Диверсантов отправят за визами

2869

Если бы тему отмены безвиза Украины с РФ решили вынести на обсуждение в студии одного из дежурных ток-шоу, то вступительная часть могла бы выглядеть следующим образом: «На фоне крупнейшего за всю историю страны парламентско-правительственного кризиса в Верховной Раде зарегистрирован проект постановления о прекращении свободного перемещения граждан через украино-российскую границу. Что это? Попытка переписать актуальную повестку дня или реализация последовательной вешней политики?»

«Проект Постановления об обращении к Кабинету министров Украины относительно прекращения действия Соглашения между Правительством Украины и Правительством Российской Федерации о безвизовых поездках граждан Украины и Российской Федерации» был зарегистрирован 5 февраля, в преддверии отчета главы вышеупомянутого КМУ перед законодательным собранием. Конечно же, соблазн отнести появление документа к попыткам переориентировать общественное внимание с нависшей над Кабмином угрозы бесславной отставки на не менее скандальные темы крайне велик. В пользу данной версии отчасти говорит и то, что рупорами безвизовой темы являются товарищи премьера по рейтинговому несчастью глава СНБО Александр Турчинов и его предшественник на ответственном посту ныне вице-спикер парламента Андрей Парубий. И не случайно человек с фамилией на «П» (в традициях советской школы перечисления имен, отвергавшей оппортунистический алфавитный принцип) поставлен по главу списка авторов проекта Постановы. Определенно, он что-то знает. Хотя делать упор только на конкретных именах вряд ли оправданно. Если бы, к примеру, заведующего отделом агитации и пропаганды Днепропетровского обкома комсомола в свое время перевели на ответственную работу в ЦК ВЛКСМ, не исключено, что он бы сейчас занимался решением иных, не менее серьезных вопросов. Но изменило бы это общую картину межгосударственных отношений в Европе на современном этапе? Скорее нет, чем да.

То, что политпроект «Народный фронт» находится на грани полного краха, делает абсолютно логичным организацию какого-нибудь более-менее шумного скандала, в котором симпатии радикально настроенной, а, следовательно, и самой активной части электоральных масс будут на стороне НФ. Антироссийская тематика, играющая на данном этапе развития украинского государства роль одного из мощных внутриполитических факторов, является если и не всегда выигрышным, то, во всяком случае, всегда беспроигрышным вариантом. Тем более что обнуление всех видов сотрудничества с РФ после «февральской революции» стало одним из основных направлений деятельности и правительства, и парламента, а еще одной из немногих сфер, где действительно были достигнуты значительные результаты. Обвал товарооборота и фактическая ликвидация хозяйственных связей с весьма четко вырисовывающейся перспективой прекращения транзита российского газа через территорию Украины в ближайшие годы делает задачу достижения полной независимости вопросом буквально пары-тройка шагов. Одним из таких шагов может стать введение, в соответствии с комментариями секретаря СНБО, реального и достаточно жесткого визового режима. А заявление вице-спикера Парубия о том, что визы станут преградой на пути проникновения в Украину вражеской агентуры и диверсионных групп, указывает на абсолютное превалирование принципиальной части вопроса над мотивационной.

Вопрос отмены безвизового режима с РФ болтается в информационном пространстве уже без малого два года.

Еще 19 марта 2014 года СНБО, который тогда возглавлял Парубий, дал поручение Министерству иностранных дел ввести визовый режим с Российской федерацией. Однако премьер Яценюк был против резких движений в условиях крайне низкой степени устойчивости политической ситуации.

В дальнейшем достаточно успешно без каких-либо заметных внутренних волнений (во всяком случае, на большей части территории Украины) реализовывалась тактика отрезания хвоста от собаки по частям.

