План Маршалла или план Моргентау

2285

Коллекция планов Маршалла для Украины пополнилась еще одним экземпляром, что, несомненно, добавило энтузиазма приверженцам политического культа, основную часть мифологии которого сын турецкоподданного сформулировал емкой фразой «Заграница нам поможет».

 

Накануне встречи министров иностранных дел «нормандской четверки» 3 марта депутат Бундестага Карл-Георг Вельман, неоднократно выступавший с комментариями по украинской проблематике, засветился в новостных лентах с очередным заявлением: ФРГ разрабатывает стратегию стабилизации и развития Украины, которая послужит дополнением к Соглашению об ассоциации с ЕС. К проведению параллелей с планом восстановления послевоенной Европы, очевидно, подтолкнула та часть выступления, в которой говорилось о «гораздо больших финансовых и политических усилиях».

Для проверки «энергетической ценности» сообщения необходимо обратиться к истории вопроса.

«Председатель подкомитета по военной готовности Палаты представителей США Курт Велдон заявил о намерении выйти с инициативой начать «план Маршалла» для Украины. По мнению конгрессмена, Украина заслуживает значительно большего внимания и поддержки со стороны законодательной и исполнительной власти Соединенных Штатов, заявил он во время встречи с делегацией Украины». Сообщение датируется 2001 годом. То есть идеям оказания ударной, приводящей к быстрому позитивному результату экономической помощи Украине как минимум полтора десятка лет.

Особо весомый вклад в развитие данной темы был внесен за последние два года, когда о перенесении опыта плана Маршалла на украинскую почву не рассуждал только ленивый.

В ноябре 2014-го Комитеты по иностранным и европейским делам литовского парламента приняли резолюцию с призывом инициировать на уровне ЕС дискуссию по вопросу шестилетней программы финансовой помощи Украине в объеме 30 млрд. евро. Деньги неплохие. Но не срослось.

План модернизации Украины Бернара-Анри Леви предполагал создание «Украинского фонда восстановления» с капиталом 300 млрд долл. для инвестирования в различные сектора экономики. Не сложилось.

В апреле 2015-го Гражданская инициатива «План Маршалла для Украины» зарегистрировала в Бундестаге петицию с требованиями реализации проекта экономической помощи.

По теме прошлись и Джордж Сорос, и Бронислав Коморовский, и Леонид Кучма в перерывах от забот по мирному урегулированию, и, конечно же, премьер Яценюк, для правительства которого получение заемных средств является едва ли не основным смыслом существования.

Фрау Меркель сказала волшебное слово

Готовность официального Киева после смены политического режима получать денежные средства практически на любых условиях и в любых количествах никем не подвергается сомнению. Однако поиск достаточно щедрых партнеров затрудняется крайне низким уровнем мотивации последних. А заявления Президента Порошенко об отказе от «кредитной кислородной подушки» в пользу «инвестиционной терапии» можно рассматривать скорее как удачную находку президентских спичрайтеров, нежели как руководство к действию. В 2014 году объем прямых иностранных инвестиций сократился на 19,5%, в 2015-м – еще на 5,2%.

Но вернемся к нашим «маршаллам».

В результате реализации четырехлетнего плана восстановления послевоенной Европы (с 1948 по 1951 годы) Соединенные Штаты Америки за сравнительно небольшие деньги – 12,3 млрд. долл., или порядка 150 млрд долл. в ценах 2015 года – приобрели ряд геополитических и экономических преимуществ. Им достаточно успешно удалось реализовать концепцию «старшего брата» на европейском континенте, а доллар превратился в мировую валюту, что хоть как-то помогает США нести нелегкое бремя мирового лидерства.

Выдвигая в качестве условия предоставления финансовой помощи европейским странам приобретение американских товаров, Штаты успешно субсидировали собственное производство, и в итоге значительная часть денег, направляемых в Европу, вернулась обратно.

Способна ли Украина для кого-либо решить тот комплекс задач, которые в середине прошлого века для США решила Западная Европа – вопрос весьма дискуссионный.

В рамках реализации плана Маршалла средства выделялись в виде безвозмездной помощи, дешевых кредитов и долгосрочного лизинга. Учитывая, что в современном мире бесплатный сыр бывает только в бесплатном магазине, первый пункт применительно к Украине, скорее всего, следует исключить. Во всяком случае, при поиске желающих дать денег безвозмездно (то есть даром) леса рук не наблюдается. Если же называть финансовой помощью кредитование, то план Маршалла в Украине фактически уже работает.

В 2014 году Кабмин одолжил у внешних кредиторов 9 млрд. долл. В 2015-м, если сложить все суммы, озвученные открытыми источниками, получится никак не меньше 13,5 млрд. долл. Итого - 22,5 млрд. долл. за два года. Для сравнения: Франция по плану Маршалла за четыре года получила 2,3 млрд. долл. (в ценах 2015 года – порядка 28 млрд.), Западная Германия – 1,45 млрд. долл. (17,7 млрд. долл.). При этом изъятие оборудования и транспорта из западной части Германии в пользу США, Великобритании и Франции составило 4,8 млрд. долл. То есть немцам дали гораздо меньше, чем забрали, что, собственно, не помешало им добиться кое-каких успехов уже в первые послевоенные годы. Очевидно, вопрос был не только в объеме финансовой помощи, но и в выборе определенного направления развития. В этой связи следует упомянуть, что изначально для Германии предлагался совершенно иной проект послевоенного устройства – план министра финансов США Генри Моргентау, предусматривающий ликвидацию тяжелой промышленности и превращение Германии в аграрную страну. Близкие если не по форме, то по содержанию процессы можно наблюдать в современной Украине, вставшей, если судить по показателям последних лет, на путь стремительной деиндустриализации. По данным Госстата, в 2014 году промышленное производство упало на 10,1%, в 2015-м – еще на 13,4%. По отдельным отраслям падение доходит до 20-35%.

На этом фоне совершенно в духе плана Моргентау звучит заявление посла США в Украине Джеффри Пайетта о том, что «Украина уже является одним из крупнейших производителей сельскохозяйственных товаров, но она должна стать аграрной сверхдержавой». Вне всякого сомнения, господин посол преследовал цель именно приободрить местную аудиторию. Хотя на сегодняшний день в мире не известно ни одной аграрной страны, имеющей статус не то что сверхдержавы, а хотя бы рядового члена клуба развитых государств.

Андрей Кравченко