С Михеилом в башке и с наганом в руке

2415

Страна застыла в ожидании. Гарант готовит ответы на две электронные петиции, преодолевшие проходной барьер.

Для сбора 25 тысяч лайков, позволяющих проверить эффективность работы «комьюникейшн тьюб», доставляющей глас народа до благодарных слушателей, понадобилось всего несколько дней. Если чрезвычайно выгодная продавцам оружия тема свободного владения огнестрелами муссируется уже не один год, то требования назначить одесского губернатора Саакашвили премьер-министром удивительным образом совпали с новым обострением критики в адрес действующего главы правительства Яценюка.

Если вы не отзоветесь, мы напишем в «Спортлото»

Содержание обеих петиций является симптоматичным, что позволяет определить болевые точки коллективного бессознательного. Фантомные боли гипертрофированного инстинкта самосохранения, трансформирующиеся в идеи тотального и немедленного вооружения, скрывают целый букет комплексов и достаточно примитивных представлений о механизмах решения самых различных вопросов – от самоутверждения отдельного индивидуума до переформатирования всех общественных отношений. При этом, что характерно, подавляющее большинство граждан, поддерживающих идею свободного владения огнестрельным оружием, сами никогда не станут владельцами такового. При современном уровне доходов населения позволить себе оформление, приобретение, обучение и последующие хлопоты, связанные с вероятным применением, сможет лишь крайне ограниченный круг лиц. Тем не менее, простота, с которой даже воображаемый ствол позволяет решать по большей части воображаемые же проблемы, завораживает.

Один из сетевых сторонников вооружения выдвинул аргумент 90-го уровня: «Чиновник не осмелится вымогать у меня взятку, если будет уверен, что у меня в кармане пистолет». Логический ряд можно продолжить. Кондуктор в троллейбусе не наступит вам на ногу, если будет уверен, что у вас в кармане пистолет. Владельцы торговых сетей не прекратят повышать цены, если будут знать, что у вас в кармане пистолет. И в качестве контрольного: училка в школе никогда не поставит вашим детям «двойки», если будет знать, что у вас в кармане пистолет. Ситуация, при которой «в кармане пистолет» может стать не только средством защиты, но и основным мотивом нападения на владельца оружия с целью неправомерного завладения этим же оружием, в расчет приниматься не может, потому что уже нарисовавший модель идеального мира мозг категорически отказывается воспринимать все, что выходит за пределы рамки, обрамляющей картину маслом.

Ну и, конечно же, свободное владение оружием служит гарантией от гражданских противостояний, поскольку вряд ли кто-то будет противиться мнению человека с торчащим из подмышечной кобуры парабеллумом.

Идея назначить Михеила Саакашвили (ни в коем случае не умаляя вероятные достоинства оного) на пост премьера немедленно и до полной победы радикальных реформ принадлежит людям схожего психологического типа, также склонных к абсолютизации упрощенных механизмов воздействия на окружающую среду.

Автор одной из электронных петиций с требованием «Михалку – на царство» (а таковых на президентском сайте висит уже несколько) высказался четко и категорично: «Пусть человек проведет, в конце концов, в Украине реформы. Хватит терпеть коррупцию и затягивание реформ». Узловые пункты данного отрывка послания наверх - «в конце концов» и «хватит терпеть» - с одной стороны, выдают крайнюю степень раздражения в обществе, вызванную крушением системы завышенных ожиданий, с другой – уверенность, что стоит вместо доморощенного игрока выпустить на поле легионера, тот быстро отыграет пропущенные ранее четыре мяча.

Методы идеального реформатора просты, а потому максимально понятны. Снес забор вокруг пляжа – восстанавливает справедливость, защищает интересы миллионов людей. Наорал на прокуроров – непримиримый борец с коррупцией, поскольку тотальная коррумпированность правоохранительной системы не вызывает ни у кого ни малейших сомнений. Назначил заместителем гражданскую активистку – формирует молодую амбициозную команду реформаторов. Примерно настолько же понятными, а следовательно, и эффективными представлялись миллионам, например, действия Иосифа Виссарионовича – быстрые, решительные, строгие, но справедливые.

Активизация публичных пикировок Саакашвили с премьером и бывшим днепропетровским губернатором воспринимается как демонстрация принципиальной позиции по отношению к обанкротившемуся в глазах основной массы населения правительству и непримиримой борьбе с олигархами. Уровень доверия к Кабмину и крупному капиталу сегодня настолько низок, что за любой выпад в адрес хоть первого, хоть второго можно прослыть если не мессией, то, как минимум, крепким, трабл-шутером.

Что, собственно, нашло свое подтверждение в цифрах. Согласно опросу одного из интернет-изданий, по промежуточным итогам публичной дискуссии между Яценюком и Саакашвили доверие первому высказали 0,5% респондентов, а второму – 94,5%.

При этом некоторые манипуляции тем, что принято называть демократическими ценностями, вообще никого не пугают, поскольку среди основополагающих принципов местной демократии на доминирующие позиции стремительно выдвигается правило «есть два мнения: одно мое, другое глупое».

Иными словами, часть социума, демонстративно и агрессивно уничтожающего любые атрибуты «проклятого совка», оказалась пораженной одной из самых неприятных совковых болезней – верой в доброго царя, правящего по принципу «за все хорошее против всего плохого».

Михо Саакашвили как зеркало украинской революции

Упрощенная модель такого «царствования», как показывает пример реформаторской деятельности одесского губернатора еще в доодесский период, выглядела бы следующим образом. «Олигархи» оказались бы или закрытыми, или лишенными нажитого непосильным трудом, что основной частью населения приветствовалось бы стоя. Телеканалы были бы изъяты из-под патроната сильных мира сего, а тотальный характер рекламирования реформ в скором времени заставил бы всех поверить, что действительно, как говаривал один из знаменитейших преобразователей недавнего прошлого, «процесс пошел».

Все «прогрессивные» партии объединились бы в одну, что, по большей части, уже постепенно и происходит, а «реакционные» постарались бы самораспуститься или переориентировать свою деятельность в соответствии с велениями времени.

Да. Свободное владение оружием, пожалуй, все-таки осталось бы под запретом. Но оно бы и не понадобилось, поскольку тотальная и бесповоротная справедливость на хорошо отреформированной территории и без того восторжествовала бы сама собой.

Фото: www.anekdot.ru

Андрей Кравченко