Уже в октябре 2014-го буквально накануне парламентских выборов премьер заметил, что выпадает из столь жирной в рейтинговом отношении темы и решил включить «патриота», выступив с заявлениями, будто (здесь – подарок апологетам концепции повторяющейся истории) визовый режим позволит обезопасить страну от возможного прибытия диверсантов. Реализацию идеи безвиза Яценюк также тесно увязывал с активно поддерживаемым им же строительством стены вдоль украино-российской границы. Позаимствованный из оруэлловского «Animal Farm» и наверняка имеющий шансы занять место в рубрике «Классика жанра» проект «Стена» хоть и сошел в небытие под аккомпанемент новостных сообщений о том, что деньги на строительство якобы разворовали, а вместо бастионов и редутов на пути вражеских танков встанет непроходимая сетка Рабица, тем не менее, внес свои «пять копеек» в дело переформатировании общественного сознания. В целом картина с народным волеизъявлением выглядит примерно следующим образом. По данным Киевского международного института социологии, 46% респондентов  из Украины за то, чтобы отношения с Россией были такими же, как с другими странами — с закрытыми границами и таможнями. В далеком 2010 году таковых было всего 8%.

С 1 марта 2015-го граждане РФ могут въезжать на территорию Украины только по загранпаспортам. С сентября того же года практически прекращено воздушное сообщение между двумя странами. Следующим шагом как раз могла бы стать отмена свободного пересечения границы. Однако, процесс взаимного «человекообмена» наталкивается на целый ряд противоречий и возможных рисков, что фактически ставит представителей украинской власти перед проблемой выполнения сложнейшей задачи, которую бывший посол РФ в Украине Виктор Черномырдин описывал фразой «впихнуть невпихуемое».

Ряд фактов показывают, что Москва и сама не прочь пошантажировать соседей. Спикер Совета Федераций Валентина Матвиенко еще в декабре прошлого года не исключала возможности введения визового режима для Украины. В феврале нынешнего тему поддержал глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Слуцкий. Отмена визового режима была использована в качестве одного из механизмов давления на Турцию после обострения отношений с РФ. Так что вероятность симметричного ответа со стороны восточного непартнера достаточно высока.

Подвизавшийся на почве развития теоретической базы современной политологии секретарь СНБО Турчинов в своей фундаментальной статье «Терроризм. Гибридная война. Россия» отметил, что одной из разновидностей гибридной войны становятся регулируемые миграционные потоки. Далее цитата: «Кстати, эффективность применения миграционной темы в гибридной войне вдохновила Россию к изменению официальных условий пребывания граждан Украины в РФ. Создаются предпосылки для депортации наших граждан и инфильтрации в Украину специально подготовленных антиукраинских элементов с целью дальнейшей дестабилизации обстановки». Очевидно, что введение визового режима усиливает опасения секретаря СНБО в разы. По данным ФМС РФ, в 2015 году в России только официально находилось 2,6 млн граждан Украины. Им придется вернуться в Украину и выстроиться в очередь за визами, то есть стать тем самым «миграционным оружием», которое используется агрессором в гибридной войне.

Кроме того, по версии Турчинова страна не обезопасит себя от проникновения диверсантов, а напротив встанет перед угрозой «инфильтрации в Украину специально подготовленных антиукраинских элементов».

Существенное значение имеет и такой часто упоминаемый во внутриполитических дискуссиях фактор как «помощь агрессору». Виза в РФ, например, для граждан европейских стран стоит 35 евро (срочное рассмотрение заявления 70 евро). Если пара миллионов заробитчан заплатят за визы, то сборы составят 70 миллионов евро или более 600 миллионов рублей. Учитывая данное обстоятельство, авторы вышеупомянутого проекта постановы могут легко нарваться на обвинения в содействии увеличения доходов страны-агрессора.

Конечно же, уровень энтузиазма и куража в действующей Раде достаточно высок для принятия самых смелых решений. Тем не менее, есть вероятность, что актуальный документ могут слить с минимальными шумовыми эффектами. Кроме прочих рисков на это указывает и без того резкое сужение пространства для маневра в обсуждаемом секторе политической активности. После отмены безвиза и обнуления экономических связей в арсенале угроз в адрес противника останется только разрыв дипломатических отношений, что вряд ли будет рекомендовано западными партнерами. А если все, что только возможно, переделать сегодня, то завтра и поговорить будет не о чем.

Дмитрий Михайлов