Шило на мыло, или Кабмин отчаяния

1672

Вместо эпиграфа:

"Я его слепила из того, что было…"

(Хит из репертуара Алены Апиной, классика эстрады "лихих 90-х")

Кабмин Гончарука скончался, так и не оставив размашистой росписи золотым пером в книге отечественных реформ. По уровню бесславия с оным могло сравниться разве что "правительство камикадзе" под управлением Арсения Яценюка, которому премьерство стоило политической карьеры.

Деятельность 17-го премьера времен независимости оборвалась внезапно, как полет курицы, сбитой порывом ветра. Она оставила по себе воспоминания о череде нелепых с точки зрения формальной логики заявлений и действий.

4 марта состоялось экстренное заседание ВР, на котором Гончарука отправили на политическую пенсию.

Что сшибло быстроходного самокатчика реформ с колес – кассетный скандал, приписываемая связь в таинственным и, по некоторым версиям, ужасным Джорджем Соросом или виртуальная схватка с Коломойским якобы в рамках деолигархиализации страны – сегодня не столь уж и важно. Было и было. Наиболее жесткие недоброжелатели даже предлагают вообще изъять имя Гончарука из списка премьеров по примеру древнеегипетских летописцев, которые то ли из лености, то ли в угоду политической конъюнктуре в древних текстах просто вымарывали имя ушедшего фараонов и вписывали имя восшедшего.

Очевидно, составители нового списка министров руководствовались примерно тем же правилом, так как пока совершенно не понятно, что практически может измениться при перемене определенных частей тела в министерских креслах.

Премьерский портфель достался Денису Шмыгалю, которого некоторые электронные медиа называют "Тенью Ахметова", очевидно, из-за его службы в одной из ахметовских компаний (хотя звание тени кого-либо предполагает нечто большее, чем просто работа по найму). Назначение данной персоны было спрогнозировано нами в предыдущем материале ("Кто заменит Гончарука: пора делать ставки"). Но, справедливости ради, стоит сказать, что было это совершенно не сложно, ввиду крайне низкого качества кадрового материала правящего политического проекта. 

Что не так с медобразом?

Обзор перемен стоит начать со сфер, в которых разбираются абсолютно все – здравоохранение и образование. Зоряна Скалецкая (которую от кадровых чисток не защитил даже противовирусный скафандр) и Анна Новосад уйдут в небытие, оставив сторонних наблюдателей с немым вопросом: "За что?" И Скалецкая, и Новосад уверенно шли по намеченному ранее курсу реформ – закрытие малокомплентных сельских школ, сокращение врачей вторичной медицины в районных больницах, экономия средств на рядовом персонале и техническом обеспечении.

Преобразования идут не столь быстро? Или назначенный на должность главы Минздрава ветеран азаровского кабмина Илья Емец вообще откажется от супруновских реформ?

Портфель главы Минобраза пока же вообще оставили без хозяина, как бы намекая на то, что учителя и без начальства знают, что им делать.

Что подкосило главную по финансам?

При всей антипатичности кабмина Гройсмана для среднестатистического налогоплательщика (напомним, что "Украинская стратегия" Гройсмана набрала на последних выборах всего 2,4%) объективно данное правительство на фоне и "папередников", и "наступников" демонстрировало неплохие результаты (рейтинг определенно подкосили антисоциальная тарифная политика и аляповатые высказывания кое-кого из министров). Даже отчет Гончарука, недавно зачитанный оным перед депутатами парламента, был едва ли не полностью построен на гройсмановских показателях. Отставленная министр финансов Маркарова занимала такую же должность и в прошлом, не самом провальном кабмине. Замена на ветерана второго тимошенковского правительства Игоря Умканского вряд ли вызывает более активные реакции кроме пожимания плечами. Но, очевидно, Маркарову срубило участие в скандальном совещании, на котором обсуждался вопрос применения наиболее эффективных механизмов введения в заблуждение действующего президента. Возможно, очковтирательство в среде управленческого класса считается ныне доблестью, а не пороком, но не все личные обидки прощаются. 

