Кто мешает Украине вступить в НАТО

3033

Заявления о вступлении Украины куда-нибудь через энное количество лет становятся фишкой местных политиков, информационным блюдом, которое может появиться на столе у потребителя агитационного продукта абсолютно в любой момент в качестве комплимента от дежурного повара.

Принцип жесткой соревновательности в высшей степени дает толчок активности говорящих голов. Не успел премьер Владимир Гройсман собрать весь урожай коментов под сообщением о том, что узрел украинское членство в Евросоюзе через 10 лет, инициативу на поле политического прогнозирования перехватил спикер рады Андрей Порубий, пристроив страну в военно-политический блок НАТО, и объявив данный вопрос практически решенным – осталось лишь определиться со сроками.

Поводом для оптимизма послужило заседание межпарламентского совета Украина-НАТО 14 июня, поскольку при отсутствии после оформления зоны свободной торговли с ЕС дальнейших конкретных результатов по вмонтированию Украины в западноцивилизационные структуры ценными являются любые знаки внимания.

Подводя итоги плодотворного общения, спикер заявил, что, во-первых, до 2020 года украинская армия должна перейти на стандарты НАТО. А «Украина делает свои весомые и решительные шаги, и Украина убеждена, что решение Бухарестского саммита о том, что Украина будет членом НАТО, в ближайшее время будет реализовано». И это, во-вторых.

Но это, как говорится, один взгляд на мир, являющийся составной частью концепции «А из нашего окна вся Брюссельщина видна». Говорить о преимуществах членства в Альянсе не имеет решительно никакого смысла – они вроде бы очевидны. В свое время «натоведы» устраивали настоящие состязания, кто сформулирует наибольшее количество «плюсов». Рейтинги позитивов, как правило, возглавлял пункт 5-й Устава НАТО, который сообщает, что нападение на одного из членов ВПБ обязывает весь коллектив, выражаясь массовым языком, тянуть мазу. Подключение к режиму «Я в домике» уже является достаточным основанием для приобретения членского билета, что было бы для Украины вполне подходящим вариантом, особенно, если бы ей удалось поменяться «географическими квартирами» с Польшей или Румынией (в Словакии или Венгрии просто все не поместятся).

Взгляд с противоположной стороны паркана отличается еще более высоким уровнем замутненности. Как пишет дочка натовского генерала, «я сама из Брюсселя, здесь не все так однозначно». Не все хотят присоединения. Или, выражаясь словами одного из наиболее цитируемых современных ораторов, не только лишь все.

Еврооптимистическая трагедия

Уже озвученное заявление Парубия об убежденности украинской стороны, «что решение Бухарестского саммита о том, что Украина будет членом НАТО, в ближайшее время будет реализовано» явно выдернуто из параллельной реальности, в которой действительно на саммите в румынской столице принимались некие подобные решения. На нашей же параллели события развивались несколько иным образом. В 2008 году в разгар президентства Ющенко украинское руководство направило в Брюссель письмо с просьбой о включении Украины в План действия по членству в НАТО. Состоявшийся в апреле 2008-го саммит помимо прочей текучки обсуждал перспективы сотрудничества Альянса с Украиной и Грузией, но ни первая, ни вторая ПДЧ не получили. Данный вопрос проходил в повестке дня условно в разделе «разное», потому что основной темой были переговоры с двумя совсем иными странами -  Хорватией и Албанией - которые ровно через год стали членами блока, а также декламация наилучших пожеланий в адрес программы размещения в Восточной Европе средств противоракетной обороны. И эта тема тоже дождалась своего часа: Румыния и Польша готовятся разместить системы ПРО на своей территории, а РФ пытается грозить им ядерным кулаком из-за буферной зоны.

Что же касается Украины и Грузии, то Генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер в ту далекую пору сообщал, что НАТО приветствует их стремление в Альянс, и эти страны станут его членами, но… не так быстро, как того хотелось им, и Соединённым Штатам. План действий по обретению членства в альянсе (ПДЧ) Украине и Грузии в Бухаресте предоставлен не был.

С тех пор практически ничего существенным образом не изменилось. В рамках продолжения экспериментов по поиску эффективных механизмов управления хаосом Соединенные Штаты вполне могли бы поддержать дальнейшее расширение НАТО на восток, в чем их поддерживают члены Альянса, обладающие невысоким уровнем субъектности – страны Прибалтики и Словакия, а также пытающаяся примерить желтую майку лидера восточноевропейского региона Польша. Но поддерживаемый Германией и Францией уровень сомнений тоже достаточно высок. Фраза министра иностранных дел ФРГ Штайнмайера «Я вижу партнерские отношения между Украиной и НАТО, однако, не членство» практически стала девизом франко-германской позиции по украинскому вопросу.

