Рокировка в «Нафтогазе». Что ожидает газовую отрасль?

1936

Газовщики и главная газодобывающая компания «Нафтогаз Украины» стали главными ньюзмейкерами последних дней. С 1 мая газопоставляющие компании взвинтили цены на голубое топливо, фонд оплаты труда нафтогазовских топов вырос в два раза, Андрея Коболева уволили с должности главы компании «Нафтогаз», на освободившееся место тут же назначили Юрия Витренко.

Газовый рынок в действии

Фактический отказ центральных органов власти от регуляторных функций в сфере формирования тарифов на газ привел к резкому росту цен на голубое топливо. Вместо предложенных в январе 2021 года Кабмином 6,99 гривен поставщики газа выставили цены от 8 до 13,5 гривен без стоимости доставки (за доставку необходимо приплюсовать еще от 1 до 3 гривен). Потребитель застыл в изумлении: где снижение цен в рамках конкурентной борьбы, где скидки, где аукционные предложения? Газовый рынок оказался трассой с односторонним движением (см. «Тарифоцид возвращается? Цены на газ отпустили на свободу»).

Кому в Украине жить хорошо?

Параллельно с ростом цены на газ значительно вырос фонд оплаты услуг руководства компании «Нафтогаз». По версии электронных медиа, общее благосостояние топов предприятия улучшилось вдвое. Если представители высшего руководства компании в 2019 году совместными усилиями заработали 343 млн грн., то в 2020-м – уже 670 млн грн.

На примере роста оплаты услуг топов можно наблюдать применение практики ассиметричных ответов предприятия на разнообразные вызовы. По данным издания «Экономическая правда», 2019 год компания завершила с прибылью 9 млрд грн. В 2020-м, по версии того же издания, убытки составили 36,93 млрд грн.

Конец «коболевской семилетки»

 

Сообщение об увольнении пересидевшего трех премьер-министров Андрея Коболева с должности главы правления «Нафтогаза» прозвучало не то чтобы как гром среди ясного неба, но вполне неожиданно для любителей последних новостей.

«Коболевская семилетка» вдруг завершилась 28 апреля.

Визуально заметными изменениями в газовом секторе за этот период стал уверенный рост цен на газ. К несомненным удачам компании стоит отнести выигрыш Стокгольмского арбитража, по решению которого «Газпром» выплатил порядка 3 млрд долларов, и сохранение газового транзита, что также приносит компании какую-никакую валютную копейку (по неофициально информации, оплата за транзит составляет 2-3 млрд долларов в год).

Однако запланированное еще правительством Гройсмана в 2016 году увеличение объема добычи газа с выходом на полный отказ от импорта так и не состоялось. 

Назначение Витренко

Назначение на освободившуюся должность Юрия Витренко можно назвать и логичным, и алогичным одновременно. С одной стороны, стремления Кабмина трудоустроить данного специалиста – налицо. С другой, совсем недавно энергетический эксперт был назначен исполняющим обязанности министра энергетики. Переход на должность главы «Нафтогаза» был бы явным понижением, а совмещение – яркой аллюзией ко временам брежневского застоя, когда у топов была манера сидеть одним туловищем на нескольких стульях.

В открытых источниках Витренко значится среди сотрудников «Нафтогаза» с 2004 года (с перерывами), в том числе захватил и «коболевскую семилетку». Стоит ли считать его членом команды Коболева? Настолько, насколько в эпоху широкомасштабного индивидуализма можно вообще говорить о командных играх. Гораздо более актуален вопрос: чего ждать от нового руководства едва ли не государствообразующего предприятия?

Логичным было бы заслушать претендента в представительном собрании (Кабмин, Верховня Рада, подойдет даже наделенный в последнее время широчайшими полномочиями СНБО) с программой развития предприятия. Но, очевидно, это становится обязательным лишь в том случае, если какое-либо развитие планируется в принципе.

Попробуем предположить, что магистральные линии развития (или упадка) вряд ли будут перенаправлены. Удастся ли решить стратегическую задачу – увеличение газодобычи до полного отказа от энергетической импортозависимости? Скорее нет, чем да. Во всяком случае, для столь позитивных прогнозов нет особых оснований. Юрий Витренко уже занимал заметное место в системе нафтогазового топ-менеджмента, но это мало повлияло на развитие добывающего сектора.

Относительные успехи предприятия (не особо исправлявшие общую ситуацию, как можно отметить по итогам убыточного 2020 года) были связаны с внешними факторами, что также ставит рядом с прогнозами дальнейшего развития большой знак вопроса. Второго Стокгольмского арбитража уже не будет, а дальнейшее обострение отношений западной коалиции с РФ, которое, например, может привести к эмбарго на закупки энергоносителей у последней, автоматически ставит крест и на газовом транзите.

Гораздо больше оснований предполагать, что вопросы затыкания дыр, как и ранее, будут решаться за счет конечного потребителя, демонстрирующего неиссякаемый запас прочности и повышенную готовность к затягиванию поясов.

Дмитрий Михайлов