Почему визовый режим с Россией вероятен как никогда

2087

Ставшая классикой жанра реплика сантехника из ЖЭКа номер пять «Все течет ничего не меняется», по счастью, не имеет к отечественным реформам никакого отношения.

Если еще каких-нибудь года четыре назад фразы «Порошенко блокировал «Одноклассников» и «Луценко завел уголовное дело на Сталина» могли бы стать просто убойными КВНовскими шутками, то сегодня эти мероприятия являются едва ли не стержневыми элементами реформационной конструкции.

Но в деле преобразований, как и в велоспорте, главное не сбавлять обороты. Поэтому следующий шаг должен быть мгновенным и столь же разящим массовое сознание.

Тема введения визового режима с Российской Федерацией хоть уже и более трех лет бродит по новостным лентам, по-прежнему остается на острие информационного ножа.

В октябре прошлого года Рада уже принималась за строительство визовой стены, которая бы стала мощным дополнением стены из сетки Рабица имени Второго правительства камикадзе. Но не срослось. По версии отдельных экспертов, чуть ли не главный прораб этого строительства спикер Парубий был причиной несростания. Визовый режим он предложил ввести в качестве «нашего ответа Чемберлену» после ареста на территории РФ украинского гражданина Романа Сущенко, операция по освобождению которого в отличии от «дела Савченко» проводится в тотальной информационной тишине.

Идею поддержал «Народный фронт», который долго и усердно на уровне и экс-премьера Яценюка, проделавшего тернистый путь политического роста от категорического «против» до принципиального «за», и руководства парламентской фракции, и руководства Рады педалировал данную тему.

Частично инициативу поддерживали БПП, «Самопомощь», РПЛ. Группы «Воля народа» и «Видродження» не возражали, а «Батькивщина», заняв позицию впереди парламентского паровоза, вообще требовала разрыва дипотношений с недружественной страной.

Но в час времени Х в сессионном зале спикер о визовом законопроекте даже и не вспомнил, как будто ничего и не затевалось. А если и вспомнил, то не столь громогласно, как ранее.

Очевидно, подсчет штыков дал отрицательный результат, и творческую инициативу отложили до лучших времен, которые, собственно говоря, и наступили.

Из окопов «Народного фронта» сообщили, что на этой неделе поиск голосов продолжится, и, учитывая принятие вышеуказанных резонансных решений по соцсетям и Сталину-Берии, вероятность нахождения большинства возрастает в разы.

На этом этапе чрезвычайно важно не углубляться в мотивацию, так как все ранее высказанные пункты «за» отличались повышенной степенью беспомощности и только уводили в сторону от стратегического решения.

Чрезвычайно популярные рассказы о том, что введение виз с РФ воспрепятствует проникновению на территорию Украины диверсантов, шпионов, террористов и подрывных групп, как не выдерживали критики ранее, так не выдерживают ее и поныне.

Диверсантов отправят за визами

То, что после получения безвиза с ЕСом, данной льготой смогут воспользоваться пребывающие на территории Украины граждане РФ, столь же мало соответствует действительности, как и то, что безвиз открывает какие-то перспективы для зарубежного трудоустройства или получения образования в иностранных вузах.

Еще менее пригодны исторические параллели, авторы которых указывают на то, что во время войны у СССР не было безвизового режима с Германией. Причем непригодны сразу по двум причинам. Во-первых, между данными государствами не существовало и визового режима. Во-вторых, Петр Порошенко и Арсен Аваков настолько не похожи на товарищей Сталина и Берию, что данное несходство разваливает историческую аналогию до основания.

К тому же, обоснователи необходимости визового режима историко-политическим методом легко ловятся на противоречиях, так как ни одна из вышеупомянутых противоборствующих сторон не предоставляла противнику и свою газотранспортную систему для перекачки углеводов с места на место. Официальный же Киев неоднократно настаивал на своей незаменимости в статусе надежного транзитера между ЕС и страной-агрессором.

Столь же маловесомы аргументы и «против».

То, что в результате введения зеркальных мер со стороны геополитических оппонентов пострадают 4 миллиона граждан Украины, которые, по данным отечественного МИДа, пребывают на территории РФ, для инициаторов введения визового режима не имеет ровным счетом никакого значения. На вопрос «А куда денутся эти люди?» ответ в общих чертах более-менее понятен. Они денутся туда, куда делись все те, кто лишился работы, бизнеса, ларьков, части реальных доходов в результате падения курса нацвалюты, роста цен и тарифов. К тому же авторитет заробитчан, которые избрали восточный вектор своего личностного развития, чрезвычайно низок, что лучше всего отображает информационная травля актеров, выступающих на территории РФ.

Так что рассказы, например, аналитика Чорновила о том, что введение визового режима приведет чуть ли не к восстаниям бывших заробитчан, имеет такое же отношение к аналитике, как и заробитчане к восстанию. Гораздо больше оснований прогнозировать, что точеные и неорганизованные выступления (если таковые будут вообще) заробитчан будут легко и непринужденно подавлены националистическими силами при информационной поддержке телевизионных каналов с минимальным вмешательством представителей госаппарата.

Но, несмотря на всю легкость решения предстоящей задачи, рассчитывать инициаторам визовых ограничений на получение хоть незначительных политических дивидендов достаточно трудно. Однопроцентный «Народный фронт» спасет лишь тщательный ребрендинг и радикальная кадровая перетасовка, после которых ни одного эн-эфовца уже невозможно будет идентифицировать с провалившимся политическим проектом. Так что все их усилия характеризует фраза нувориша с постсоветского пространства, посетившего Лувр: «Никакого удовольствия, кроме эстетического, конечно».

Пропрезидентские силы могут рассчитывать на электоральный успех лишь при создании ситуации «при всем богатстве выбора альтернативы нет».

Разнокалиберной оппозиции тоже вряд ли что-то обломится, потому что выступающий за введение виз электорат не настолько резиновый, чтобы удовлетворить все потребности оппы в сколь-нибудь ощутимом объеме.

Единственной решаемой задачей в данной истории является движение к стопроцентному отказу от каких-либо ранее существовавших географических преимуществ в пользу частичной самоизоляции. Например, некогда считавшийся на территории Украины реформаторским идолом Каха Бендукидзе решал подобные задачи феноменально просто, предлагая представить, что вместо территории РФ – водная гладь. В этом смысле введение визового режима станет лишь исправлением исторической ошибки геополитически малограмотных скифов, вырывших Черное море на месте Черного моря, а не на территории северо-восточного соседа.

Андрей Кравченко