Продуктовые карточки отменяются. Что вместо них?

6510

Талоны на продукты «отменили», так и не начав применять их на практике. Советник президента Украины по экономическим вопросам Олег Устенко, ранее запустивший в информационное пространство идею введения карточной системы, сообщил, что план по организации поддержки социально незащищенных слоев населения может претерпеть значительные изменения. Якобы вместо талонов на определенные продукты бедные граждане получат «живые» деньги.

«Город Х» рассматривал проект введения продуктовых талонов, причины и перспективы их возможного внедрения в материале «Продуктовые карточки в Украине. Социальная победа или провал экономической политики?»

Теперь разберемся в преимуществах и недостатках нового предложения, поступившего из коридоров Офиса президента.

Причины социальных инициатив в принципе просты для понимания. Рост цен на энергоносители автоматически влечет рост цен на товары широкого спроса. Последние окажутся малодоступными для значительной части граждан.

Стоит отметить, что цены достаточно заметно увеличиваются уже года полтора-два. Если весной 2020-го куриное бедро стоило гривен 55-58 гривен за кг, то теперь его цена доходит до 95-98 гривен. Сахар подрос вдвое – с 14 до 27-28 гривен. Примерно в два раза подорожало подсолнечное масло. Куриные яйца, стоившие ранее 20-22 гривны, теперь вряд ли можно найти менее чем за 35. Прибавили в цене на 30-40% отдельные виды свинины и говядины. То есть рост цен по некоторым позициям составил значительно больше 10% инфляции 2021-го, по поводу которой бьет в колокола экспертное сообщество. Однако стремительное приближение к очередному старту предвыборной гонки диктует свои правила. Начало 2024-го не столь далекое, как может показаться на первый взгляд. 2023 год пройдет в борьбе за главный пост в стране. Зазевавшихся на старте может ожидать разочарование на финише. Во всяком случае, социальные инициативы, вброшенные в последний момент, могут просто не сработать, как это произошло с программой «Турбота» на прошлых выборах.

Кто такие бедные?

Для того, чтобы протянуть руку помощи беднейшим слоям населения, следует определить, кто такие бедные и сколько их в украинском государстве.

С 2015 года Всемирный банк поднял уровень крайней нищеты (extreme poverty) - абсолютно бедными считают людей, чей ежедневный доход не превышает 1,9 доллара США. Это примерно 54 гривны в день или 1620 гривен в месяц. На территории украинского государства таковых практически нет. Минимальная пенсия составляет 1934 грн. Хоть и ненамного, но больше.

В 2021 году вице-спикер Верховной Рады Елена Кондратюк сообщала, что, по данным многих международных организаций, уровень бедности в Украине вырос до 50%, за чертой бедности находится около 19 миллионов украинцев. Возможно, применялись некоторые иные нижние пределы черты бедности.

Например, в 2021 году пенсии ниже 2000 гривен получали 1,8 млн человек. Еще примерно 5,2 миллиона получали пенсии от 2000 до 3000 грн. Около 1,7 миллиона – от 3000 до 4000 грн.

Даже граждане, получающие минимальную заработную плату в размере 6500 грн (на руки это где-то 5200), вряд ли могут считаться обеспеченными. Впрочем, по европейским меркам среднестатистический украинский гражданин со средней заработной платой 14 300 гривен (445 евро) – это очень и очень бедный человек. Практически нищий.

По данным Госстата, в августе 2021 года 67,1% украинских домохозяйств относили себя к категории бедных. К категории небедных, но еще не представителей среднего класса - 31,9%. То есть, на средних и богатых приходился вообще 1%.

Отвечая на вопрос о доходе, который позволяет считать себя представителем среднего класса, 71,3% назвали сумму свыше 22 тыс. грн в месяц (это 686 евро, что, по европейским меркам, тоже является бедностью и к среднему классу не имеет никакого отношения).

Впрочем, во Всемирном банке насчитали всего 3% украинцев, проживающих в крайней бедности.

По данным советника Президента Украины Олега Устенко, помощь государства должна быть сконцентрирована на тех гражданах страны, которые "выживают". По факту, выживают практически все. Но, как шутили ранее, всего на всех не хватит, так как всех – много, а «всего» - мало. Категории граждан, которые смогут в случае чего рассчитывать на продуктовые дотации, определит Кабинет министров.

