Полицейские в законе

2229

Месяц отработали без закона, что называется на личном обаянии. Можно выдохнуть. Гарант всего и вся, одной рукой дав стартовую отмашку работе новой полиции, другой уверенно сжимал перо с набухшей чернильной каплей над законом о той же самой полиции, как человек не лишенный театральных задатков, выдерживая мхатовскую паузу.

Очевидно, в рамках реализации концепции экспериментальной политики необходимо было предоставить возможность «уполномоченным лицам» проявить себя в неформальной обстановке, а заодно проверить, достаточно ли одеть человека в униформу, чтобы он автоматически стал представителем власти. Как говаривал в таких случаях один юрист с богатым профессиональным опытом: по закону может любой дурак, а вы попробуйте так.

Полицейская академия. Миссия в Украине

«Месячник беззакония» прошел относительно спокойно, что является еще одним показателем способности народонаселения проникнуться пониманием к любым жизненным ситуациям. В каких-нибудь штатишках даже начинающий адвокат без особых усилий опротестовал бы все действия новых полицейских, а то и отбил бы для клиентов неслабые профиты. Но в стране, где уличные шоу стали частью национальной культурной традицией, и любая возможность заполучить удачный ролик на ютубе ценится на вес золота, никому и в голову не пришло вдаваться в какие-то скучнейшие формальности.

Поскольку проверка чувств дала позитивную реакцию, было принято решение от «гражданского брака» между полицией и обществом перейти к тому, что в народе с легкой долей иронии называется штампом в паспорте.

Размашистая подпись гаранта под Законом О национальной полиции подвела итог общественному эксперименту. Технику прыжков с вышки отработали, можно и воду в бассейн наливать.

В связи с окончательным утверждением написанного пером (которое, как известно, не вырубишь топором, можно только обжаловать в Конституционном суде) крайне актуальной становится проблематика выявления нюансов, призванных внести в повседневность новый колорит.

Документ говорит окончательное и бесповоротное «гуд бай» не только милиции, но и определенной части ее сотрудников. Пункт восьмой заключительных и переходных положений указывает на то, что с момента опубликования этого закона все сотрудники милиции считаются предупрежденными в установленном порядке о возможном предстоящем увольнении по сокращению штатов. Неоднократно анонсированная большая чистка практически уже вытирает ноги о коврик на пороге милиционерского ведомства.

Трудоустройство освобожденных сотрудников вряд ли станет неподъемной проблемой для общества, поскольку уволенный мент – все равно что дембель. Ему на гражданке все рады. Его всюду берут: и в охрану, и… в усиленную охрану.

Углубившись в недра закона среднестатистический потребитель правоохранительных услуг может заметить, что сформировавшиеся у него за месяц стереотипические представления о новой полиции изрядно отличаются от видения законодателя, который трактует новую структуру не как «бригады охотников за бомжами», а как центральный орган исполнительной власти, который служит обществу путем обеспечения охраны прав и свобод человека, противодействия преступности, поддержания публичного порядка и общественной безопасности.

Сравните с трактовкой уже неактуального Закона О милиции: «Милиция в Украине — государственный вооруженный орган исполнительной власти, защищающий жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, природную среду, интересы общества и государства от противоправных посягательств». 

Вроде те же самые фуражки. Ан нет, не те же, а уже – вид сбоку. В частности, появляется достаточно акцентированная формулировка «служит обществу», что в предыдущем законе было размыто рассуждениями о защите жизни, здоровья, прав и свобод граждан и так далее.

Под бурные дебаты о децентрализации местные органы власти, похоже, будут лишены права создавать местную милицию-полицию. Если в Законе О милиции такая возможность предусматривалась, то в новом понятие «местная полиця» отсутствует. Хотя в современных условиях, когда вооруженные подразделения создаются политическими структурами и даже частными лицами, подобный вопрос может быть разрешен в подзаконном (или внезаконном) порядке, например, в рамках революционной целесообразности, которую еще пока никто не отменял.

Знаковой позицией является изменение формы отчетности регионального полицейского руководства. Если начальники главупров МВД зачитывали доклады перед депутатами местных советов, то полицейские командиры будут вывешивать информацию о проделанной работе на официальных сайтах, что символизирует отказ от совковых методов работы в пользу стремительного движения в ногу со временем.

Признаком более развернутого спектра задач, которые ставятся перед новой полицией, является расширение списка применяемых спецсредств. Старая милиция боролась с теми, кто «кое-где у нас порой честно жить не хочет», используя наручники, резиновые дубинки, средства связывания, слезоточивые вещества, светозвуковые приспособления отвлекающего действия, приспособления для открытия помещений и принудительной остановки транспорта, водометы, бронемашины и прочие специальные и транспортные средства, служебных собак. Арсенал «вооружения» новой полиции значительно богаче. Полицейский получает право пользоваться не только резиновой дубинкой, но и пластиковой, что может иметь существенное значение, например, в условиях спада производства резиновой промышленности. Список спецсредств дополняют электрошоковые устройства контактного и контактно-дистанционного действия, сетки для связывания, средства акустического и микроволнового воздействия, гранаты, боеприпасы и малогабаритные взрывные устройства для разрушения препятствий и принудительной открытия помещений, устройства для отстрела патронов, снаряженных резиновыми или аналогичными за своими свойствами метательными снарядами несмертельного действия, средства, оборудованные безопасными димосоздающими препаратами, служебные лошади. Впрочем, лошади и ранее несли верную службу по охране общественного порядка, но, как видим, их статус не был закреплен законодательно.

И конечно же, к изюмине изменений следует отнести появление нового для Украины звания – капрал, которое заменит устаревшее «младший сержант». Присутствие в различные исторические периоды и эпохи данного звания в «табели о рангах» армий Германии, Италии, Франции и США четко обозначает направление международного вектора развития местной правоохранительной системы. Расстраивает пока отсутствие национального колорита. Предложения президента ввести, например, в вооруженных силах (далее – фрагмент цитаты) «полностью соответствующего украинским традициям» звание хорунжего, или не были своевременно услышаны или осознанно проигнорированы создателями новой полиции.

Но не смотря на несовершенство закона в части системы специальных званий, само его подписание придало уверенности сотрудникам новой структуры, которые от демонстративного задержания лиц без определенного места жительства перешли к выполнению более глубоких задач. Очевидцы рассказывают, что, между прочим, в соседнем районе полицейский оштрафовал народного депутата.

Андрей Кравченко