Яценюк уходит в «папередники», или Кризис только начинается

3383

Вместо эпиграфа. Он улетел, но обещал вернуться! (м/ф «Малыш и Карлсон»)

Отставка Арсения Яценюка с премьерского поста, озвученная им самолично в классическом стиле «я устал, я ухожу», дав положительный ответ на занимавший длительное время экспертное сообщество вопрос «Уйдет или не уйдет?», тут же поставила новый, не менее любопытный: «Политический кризис таки завершен или же напротив, вот только теперь все и начинается?»

«Самоусунення у конституційний спосіб» состоялось с небольшой паузой после визита Президента Порошенко в Соединенные Штаты Америки, что является четким ответом на потоки критики о низком уровне результативности визита. Последовавшая за объявлением Яценюка об отставке благодарность от вице-президента Байдена за отлично проделанную работу, подвела черту под проектом «правительство камикадзе» и фактически озвучила решение продюсерского центра о том, что третьего сезона не будет. Противостояние сторон с разнонаправленными векторами интересов завершилось примерно так же, как решались спорные ситуации в повести Фазиля Искандера «Кролики и удавы» - без вариантов. А длившиеся полтора месяца рассказы о передаче власти из рук в руки конкретному наследнику под конкретную программу (а иначе стабильности не будет) ныне напоминают попытки изобразить на лице нечто привлекательное для зрителей при фальшивых актерских интонациях.

В прощальном слове Яценюк воздержался от упоминаний о двуединой коалиции. Но сам акт отречения указывает на то, что плодотворная работа по усилению фракций БПП и «Народного фронта» теми, кого злые языки называют «тушками», а добрые – конструктивными силами, готовыми брать на себя ответственность за судьбу реформ, в общем и целом успешно завершена. Экстренный характер премьерского телевыступления – во второй половине воскресенья, самой отдыхательной части уик-энда – скорее подчеркнул неоднозначность ситуации, чем стремление Арсения Петровича поскорее освободить насиженное место. Портфели на двоих следует разбросать как можно быстрее, пока конструктивные силы опять не разбежались по внефракционной зоне. Колебания котировок акций на политической бирже крайне непредсказуемы, что вынуждает брокеров действовать смело, решительно, местами агрессивно, по принципу, сформулированному одним из булгаковских персонажей: «Пропечатал в газете - и шабаш!»

Завершение коалициады гражданским браком между пропрезиденсткой и бывшей пропремьерской политсилами решает проблему, которая практически в течение всех созывов сидела занозой в теле больших игроков. У карликовых фракций отнимают «золотую фишку», позволявшую им вести себя за зеленым сукном несоразмерно собственному политическому весу. Но параллельно с этим под политический процесс закладывается целый ряд жидких мин, подрыв на которых хоть и не смертелен, однако, крайне неприятен. Борцы за звание истинной и настоящей оппозиции получают прекрасную возможность в случае необходимости вносить в повестку дня тему о сомнительной легитимности коалиции, созданной путем массового тушкования с проведением параллелей между правящим режимом и «злочынной владой» под выкрики из зала: «За что боролись?» И объяснения одной женщины с мандатом, пойманной на кнопкодавстве, что они-то это делали в личных интересах, а мы-то – для блага народного, вряд ли смогут быть воспринятыми как вразумительные. Именно поэтому говорящие головы фракционного тандема не устают провозглашать принцип открытых дверей. Присоединение к дуэту БПП-НФ выпавших из первоначального варианта коалиции фракций существенно смягчила бы тему «тушек» в околопарламентской дискуссии. Показательным в этом смысле является выступление супруги лидера фракции БПП Юрия Луценко, выразившей надежду, что депутаты из других политических сил «проявят свою государственную позицию», и в составе коалиции будет больше, чем две фракции.

Из чего будут лепить новую коалицию

Однако развести на «проявление государственной позиции» пока никого не удается, и откликаться на призыв «Третьим будешь?» никто не спешит.

Юлия Тимошенко, для которой отставка променявшего «Батькивщину» на собственный проект Яценюка, может служить лишь слабым утешением на фоне пока проигранного сражения в войне за досрочные выборы, заявила о переходе в глубокую оппозицию, как единственно правильном решении в нынешних социальных и экономических условиях.

«Иначе мы можем как демократическая сила стать ширмой, прикрытием для этого безобразия, что творится за кулисами», — сказала Юлия Владимировна, совершенно четко давая понять, что роль генерала на чужих свадьбах ее интересует мало.

Вкусившая оппозиционной вольницы «Самопомощь» тоже, скорее, предпочтет дистанцироваться от всего, что может быть воспринято электоральными массами как сомнительное. Поскольку выборы могут нагрянуть столь же нечаянно как обвал национальной валюты, а опыт криворожских событий показывает, что выше уже имеющихся 10% прыгнуть пока не получается.

Остается надежда на политическую гипергибкость радикалов, привлечение которых станет возможным лишь в том случае, если желание их видеть в коалиции окажется значительно весомее компенсаторной составляющей за причиненные репутационные неудобства (ведь вхождение Ляшко в коалицию после недавних заявлений с требовании начать процедуру импичмента президента, как минимум, дезориентирует круг его избирателей).

Гройсманиада, или Бег на месте

Назначение главой Кабмина Владимира Гройсмана может рассматриваться как восстановление исторической справедливости (оного прочили в премьеры еще по итогам выборов 2014-го) только в гораздо более выгодных политических условиях. Пребывание Арсения Яценюка в стане союзников БПП отнюдь не освобождает его от исполнения функций «папередника», который поломал все, вплоть до чугунных шаров, и загнал в кризис даже домашних тараканов. При минимальном смягчении режима «затягивания поясов» можно преспокойно дотянуть до президентских выборов под вывеской «эффективный кризисменеджмент» даже без особых корректировок экономического и социального курса. Во всяком случае, Глава государства в список своих ожиданий радикально новых пунктов не включил: сотрудничество с МВФ, выполнение обязательств по имплементации Соглашение об ассоциации, включая «углубленную и всеохватывающую зону свободной торговли», план действий по безвизовому режиму и реализации Минских соглашений. Размытость поставленных задач еще до формирования нового правительства закладывает в основы его работы приоритет наличия шашечек перед ездой. Присутствие эпитетов «углубленная» и «всеохватывающая» применительно к ЗСТ хоть и усиливают эмоциональное восприятие, но не несут никакой смысловой нагрузки, поскольку уровень глубины и охвата уже четко определены в тексте Соглашения. И пока не видно огромного желания европартнеров углубляться и всеохватываться, например, за счет расширения беспошлинных квот.

Концентрация всех основных управленческих позиций в руках одной политической силы (а есть основания догадываться, что и вакансия генпрокурора будет заполнена отнюдь не посторонним для пропрезиденсткого круга человеком) вернет в политическую дискуссию такое некогда расхожее понятие как «узурпация власти». Тогда окончательное и бесповоротное преодоление политического кризиса будет зависеть от того, насколько властной команде окажется по плечу бремя «всей полноты ответственности». Если удастся демократическим и цивилизованным способом загнать оппонентов под лавку при одновременном вбросе минимальных социальных подачек в электоральное пространство, политическая ситуация вполне может быть возвращена в положение «под контролем». В противном случае предвыборную наглядную агитацию придется держать все время наготове. Причем нагнетания волн следует ожидать не только со стороны всех сортов оппозиции. Почти случайно брошенная Яценюком в прощальном слове фраза «Рейтинг – дело мимолетное» как бы намекает на переход поверженного премьера в режим «I’ll be back», всегда готового к выходу на площадку с новыми силами и в новой майке.

Дмитрий Михайлов