А ведь еще менее трех лет назад в политических кругах, присвоивших почетное звание «демократические», экс-премьер проходила исключительно в категории «жертва режима», и ее освобождения настойчиво и системно добивались местная оппозиция, Европарламент и посольство США.

В деталях дел давно минувших дней разбираться сегодня вряд ли кто-либо станет, но пребывающая в застенках «кровавой диктатуры» Тимошенко в глазах современного политистеблишмента выглядела на порядок более героической, нежели выйдя на свободу.

Совершенно логичной в рамках компании по дискредитации бывших узников совести выглядит информационная атака на нардепа Савченко, «проштрафившуюся» сразу по двум позициям: во-первых, иных моральных авторитетов в «Батькивщине» (как впрочем, и в иных фракциях Рады) на сегодняшний день нет, во-вторых, ее «президентский рейтинг», по данным опроса центра «Социс», оказался в два раза выше, чем у действующего гаранта.

Рассуждения о засланном казачке медленно, но верно расползаются по информационному пространству. И если кто-то сомневается в высокой степени эффективности технологий дегероизации, то может полистать разделы истории, повествующие о том, как «любимцы партии», приветствующие народные массы с первых полос миллионнотиражных газет, достаточно быстро превращались в иностранных шпионов, не вызывая у вчерашних обожателей никаких иных чувств помимо праведного гнева.

Освобождение Савченко месяц назад президент Порошенко прокомментировал словами «В Украину вернулась Надежда», проводя параллель между именем героини и положительно окрашенной эмоцией, связанной с ожиданием лучшего. Сегодня по просторам сети гуляет запущенный Тарасом Березовцом термин «российский политический троян», предполагающий совершенно иные аналогии.

Отличающийся повышенной медиа-активностью нардеп Геращенко отыскал корень «очень странных заявлений» Савченко в некой переписке годичной давности с задержанной СБУ российской гражданкой, принимавшей участие в антиправительственной деятельности на территории Донецкой области. Для сообществ, избравших в качестве магистральной поведенческой линии демонстрацию идейной чистоты, – это залет. А изрядная залежалость «убойной новости» указывает только на то, что для топки агитационной работы годятся любые дрова (ведь обедающий человек – в англоязычной версии people havaet – обычно не спрашивает, на каких источниках энергии приготовлено блюдо).

В своем едва ли не первом афоризме после возвращения «Выгодно, когда герои мертвы, плохо, когда они живы» нардеп Савченко, конечно же, хватила лишку с эмоциями. Мертвые герои тоже мало кому интересны (о них, как правило, забывают в достаточно сжатые исторические сроки). А вот герой, пребывающий во вражеских застенках, представляет кое-какой интерес для многомиллионной армии борцов за его освобождение. Правда, оказавшись на свободе, он имеет все шансы превратиться в героя с приставкой анти-. Джокер контрпропаганды бьет даже такую мощную козырную карту, как политическое узничество.

Совпавшее по времени с разоблачительными заявлениями Гройсмана неприятности с иными лидерами бывших коалиционных партий создают впечатление, что некто из-за кулисы решил подергать всю системную оппозицию за усы одновременно. Ошибка дверью товарищей из генпрокуратуры, нагрянувших чуть ли не с обыском к главному радикалу Олегу Ляшко, вполне может восприниматься как намек на то, что в следующий раз это может быть и не ошибка. Глава РПОЛа выдал ответку в максимально эпатажном стиле, напичкав самыми скандальными оборотами: «к сожалению, тюрьма его ничему не научила, дураком был - дураком умрет», «пьяной мордой на бетонном полу франкфуртского аэропорта», «дешевые наезды каритатурного генпрокурора» и «мы не остановимся, пока не прекратим грабеж украинцев этой стаей циничных оффшорных барыг». Однако его усилия практически остались незамеченными.

Но несчастье радикала – практически ничто по сравнению с тем, как пострадал глава «Самопомочи» и по совместительству Львовский городской голова Андрей Садовой, вошедший в историю пожаром на свалке отходов, который мгновенно стал медиа-хитом. С точки зрения репутационных потерь оказаться в эпицентре мусорного скандала даже хуже, чем засветиться в скандале мафиозном (хотя бы потому, что при всех «за» и «против» образ дона Корлеоне пока вызывает у электоральных масс более позитивные эмоции, нежели дымящаяся мусорная куча).

Теория тысячи совпадений гласит о том, что все события на нить истории нанизываются по указанию перста слепой судьбы. Тем не менее, череда случайностей достаточно точно указала намозоленные места триединой оппозиции, на которые при случае можно крепко наступить еще раз (например, канализационный коллапс успешно нейтрализует политические амбиции любого, даже самого раскрученного мэра).

Контрольным же гвоздем в голову парламентской фронды стали сообщения о возможном создании партий Найема-Лещенко-Залищук и Касько-Сакварелидзе. Массовое клонирование оппы может привести к дальнейшему размазыванию протестного электората по политической плоскости, что низкорейтинговой власти скорее на руку, чем нет. Ведь если бы в далеком 2003 году против Виталия Кличко вместо Леннокса Льюиса выпустили десять карликов, наш атлет обязательно победил бы в одном из начальных раундов. А так – только второе место.

Андрей Кравченко