Терминатор в Генпрокуратуре

3155

Отставка Виктора Шокина с поста Генерального прокурора Украины, о необходимости которой все время твердили представители околовластной оппозиции и западные партнеры, выдвинула на повестку дня новую проблему: кто следующий?

Грядущий руководитель ГПУ станет четвертым за последние два года. Кадровый калейдоскоп в столь ответственном ведомстве свидетельствует либо о том, что хороших мест мало, а хороших людей много, либо о том, что система действительно сбоит. Если в футбольной команде четыре раза за пару лет меняют тренеров, то явно коллектив борется не за золотые медали. И даже не за бронзовые.

Олег Махницкий, занесенный в кресло Генпрокурора стремительными событиями февраля 2014-го, был отставлен с такой испорченной репутацией, что даже лидер партии, получившей в квотный пакет должность главы ГПУ, отказывается признавать его за своего. Виталий Ярема едва не угодил в «люстрационный» мусорный бак в октябре 2014-го. Виктор Шокин стараниями недоброжелателей приобрел славу едва ли не главного тормоза борьбы с коррупцией. Хотя Президент оценил его деятельность скорее позитивно: «Виктор Шокин внедрил те реформы, которым в ГПУ оказывали сопротивление десятилетиями», отметив лишь, что «ГПУ, к сожалению, не смогла заручиться доверием общества». То есть все делали правильно, только харизмой не вышли. Так что перед грядущим генеральным прокурором, как минимум, будет стоять задача завоевания общественного доверия с традиционным обнародованием планов по расследованию преступлений на майдане и противодействию коррупции.

Саакашвили, Турчинов, Гройсман и Мистер Икс

Появление среди претендентов на должность таких персонажей как лидер парламентской фракции БПП Юрий Луценко, главный военный прокурор Анатолий Матиос и глава военно-гражданской администрации Донецкой области Павел Жебривский свидетельствует о стараниях генераторов инсайдерской информации привлечь к данной проблеме самый широкий интерес публики. А межфракционное объединение «Еврооптимисты» даже обратилось к Президенту с призывом вынести кандидатуры на публичное обсуждение, что, несомненно, могло бы усилить визуальное присутствие электоральных масс в политическом процессе.

Учитывая феноменальную медиа-раскрутку Юрия Луценко, который, как минимум, лет десять не выпадает из новостных лент, идея назначения его Генпрокурором вызывает наибольшее любопытство.

Самопровозглашение себя Терминатором после знаменитого харьковского «перфоманса» с избиением чучела Луценко куриными яйцами в 2007 году указывает на решительный характер претендента и его склонность к самореализации на каком-либо героическом поприще. А пошедшая в народ фраза «Терминаторы яиц не боятся» подчеркивает способность генерировать востребованный массами информпродукт.

Отсутствие юридического образования и опыта работы в прокуратуре вполне компенсируется неплохим знанием правоохранительной системы с разных сторон зарешеченного окна (в 2012 году двукратный министр внутренних дел получил 4 года лишения свободы, а после отстранения Януковича от власти был признан политическим заключенным). Замечания некоторых экспертов по поводу того,  что без диплома юриста нельзя трудиться прокурором, следует скорее отнести к попыткам спроецировать порядки и традиции, присущие прежним режимам, на современную правовую и политическую ситуацию.

Судя по опыту министерской деятельности Юрия Луценко, в случае получения им прокурорских полномочий ожидать какой-либо радикальной ломки сложившейся системы или же громких посадок вряд ли стоит. На министерском посту претендент в проведении каких-либо реформ замечен не был, перемежая активное участие в публичных мероприятиях по передаче патрульных автомобилей с безуспешными попытками организовать уголовное преследование секретаря Харьковского городского совета.

Полное отсутствие скандалобоязни (достаточно вспомнить задержание во Франкфуртском аэропорту) и склонность к публичным выступлениям гарантирует регулярное присутствие генерального прокурора в медиапространстве. Значительную часть эфирного времени Луценко придется уделять на отлупы политическим оппонентам и их попыткам инициировать его отставку буквально с первых же часов после назначения.

Претендент номер два Анатолий Матиос, ранее известный лишь самому узкому кругу специалистов, попал под прицел видеокамер после назначения главным военным прокурором. Востребованность при всех режимах, начиная с президентства Леонида Кучмы, подчеркивает склонность более к профессиональной, нежели политической, деятельности. Широкой популярности в СМИ добился, комментируя покушение на Виктора Шокина, продемонстрировав способности уверенно выдвигать смелые версии и держать медийные удары (быстро исчезнувшее из новостных сюжетов дело о покушении на Генпрокурора запомнилось по большей мере благодаря версии Матиоса, согласно которой киллер пытался поразить цель через закрытое окно с помощью тепловизора, что, по оценкам экспертов, является технически бесперспективным занятием).

В набор качеств, которые вполне могли бы пригодиться Генпрокурору эпохи правительственных кризисов, гибридных войн и социальных потрясений, органично встраивается широта взглядов на применение принципа политической целесообразности в вопросах реализации гражданских прав и свобод, которую продемонстрировал Павел Жебривский на посту главы Донецкой ВГА. В августе 2015 года он выступил с неординарным предложением отменить местные выборы в 51 населенном пункте на подконтрольной части региона, где, как показали результаты все-таки состоявшихся выборов, поддержка провластных партий была ниже, чем в прочих областях.

Менее затейливое решение кадрового вопроса, например, назначение на должность генпрокурора одного из действующих заместителей, может привести к заметному снижению общественного интереса к деятельности главы ГПУ и данной структуре в целом. Как это произошло со Службой безопасности Украины. После смещения Валентина Наливайченко, отставки которого неоднократно требовали активисты всех стилей и направлений, и назначения его место менее политически активного Василия Грицака, спецслужба мелькает в выпусках новостей исключительно в связи с задержанием очередного отряда вражеских диверсантов. Не исключено, что таким же образом удастся снизить уровень претензий к ГПУ по поводу отсутствия конкретных результатов в расследовании резонансных дел и размазать общественное внимание равномерным слоем по всем правоохранительным структурам.

Андрей Кравченко