Ноу-хау от Минобраза: языки разделили на категории

954

Министерство образования и науки совместно с Верховной Радой предприняли очередную попытку внести ясность в языковой вопрос, который, по версии некоторых аналитиков, ранее подвергался искусственному усложнению в угоду тех или иных политических интересов.

30 мая парламентарии со второго раза с гандикапом всего в четыре голоса (229 – «за») приняли за основу законопроект "О среднем образовании", в котором одно из центральных мест занимает языковая тематика.

"Мовный ларчик", вокруг которого был исполнен не один танец с бубном, открывался гораздо проще, нежели могли предположить все художники-примитивисты вместе взятые. Оказывается, для защиты образовательных прав граждан, считающих родными различные языки, достаточно разделить эти самые языки на категории.

Параллели с распространявшимися на президентских выборах 2004 года агитационно-пропагандистскими листовками, на которых территория страны была разделена на три сорта, не имеют никаких оснований, так как в случае с языками среднего образования категорий предлагается сделать четыре.

На недержавном – лучше дома. Языковой ликбез

В первой категории всего один язык – государственный, который становится единственным языком образования.

Ранее в стране существовали школы с различными языками обучения – украинские школы, русские, венгерские, крымско-татарские и так далее. (Например, в начале десятых годов в Харькове половина школ были украинскими, четверть русскими и еще одна четверть смешанными.)

Если ранее граждане могли выбирать для своих детей язык  образования, и потом всю жизнь мучиться – верный выбор или ошибочный – то теперь задача значительно упрощается. Выбирать практически ничего не надо. Это нелегкое бремя в значительной части берет на себя МОН: язык образования во всех школах один –государственный.

Ко второй категории относятся языки народов, которых законодатель определяет как коренные народы, которые не имеют собственной государственности. К таковым, например, относятся крымские татары. Для данной категории допускается получение среднего образования с 1 по 12 класс на родном языке наряду с украинским (в каких пропорциях будет производится языковое квотирование, законодатель не уточнил, и, следовательно, оставил на усмотрение МОНа и учебных заведений).

Слабым местом данной нормы законопроекта является отсутствие четкого списка народов, которые относятся к коренным. Относятся ли к таковым русины, гагаузы, караимы, крымчаки?

В третью категорию входят национальные меньшинства, языки которых являются языками стран ЕС (например, венгры, румыны, поляки, словаки, греки).

Данной категории будет разрешено обучаться на родном языке с 1 по 4-й класс.

С 5-го класса доля государственного языка в обучении должна быть не менее 20% и постепенно увеличиваться. В 9-м классе – не менее 40%.

В 10-12 классах доля государственного языка должна составлять не менее 60%.

К четвертой категории, собственно, относятся все, кто не попал в первые три (русские и русскоязычные украинцы, белорусы, евреи, армяне, молдаване, грузины, турки и прочие).

Им на родных языках разрешается получать образование только с 1 по 4 класс.

Начиная с 5-го класса, доля государственного языка в обучении не должна быть ниже 80%.

***

При этом следует иметь в виду, что обучение на родном языке отнюдь не является обязательным. Представитель любой национальности может поступить в школу со 100-процентным преподаванием на государственном языке.

Система разделения учащихся на категории вносит достаточно высокую долю ясности в считавшиеся ранее запутанными языковые отношения, чем несколько напоминает цветовую дифференциацию штанов, установленную на планете Плюк в галактике Кин-дза-дза.

Главное – не задавать наводящие (тень на плетень) вопросы.

С тем, почему граждане, которые в соответствии с основным законом, имеют равные права, согласно МОНовским процентовкам, равноправны как бы не совсем, все более-менее понятно. Очевидно, обладающие широким кругозором составители законопроекта достаточно внимательно изучили основополагающий труд Джорджа Оруэлла "Animal Farm", в котором один из постулатов, предлагаемых аудитории реформаторами, звучал примерно так: "Все равны, но некоторые ровнее".

А вот по поводу числовых показателей у людей с математическим складом мышления могли бы возникнуть вопросы-заковыки.

Например, какой логарифмической линейкой и в какой тайной лаборатории производились вычисления, давшие вышеуказанные результаты? Откуда взялся показатель, например, 80%? Почему не 50, не 70, не 90? Показатели родились в результате научных расчетов или же на глазок как плод фантазии специалистов из МОНа?

Впрочем, людей, что-либо понимающих в числовых показателях, становится все меньше (не в последнюю очередь благодаря реформаторским усилиям в образовательной сфере). Так что математические вопросы могут и не возникнуть.

Дмитрий Михайлов