НАТО и извечный вопрос харьковской интеллигенции

2837

Вместо эпиграфа.

- Народ совершенно не понимает вашей музыки.

- Так не для него эта музыка и писалась. А для фортепиано с оркестром.

(КВН 80-х)

 

Извечным для заграничной интеллигенции 19-го века считался вопрос: «Что делать?»

Харьковская интеллигенция озаботилась поиском новых смыслов, поставив вопрос несколько иначе: «Чтобы что?..»

От вялой и размытой иностранной версии, эмоциональный окрас которой близок к невнятному бормотанию «Что делать? Ума не приложу…», харьковский вариант отличается требованием жесткой конкретики. Именно поэтому он максимально применим к любым современным общественно-политическим вызовам, что наилучшим образом иллюстрируется последим заявлением президента Порошенко о проведении референдума по вопросу вступления Украины в НАТО.

«Четыре года назад членство Украины в НАТО поддерживали 16% населения. Сейчас — 54%. Как президент я руководствуюсь мнением своего народа — я проведу референдум по вопросу вступления в НАТО. Если украинцы проголосуют «за», я приложу все усилия для того, чтобы добиться членства в Североатлантическом альянсе», — сообщил Петр Порошенко газете Berliner Morgenрost.

Актуальность споров по поводу цифр в данном случае минимальна. Попытки подправить число сторонников в сторону уменьшения, со ссылками на данные соцопросов, ровным счетом ничего не меняют. Стартовые позиции в 44-47% в период подхода электората к избирательным урнам дают уверенную победу (достаточно вспомнить, что свой собственный рейтинг кандидату Порошенко удалось раскрутить с трех процентов до 55-ти).

Кто мешает Украине вступить в НАТО

На путь к постижению всей глубины наших глубин как раз и направляет сюжетообразующий вопрос «Главнокомандующий сделал данное заявление, чтобы что?..», не уловив значимости которого представители экспертного сообщества и вмонтированные в блогосферу комментаторы бросились оттаптываться на теме.

Из лежащего на поверхности сразу же была выхвачена идея доведения ситуации до абсурда (один из самых простых, но крайне эффективных приемов ведения околополитических дискуссий).

Параллельно с референдумом по НАТО сразу же было предложено провести референдумы по безвизу, вступлению в ЕС, отмене 8-го Марта, повышению заработной платы до 1000 долларов, отмене действия законов Ньютона на территории Украины, членстве в Британском Содружестве и распределении между гражданами золота Полуботка в равных долях.

Весь нешуточный (по объему) массив предложения имел бы хоть какой-то смысл, если бы вопрос о референдуме малейшей частью задевал плоскость реальной политической практики. Проведение оного не имеет смысла, как минимум, по двум причинам. Во-первых, харьковский политический эксперт сурок Тишка может предсказать вступление в НАТО (с той же легкостью, с которой им был предсказан безвиз) и сэкономить для бюджета сотни миллионов гривен. Во-вторых, положительные результаты референдума оказались бы менее благоприятными для управленческих элит, нежели отрицательные, поскольку тогда возникла бы необходимость отвечать на не менее заковыристый вопрос: «И?»

В общении с иностранной прессой глава государства в очередной раз продемонстрировал блестящее знание правила номер ноль: во всех непонятных ситуациях говорить о безвизе и референдуме по НАТО. (Красноречивое молчание Трампа, грядущие выборы во Франции и ФРГ и гуляющие по сети сообщения о встрече Юлии Тимошенко с президентом США ясности и четкости мировым политическим процессам определенно не добавляют).

Порошенко за время президентства обращался к теме референдума по вступлению в НАТО вне всякой зависимости от того, что по данному поводу думают сами государства – члены Альянса.

Всего одной строкой - «Как президент я руководствуюсь мнением своего народа — я проведу референдум по вопросу вступления в НАТО» - главнокомандующий убивает, как минимум, двух зайцев. Присутствие в риторике термина «НАТО» указывает на то, что глава государства постоянно думает о безопасности. А упоминание о референдуме говорит о том, что он еще и демократ, руководствующийся исключительно мнением народа.

Единственным слабым местом в заявлении является фраза «Если украинцы проголосуют «за», я приложу все усилия для того, чтобы добиться членства в Североатлантическом альянсе», демонстрирующее полное отсутствие понимания того, что же делать дальше, если референдум-таки состоится. Буквальное прочтение текста наталкивает на мысли, что без подобного голосования глава государства прикладывает далеко не все усилия для достижения конечного результата. И если приложение усилий действительно зависит от всенародного голосования, то логичнее было бы параллельно голосонуть и по поводу корректировки социально-экономической политики. Возможно, именно отсутствие четкого понимания характера народного волеизъявления не позволяет управленческому классу определить величину и направление собственных усилий.

 

Андрей Кравченко