Третья портфельная война

2562

Вместо эпиграфа. Мы делили апельсин, много нас, а он один. (Людмила Зубкова, «Апельсин»).


Классик революционной борьбы характеризовал политический кризис как неспособность верхов при синхронном нежелании низов. Украинский же политикум вступил в высшую кризисную стадию, когда верхи и не хотят, и не могут одновременно.

На досрочные выборы условное парламентское большинство категорически и принципиально идти не желает в виду явной угрозы превратиться в парламентское меньшинство. А то и вовсе выпасть из столь занимательного и небесполезного для себя законотворческого процесса. Выступающий редко, но метко нардеп от Нарфронта Тетерук достаточно емко сформулировал мотивацию противников досрочки: «Новые выборы ухудшат качество парламента». И реплики пессимистов «Да куда уж еще хуже? Хуже уже не бывает» оптимисты парируют: «Да вы и в прошлый раз говорили, что не бывает. А оказалось, что очень даже и весьма…»

Сформировать сколь-нибудь жизнеспособные коалицию и Кабмин, чтобы они не расползались по швам, как наскоро сметанные брюки, верхи (ну, не дала природа таланта) оказываются категорически не способными. Что с выразительностью и доступностью наглядного пособия продемонстрировала Третья с начала эпохи великих реформ война за министерские портфели.

Согласившись на уход с поста, Арсений Яценюк дверьми хлопать не стал, но свиней подложил всем, кому смог. Само воскресное заявление оказалось крайне не ко времени. Готовившиеся к отставке Яценюка едва ли не с момента его назначения соратники из братской фракции оказались к данному событию явно не готовыми. Для пущего тролинга заявление об отставке следовало сделать в четыре часа утра. В общем и целом ситуация выглядела как на Олимпиаде очень неорганизованных людей: спортсмены еще беговые трусы не надели, а стартер уже пальнул из пистолета.

Яценюк уходит в «папередники», или Кризис только начинается

Чувство глубокого удовлетворения сторонников почти отставленного премьера от растерянности в стане друзей-соперников выразил один из многочисленных советников министра внутренних дел: «Не успели обсохнуть чернила на заявлении Арсения Яценюка об отставке, как только что Владимир Гройсман заявил на фракции БПП о том, что он не готов быть премьер-министром в ситуации, когда ему не дают назначить в Кабмин тех кандидатов в министры, кого он хотел предложить».

Двуглавая коалиция, формирование которой выглядывавшими из-за кулис говорящими головами преподносилось как дело давным-давно решенное, только 12 апреля преодолела 226-мандатный рубеж. Причем, все тяготы по привлечению внефракционников взвалил на себя Блок ПП, в котором на момент условного развала большинства насчитывалось 136 единиц депутатского состава, а к моменту преодоления заветной отметки 145. У Нарфоронта как был 81 мандат, так и остался. То есть парни вообще не потратились (имеются в виду, конечно же, исключительно интеллектуальные и эмоциональные затраты).

Очевидно, заявляя, что «ничего не случится, если мы вернемся к вопросу коалиции через 10 дней, а не в «День дурака», нардеп Гончаренко не проявил должного уровня дальновидности. То, что можно было хоть как-то выдать за первоапрельскую шутку, 12-го числа могло бы трактоваться не иначе, как космический пролет. После создания хоть и нестабильного, но большинства, оказалось, что выдвигать по сути некого: портфельный передел только-только начался.

По версии очевидцев и тех, кто видел очевидцев, Владимир Гройсман еще до назначения начал позиционировать себя в качестве исключительно самостоятельного игрока: смотреть – смотрите, а куда лошадью ходить, не подсказывайте. Сводки из-за стола переговоров следовали с интенсивностью сообщений с трассы «Формулы-1»: Гройсман не хочет быть премьером, Гройсман хочет быть премьером, Ложкин не хочет быть первым вице-премьером, Ковальчук хочет быть первым вице-премьером, Гройсман не хочет, чтобы Ковальчук был первым вице-премьером, Турчинов не хочет быть премьером, Луценко хочет быть премьером, но если что, то готов стать и генеральным прокурором…

Гройсманиада, или Бег на месте

Для подъема оптимистических настроений у зрительской аудитории портфельный передел позиционировали как борьбу за создание кадрового базиса для дальнейших социально-экономических преобразований, без чего все перестановки могли бы восприниматься как элементарная замена шила на мыло.

Пресс-секретарь спикера Дмитрий Столярчук отрапортовал, что патрону удалось отстоять «реформаторское ядро» в составе грядущего Кабмина. В «ядро» эксперты записали Владимира Кистиона, Андрея Реву, Александра Саенко, Юлию Ковалив и Максима Нефедова.

Вопрос с галерки «А-а-а… Простите, какими реформами уже прославились представители реформаторского ядра?» потонул в общем гуле: «Ну, так что? Когда утверждать будете?» «Ох, не сегодня, не сейчас, дайте нам хоть этого снять», - доносилось в ответ. Арсений Петрович же не просто так уходит, как провинившийся школьник, изгнанный с урока, а с гордо поднятой головой, развернутыми знаменами, под барабанный бой и медь полкового оркестра, а посему требует отменить февральское постановление о признании работы его Кабмина неудовлетворительной, что в корне меняет трактовку причин отставки. То бишь, отставка стала не логичным итогом провалов во всех сферах жизнеобеспечения, а результатом закулисных политических интриг, о чем можно было бы в случае чего честно и открыто рассказывать на встречах с будущими избирателями. Да и над самой отставкой повисает жирный знак вопроса, ибо требование Яценюка сродни просьбе приговоренного к повешенью выкурить 6-километровую сигарету в рамках реализации права на последнее желание.

Очередное замутнение начавшей было проясняться политической ситуации Президент Порошенко использовал для демонстрации знаний основ управленческих теорий, пригрозив распустить Раду, если она не назначит Кабмин, и параллельно озвучив обещание западных партнеров одарить кредитами при успешном завершении процесса передела министерских полномочий. Как говорится, вот вам кнут, а вот вам и пряники. Но поскольку к распределению пряников депутатская масса имеет вполне косвенное отношение, то по факту остается только кнут.

«Президент Украины Петр Порошенко подчеркнул, что уже на этой неделе работы парламента мы должны получить новое правительство, новую коалицию... В противном случае парламент будет распущен», - заявил представитель президента в парламенте Степан Кубив. Правда, без разъяснения Конституционного суда остается совершенно не понятным, какую неделю следует считать «этой», а посему и применение кнута может быть отложено на очень неопределенное время.

Андрей Кравченко