Близких взглядов придерживаются федеральный канцлер Меркель и президент Франции Олланд, мотивируя свою позицию тем, что привлечение Украины в военный альянс «качественно» отличается от укрепления связей с Евросоюзом. Иными словами, расширение зоны свободной торговли – «Ja, ja, es ist fantastisch», а вступать в вооруженное противостояние с Российской Федерацией – «Nicht verstehen».

«Крымская заковыка» поставит перед евронатовцами крайне неприятные вопросы, отвечать на которые им, судя по всему, не хочется (ибо, как говаривал, один охотник за волчьими шкурами, охота – это когда охота, а когда неохота, то кому это надо).

Или придется согласиться, что часть территории страны – члена НАТО может находиться под контролем иного государства, что полностью нивелирует основополагающий принцип Североатлантического партнерства, изложенный в 5-м пункте Устава, или что-то делать руками. Или изгонять (святой водой и крестным знамением – иных вариантов на ближайшие годы не просматривается) Черноморский флот РФ из Севастополя, или принимать РФ в состав НАТО, чтобы, типа, на территории Альянса были все свои. Или проводить тонкую работу по реализации третьего этапа демонтажа стратегического противника, что может растянуться на десятилетия. То есть варианты есть, но все - или трудные, или долгие.

Утверждения президента Порошенко о том, что только народ Украины и никто иной будет решать вопрос о вступлении в НАТО и ЕС (например, на референдуме) при всем уважении к данной институции скорее следует отнести к разряду продуктов для внутреннего пользования. Пример идейно близкой Грузии продемонстрировал совершенно обратное. На проведенном в январе 2008 года референдуме (как раз в преддверии не раз упомянутого Бухарестского саммита) 77% населения страны проголосовали «за» вступление в Североатлантический альянс. Прошли годы, но Грузия даже не значится в списке стран – участниц ПДЧ. В 2006-м она стала участником ускоренного диалога, который продолжается 10 лет. (На фоне тысячелетней истории человеческих цивилизаций 10 лет – всего лишь мгновение, что вполне оправдывает понятие «ускоренный»).

Президент Чехии (страна маленькая, но самобытная) Милош Земан вообще договорился до того, что Украина, по его твердому мнению, должна быть нейтральной и пойти по пути финляндизации.

Мартовские (2016 года) заявления президента Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера о том, что в ближайшие 20-25 лет Украина не получит членства ни в ЕС, ни в НАТО, пусть остаются на его совести. А вот сообщение от 15 июня 2016 года о том, что Альянс готов оказать Украине консультативную помощь по самым разнообразным направлениям еще дожидается должной оценки в рубрике «Не надо давать нам советы, лучше помогите материально». Пока предвосхитить внутреннюю реакцию украинского руководства получилось только у Португалии, которая намерена выделить украинскому оборонному ведомству 200 тысяч евро на развитие военно-технической сферы. И, несмотря на оскорбительную мизерность суммы, которой хватит разве что на 5-6 наручных часов для представителей высшего командования, благородный порыв достоин подражания.

В связи с отсутствием более-менее реальных перспектив приобретения членского билета гораздо более продуктивным с точки зрения активизации внутриполитической дискуссии является вопрос «Кто виноват?»

Вешать очередную собаку на разжалованного из президентов Януковича - все равно, что стрелять горохом по стене. Морщить лицо в сторону фрау Меркель, еще с 2008 года фактически блокировавшей усилия Вашингтона по привлечению Украины в НАТО, как-то не принято. Утративший исторический шанс Ющенко – ныне не у дел. Но накануне того самого Бухарестского саммита 2008 года экс-министр обороны Гриценко жестко критиковал премьера Тимошенко за низкий уровень активности в деле сближения с НАТО. Якобы во время визита в Брюссель (за пару месяцев до саммита) она проигнорировала встречу с натовскими функционерами – и вот вам результат.

«Я могу сказать, что сейчас, после той работы, которая была проведена в Брюсселе, и, учитывая то, какую работу можно было провести, наши шансы на присоединение к ПДЧ составляют не больше 20%. Раньше я давал 70%, а сейчас даю не больше 20%», — заявлял в ту пору Гриценко и по предмету «политическое прогнозирование» заработал «четверку с плюсом».

Факт, конечно, незначительный, но вполне годный для обсуждения на политических ток-шоу, особенно накануне очередного предвыборного шухера. (Естественно, Юлия Владимировна, да продлится ее политическое долголетие, взята лишь в качестве примера, на роль политического «цапа відбувайла» десятки персон, как из эксов, так и из ныне действующих).

Тем не менее. Несмотря на нарастающие внутренние проблемки и далеко не выдающиеся результаты внешней политики, скорее препятствующие интеграционным процессам,  сообщения о приближающемся вступлении куда-нибудь важны. Во-первых, они все-таки приносят какие-то рейтинговые баллы персонам, застолбившим право на оглашение «добрых вестей». А во-вторых, выполняют крайне важную мобилизующую функцию, примерно такую же, как морковь на удочке, стимулирующая ослика двигаться вперед.

Дмитрий Михайлов