Вирус ненависти. Как встречали украинцев из Уханя

651

20 февраля войдет в историю современного украинского государства не только как день кульминационных событий на Евромайдане в 2014-м, но и возвращением из китайского города Уханя украинцев, которых соотечественники встретили камнями и проклятиями.

Наиболее эмоциональные наблюдатели уже успели окрестить 20 февраля днем национального позора. Но мы как всегда не торопимся с выводами, так как у всякой медали есть не только обратная стороны.

Проблему утраты эмоционального равновесия в отдельных регионах страны на фоне китайской эпидемии мы затрагивали в предыдущем материале "Коронавирусные бунты, или Никто не желает спасать "рядового Райана". Но данная тема оказалась не исчерпанной.

Сожжение в Чернобыле

Для начала несколько слов о накале страстей и, соответственно, о градусе ненависти.

Прилетевших в Харьков эвакуированных (48 украинских граждан и 28 иностранцев) отправили в поселок Новые Санжары Полтавской области, где начался самый настоящий бунт приблизительно врадиевского масштаба. Только если жители Врадиевки в 2013 году восстали против милицейского беспредела, то жители Новых Санжар против людей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах.

На вопрос «Куда девать граждан Украины, от которых страна отказаться в принципе не может?» ответить никто не в состоянии.

Куда угодно, только не к нам. Благо (в кавычках, естественно,) в стране есть Чернобыльская зона, наличие которой подталкивает наиболее резвые умы к озарению.

«Неужели нельзя было в Чернобыле отремонтировать один отель, чтобы разместить их там?» - вопрошала одна из участниц массового действа, доводя контрпостулат о нелюбви к ближнему своему практически до абсолюта.

На вопрос стримера «Ну, вот уже привезли, что делать?» две гражданки, позиционирующие себя в качестве матерей малолетних детей, отвечают: «Будем жечь…»

Молебны и гимны никогда не повредят

Новосанжаровцы оказались далеко не одинокими в своих фобиях. Вирус ненависти – не будем преувеличивать, не волной – легкой рябью прокатился по стране.

В Тернопольской области провели молебен с обращением к Богородице не допустить эвакуированных людей на территорию региона. Наиболее едкие наблюдатели могли бы параллельно обсудить тему томосоносности, но остается такое впечатление, что молебен состоялся бы и без канонизирующего документа.

С одной стороны, труд совершенно напрасный, так как молитвы, направленные против ближнего, в «небесной канцелярии» не принимаются. С другой стороны, отвлекающая терапия, как минимум, не вредит.

Персонал госпиталя в Винниках Львовской области, узнав, что эвакуированных везут не к ним, а в иное место, исполнил национальный гимн.

Исполнение гимна – не менее спасительное дело, нежели молебны. Теоретически врач не имеет права отказываться от любого пациента (из истории медицины известны многие случаи, когда земские врачи отсасывали фибринозные пленки из горла больных дифтерией маленьких детей; нередко такое спасение пациента давалось ценою жизни врача). Но исполнение гимна как бы нивелирует факты малодушия, превращая никчемных специалистов во вполне уверенных патриотов.

Запад - плохой, восток - хороший?

Значительная часть массовых акций и превентивных действий органов власти против собственных сограждан пришлась на Львовскую, Тернопольскую, Ровненскую, Киевскую и Полтавскую область, что в очередной раз подвинуло некоторых сетевых комментаторов на грань соблазна противопоставить разные части страны: запад – плохой, восток – хороший. Однако в Старом Салтове Харьковской области поселяне также проявили крайнюю озабоченность, столкнувшись со слухами, что эвакуированных разместят на базе отдыха имени Соича, что как бы в очередной раз намекает: человеческие качества распределяются не по горизонтали, а по вертикали.

Они хотели испортить памятную дату

Часть критиков действующей власти убеждена: эвакуацию провели 20 февраля с целью дискредитации памятной даты – 6-й годовщины кульминации события на Евромайдане.

Но что принципиально изменил бы перенос даты эвакуации – вопрос риторический.

Эвакуированных встретили бы цветами? Уверенности нет, а следовательно, и рассуждать о магии дат не имеет смысла.

Виновата ли власть?

В общественном сознании прочно и неистребимо должна утвердиться мысль о том, что власть ответственна за все. В противном случае ее существование не имеет никакого практического смысла. Граждане сами вполне способны организоваться в коммуны или громады, сэкономив гигантские средства на заработных платах чиновников.

Разгон массового скопления людей (если, конечно же, за оными не стоят мощные организационные структуры с масштабным финансироанием) – задача, решаемая для любой власти при любой погоде.

Операция «Эвакуация» продемонстрировала и полную беспомощность управленческого класса, и полное отсутствие у национальных элит чувства солидарности с собственным народом. Во всяком случае, практически никто кроме главного равина Украины, не изъявил желание принять участие в судьбе эвакуированных.

Итоги неутешительные и утешительные

У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что любой гражданин, оказавшийся в проблемной ситуации, не только не получит сколь-нибудь внятной поддержки от государства, но и будет подвергнут травле со стороны сограждан.

Но в обстановке тотального взаимного раздражения ко всем явлениям можно относиться философски. Во всяком случае, никто не имеет права требовать доброты и милосерлия от тех, у кого нет ни первого, ни второго.

Гораздо логичнее было бы обратить внимание на то обстоятельство, что эвакуированные из Уханя прибыли отнюдь не с перелетными птицами: их доставили пилоты, из везли водители автобусов, их будут наблюдать и обслуживать еще более сотни человек, которые, возможно, не совершают ничего героического, но и не устраивают скандалов, истерик и демаршей. Таких людей визуально не много, но они тоже есть.

Екатерина Павловская