С овощной базы в шахматную школу

В советские времена действовало негласное номенклатруное правило: если человек не справлялся на одной руководящей должности, его переводили на другую руководящую должность (подобная управленческая концепция даже нашла отображение в кинематографе прежних лет: товарищ Бывалов в комедии "Волга-Волга" или директор турбазы в картине Гайдая "Спортлото-82").

Традиции с корнями живы и поныне.

Предполагалось, что министр экономики, торговли и сельского хозяйства Тимофей Милованов станет министром агропрома. Судя по переформатированию ведомства, специалист не тянул три сектора одновременно. Поэтому его хотели бросить на сектор, где оный, судя по биографии, не трудился ни дня.

Бывший министр культуры, молодежи и спорта Владимир Бородянский также показался недостаточно спортивным. Поэтому оному оставляли лишь культуру и молодежь. Спорт передали Вадиму Гутцайту, который худо-бедно, а олимпийский чемпион (Барселона-92, фехтование на саблях, командный зачет).

Впрочем, как показали дальнейшие события ни Милованова, ни Бородянского в финальном списке не оказалось. Очевидно, было решено, что и половинную нагрузку оным не потянуть.

Кем заткнут бреши в обороне?

Андрей Завгороднюк был одним из наиболее воинственных министров обороны за всю историю независимости. Он заявлял, что не намерен разговаривать с российской стороной на Мюнхенской встрече, чем продемонстрировал свою несгибаемость, в октябре планировал повышение статуса Украины в НАТО и даже комментировал военно-политическую ситуацию в сирийском Идлибе.

Какие конкретные прорехи в обороне должен закрыть новый министр Андрей Таран, пока не известно. Но не исключено, что перетряска правящего кабинета осуществляется по методу случайных чисел.

Замена в ветеранском министерстве

Глава Министерства по делам ветеранов Оксана Коляда практически была не на слуху. Критические замечания в адрес министерства высказывали лишь пара-тройка видеоблогеров. Основные претензии сводились к "темному прошлому" (работа в окружении экс-министра внутренних дел времен Януковича Виталия Захарченко) и отсутствию публичной и четкой отчетности о расходовании средств (якобы министерство выделяло миллионы гривен на организацию семинаров, расходы на которые были значительно завышенными, то есть, выделенные на оказание помощи ветеранам бюджетные деньги якобы просто расхищались).

Предпринимались попытки акцентировать внимание на том, что фейсбучные фрэнды министра выступали в оскорбительном ключе в адрес действующего президента. Но подобные претензии вообще стоит считать притянутыми за уши, ибо, кто читает комментарии в эпоху информационного перегруза, когда времени едва хватает на просмотр картинок?

Новый министр Сергей Бессараб по всем параметрам идеально смотрится в рамках ветеранской тематики. 64 года, служил и в советской армии (ныне признаваемой оккупационной), и в современной украинской, генерал-лейтенант, с 2015 года – командующий АТО.

Рокировочка

Классическим образцом применения шило-мыльной теории на практике стала перестановка главы МИДа Вадим Пристайко и вице-премьера по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Дмитрия Кулебы, которых просто поменяли местами. Нечто подобное один из классиков описывал в небезызвестной басни едва ли не дословно.

Но в целом квота климкинской школы дипломатии, яркими представителями которой являются и первый и второй, сохранена.

Кто работал хорошо?

Помимо упомянутых Пристайко и Кулебы, просто поменявшихся местами, в Кабмине останутся Денис Малюська (глава Минюста), министр инфраструктуры Владислав Криклий, вице-премьер и он же министр цифровой трансформации Михаил Федоров и Арсен Аваков, который, судя по всему, способен пережить на посту министра внутренних дел все политические "апокалипсисы" и "армагеддоны" вместе взятые.

Итого, из 16 уже назначенных членов правительства - 7 "стариков". Несколько портфелей еще терпеливо дожидаются новых хозяев.

***

Изменит ли что-нибудь кадровая перетряска в программных установках правящего кабинета? Скорее нет, чем да. Во всяком случае намеков на концептуальные изменения пока не наблюдается. Но как говорят в подобных случаях неисправимые оптимисты: "Ребята хоть что-то делают". Например, меняются местами.

Дмитрий Михайлов