Верховная Рада. Кнопкодавы без пальцев?

1945

Жизнь полна парадоксов. События, имеющие нулевое влияние на социально-экономические процессы, нередко задают информационную повестку дня, вызывают резонанс и даже претендуют на то, чтобы считаться историческими.

Со 2-го марта в Верховной Раде должны ввести новую систему голосования, которая исключит неперсональное голосование народных депутатов, ранее не то чтобы процветавшее, но встречавшееся абсолютно при всех властях, во всех партийных фракциях.

Для тех, кто приобщился к теме вчера, необходимо дать справку: кнопкодавами (от словосочетания «давить на кнопки») в отечественном политикуме называют депутатов различных уровней, которые являются непосредственными исполнителями неперсонального голосования, подавая с помощью электронных систем голоса и за себя, и за некоторых коллег. Для этого отсутствующие на заседании депутаты должны были заранее передать свои депутатские карточки для регистрации в электронной системе. В принципе, ничего сложного. И даже отечественные депутаты, зачастую не отличающиеся инженерным складом ума, смогли освоить данную систему.

Современные политические реалии оказались таковыми, что даже самые активные борцы против кнопкодавства в полном соответствии с восточными легендами о победе богатыря над драконом, превращались в кнопкодавов.

В Раде предыдущего созыва или, как принято говорить, во «времена Петра Порошенко», сторонники которого также не чурались неперсонального голосования, разоблачение бывших борцов с кнопкодавами, трансформировавшихся в кнопкодавов, даже породило целую теорию о хорошем и плохом кнопкодавстве. Одна из раскрученных в публичной плоскости представительниц законодательного собрания заявила, что ее политические противники кнопкодавили для принятия плохих и вредных законов, она же – для принятия хороших и полезных. Так что не путайте, это – другое.

В политическом окружении шестого президента, от которого якобы ожидались радикальные перемены, в том числе и в плане актуализации политической этики, тоже крайне нетерпимо относились к кнопкодавству до тех пор, пока представители правящей партии не были «пойманы» представителями медиа за этим некрасивым занятием. Но не работавший и ранее принцип «накосячил – мандат на стол» не сработал и в этот раз. Как говаривали древние, врагам – закон, своим – всё.

Почему в Раде останутся кнопкодавы?

В общем…

На заседании согласительного совета парламента 1 марта спикер Рады Дмитрий Разумков выступил с программным заявлением о введение новых антикнопкодавных мер.

Пока предлагается два механизма сопротивления кнопкодавству:

установка камер наблюдения:

установка сенсорных кнопок.

Можем смело предположить, что присутствие камер наблюдения ровным счетом никак не повлияют на то, чтобы выровнять поведенческую линию депутатов в соответствии с регламентными нормами.

Многие годы сессионный зал находился под прицелом журналистских видеокамер, и именно журналисты регулярно выносили проблему в сектор общественного обсуждения. Но данное обстоятельство никоим образом не влияло на изменение ситуации.

Иное дело, сенсорные кнопки, реагирующие на отпечатки пальцев. Ранее был популярен политический анекдот о том, что если в Раде ввести голосование по отпечаткам, то депутаты отрежут себе по пальцу, чтобы передавать их коллегам-кнопкодавам. Но подобное членовредительство вряд ли распространится далее сферы черного юмора.

Подобную технологюможно было ввести давно. Например, компания Apple запатентовала разблокировку с помощью дактилоскопического датчика еще в далеком 2008 году.

Но очевидно устоявшиеся негласные принципы голосования всех устраивали – и тайных сторонников кнопкодавства, и его явных и громогласных противников. Как принято говорить в подобных случаях, не хватало политической воли.

Стоит отметить, что неперсональное голосование практически никак не могло повлиять на результат голосования по сравнению с тем, если бы все регламентные нормы соблюдались с педантичной точностью. Вряд ли депутаты передавали свои карточки политическим противникам, которые бы голосовали в свою пользу. Наверняка при передаче достигались четкие договоренности: за какой вопрос какая именно кнопка должна была нажиматься. Так что на цифры, которые появлялись на электронном табло, кнопкодавство – сколь это не ужасно – вряд ли влияло.

Любопытно, что все шишки при поимке за подобно мелкое жульничество сыпались именно на кнопкодава, который попадал в камеры телевизионных каналов. Те участники нарушения регламента, которые передавали свои карточки коллегам, оставались как бы в тени. Их имена как правила оставались за рамками громких кнопкодавных скандалов, что, конечно же, не совсем справедливо, но это – частности, которые к тому же, судя по всему, уходят в политическое небытие.

Почему все-таки необходимо принимать экстраординарные меры для предотвращения неперсонального голосования, если оно, в принципе, мало на что влияло? Вопрос скорее этический, нежели технический. Например, пищеварительные процессы практически не изменяются от технологии принятия пищи – будете ли вы завтракать с ножом, вилкой и завернутой за ворот салфеткой или же немытыми руками и громко чавкая. Но в первом случае вы джентльмен, сэр Баскервиль или просто воспитанный человек, во втором – малокультурное не пойми что. Как видим, воздействие на биологический организм одинаковое, но оценки разительно различаются.

Попробуем предположить, что именно низкий уровень политической культуры лежит в основе пусть не всех, но значительной части проблем, существующих в системе госуправления в целом. Открытие «окон Овертона» происходит стремительно и настежь. Если можно совершать маленькие нарушения, то почему нельзя совершать средние и большие?

Для сравнения в странах, которые на данный момент считаются стратегическими и тактическими партнерами Украины, к неперсональному голосованию тоже относятся крайне недоброжелательно.

В странах со сравнительно молодыми демократиями - Польше, Литве, Словакии и некоторых иных - за кнопкодавство лишают представительского мандата. Более десятилетия назад использование чужой карточки в Польше было приравнено к мошенничеству, за совершение которого установлено наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет. В Израиле один из депутатов, пойманных на подобном нарушении регламента, получил 4 месяца общественных работ и шесть месяцев условного заключения. Не столько строго, сколько неприятно.

Насколько эффективно заработает сенсорная кнопка в отечественном парламенте, прогнозировать пока не просто. Ведь это только в народной присказке не выдумки хитра голь. В жизни все по иному: продвинутые и обеспеченные люди, особенно изрядно потоптавшиеся по коридорам власти, – куда хитрее.

Дмитрий Михайлов