Откуда деньги?

Идея, которая, наверное, многим приходила в детстве – а давайте напечатаем денег, чтобы у всех было много – вряд ли может быть продуктивной (деньги не имеют ценности сами по себе, а являются лишь эквивалентом всего массива товаров и услуг). Хотя именно к ней в затруднительных ситуациях прибегают низкоэффективные правительства.

Затраты на реализацию проекта объективно могут быть незапредельно высокими. Например, если в категорию условных «счастливчиков» попадет два миллиона человек, и каждый получит дотацию в размере 1000 гривен, то общие затраты составят 2 млрд грн. Сумма совершенно некритическая для государственного бюджета. Даже если она будет увеличена в два-три раза не затрещит по швам, просто на некоторые иные социальные нужды, менее пиароемкие, расходы подсократят, а затягивать пояса отечественной социалке не впервой.

Иное дело, что эти средства мало помогут неимущим и никак не спасут производственный сектор, которому нужны не разовые подачки, а мощные инвестиционные потоки объемами в десятки и сотни миллиардов долларов. Но для этого, очевидно, нужны госуправленцы совершенно иного уровня подготовки и иной жизненной философии.

Почему отказались от карточек?

Можно было бы реализовать продуктовый социальный проект, потратившись только на производство карточек, которые стали бы мощным стимулом продвижения на рынке товаров, скажем так, невысшей категории. Широко применяемая в торговых сетях система скидок даже на товары, которые не относятся к категории скоропортящихся (например, алкоголь и крупы), наталкивает на мысль, что цена без скидки является чрезмерно завышенной. То есть обеспечить сниженных цен на социально значимые товары не так уж и сложно. К социальным, то есть продаваемым по низким ценам, отнесли бы товары не самой высшей категории. Это более-менее очевидно. Так называемая сниженная цена на такие товары и соответствовала бы реальной рыночной цене. Например, на полке в магазине размещаются колбасы стоимостью от 120 до 1000 гривен. Не меняя цен, можно просто переместить колбасу по 120 в раздел социальные продукты и за ней выстроится очередь из обладателей карточек. Психология людей устроена таким образом, что, получив льготы, большинство постараются во что бы то ни стало эти льготы реализовать.

Почему нет? Потому что у карточной системы и талонов на приобретение товаров сложилась дурная репутация с советских времен. А следовательно, пиар-эффект от реализации именно карточной концепции будет скорее негативным. Во всяком случае, представители оппозиционного кластера обязательно постараются по максимуму использовать лозунг «Довели страну до карточек!»

Насколько эффективны меры Кабмина

Не дожидаясь введения продуктовых дотаций (еще не факт, что таковые будут реализованы), Кабмин предпринимает попытки регулирования цен. Согласно постановлению от 12 января 2022 года, максимальная розничная наценка на ряд продуктов не должна превышать 10% от оптово-отпускной цены. 

Это касается цен на следующие виды продуктов: 

  • хлеб ржано-пшеничный; 
  • батон; 
  • гречневую крупу; 
  • муку пшеничную высшего сорта; 
  • сахар-песок; 
  • макаронные изделия отечественного производства (вермишель из муки высшего сорта); 
  • пастеризованное молоко 2,5% жирности (в пленке); 
  • масло подсолнечное; 
  • куриные яйца категории С1; 
  • птицу (тушку куриную); 
  • сливочное масло 72,5% жирности. 

Ничто не ново под Луной – подобная мера уже применялась на территории страны. До октября 2016 года розничная торговля не имела права устанавливать наценку к оптовой стоимости выше 10-15% на ряд товаров. Например, на хлеб, муку, мясо наценка не выше 10%, на крупы, молоко, масло — не выше 15%.

Помогала такая система сдерживанию роста цент? Отнюдь. В Кабинете министров Гройсмана подобную систему назвали коррупционной и отменили. Но справедливости ради стоит отметить, что либертарианская концепция от Гройсмана тоже особо историю страны не подправила. Экономика и социалка продолжали балансировать на границе «так себе» и «ничего хорошего, но жить кое-как можно».

Екатерина Павловская