Крым и рым и Юлия Тимошенко

2351

Вторую годовщину крымских событий отметили публикацией ранее неизвестной широкому кругу читателей стенограммы закрытого заседания СНБО 28 февраля 2014 года.

Совпавшее с очередным обострением парламентско-правительственного кризиса обнародование документа вызвало в экспертной среде эмоциональное состояние, близкое к тому, что пережили старые большевики, ознакомившись с ленинским "Письмом к съезду". Завершая политическую карьеру, Ильич мимоходом подписал приговоры группе однопартийцев. В эпоху, когда соблюдение чистоты идеалов нередко становилось заменителем логики и здравого смысла, характеристика «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским» могла аукнуться серьезными неприятностями даже любимцам партии.

В аналогичной ситуации оказались практически все участники легендарного заседания СНБО, которые высказались против силового решения крымского кризиса, дабы не спровоцировать вероятного противника на дальнейшую эскалацию напряженности. За введение военного положения проголосовал лишь и.о. президента Турчинов. Прочие члены коллегиального органа – против. Но… Иных уж нет в большой политике, а те далече. Игорь Тенюх давно не министр обороны, Андрей Дещица отправился послом в Польшу, после Махницкого вот-вот назначат уже третьего генпрокурора, Андрей Парубий пересел из кресла секретаря СНБО в «президиум» Верховной Рады. Очевидно, поэтому масс-медиа сделали особый акцент на выступлении Юлии Тимошенко, партия которой, согласно исследованиям Киевского международного института социологии, по рейтингу приблизилась к пропрезидентскому блоку (15,1% и 16,6% соответственно).

Наиболее активно цитируемая фраза «Ни один танк не должен выйти из казармы, ни один солдат не должен поднять оружие. Иначе это будет проигрыш» призвана акцентировать внимание на некоей особой роли в принятии итогового решения Тимошенко, которая впрочем, даже не числилась среди членов Совета.

Сюда же можно было бы прикрепить и заявление бывшего начальника СБУ Наливайченко, не так давно заключившего политический союз с Юлией Владимировной.

«Мы должны не допустить стрельбы и жертв среди мирного населения или военных Черноморского флота Российской Федерации, то есть того, чтобы военное давление российских или пророссийских сил не нашло ни одного оправдания для установления полного военного контроля Российской федерации над объектами инфраструктуры, воинскими частями Украины или над всей территорией Крыма», - заявил 28 февраля 2014 года Валентин Наливайченко, а ныне уже дает разъяснения в средствах массовой информации по поводу неоднозначности ситуации двухгодичной давности.

Близкую позицию занимали и министр обороны, и премьер. Предложение привести все вооруженные силы в полную боевую готовность адмирал Тенюх сопроводил просьбой не вступать в прямой военный контакт.

Заявления Арсения Яценюка тоже могут довести радикально настроенную часть политических активистов до высшей степени разочарования: «Правильное политическое решение было бы: начать переговоры с теми, кто представляет сегодня незаконно избранную власть в Крыму с целью политической стабилизации через принятие Верховной Радой Украины нового Закона Украины «О Конституции Автономной республики Крым, который бы предусматривал формирование самостоятельно системы финансов, я бы назвал ее условно самостоятельной…»

Но учитывая практически нулевой рейтинг, за свое ближайшее политическое будущее действующий премьер может быть абсолютно спокойным.

Тандем набирает ход

Что касается Юлии Тимошенко, то спустя полгода после памятного заседания она радикальным образом откорректировала свою изначальную позицию.

«В Крыму я бы считала, что нужно было действовать радикально противоположно. Нужно было в то время, когда только зародились маленькие очаги и когда стало только понятно, что там происходит, не рассчитывая на такую быструю победу, нужно было формировать специальные группы, которые бы точечно уничтожали очаги захвата Украины. Тогда этот очаг был в парламенте Автономной Республики Крым, тогда этот очаг был в некоторых военных частях. И я считаю, что мы не имели права открывать полномасштабную военную оборону, военное наступление. Но специальными группами спецназначения уничтожить эти очаги было очевидно возможно. Поэтому я не согласна с политикой, которая велась в то время высшим руководством страны», — заявила Тимошенко на «Свободе слова» в октябре 2014-го. Впрочем, переосмысление пережитого не защитило ее от крайне категоричных оценок, основным лейтмотивом которых являются обвинения в якобы государственной измене и якобы сдаче Крыма (по иной версии – Крыма и Донбасса) в обмен, например, на президентский пост. И следует отметить, что намеки на некую особую роль Тимошенко в крымском деле имеют давнюю историю и неоднократно озвучивались еще задолго до опубликования стенограммы.

«Все уже понимают, что Тимошенко – человек, которого президентом хочет видеть Путин. От нее, возможно, зависят некоторые наши колоссальные проблемы, в том числе и потеря Крыма. Она присутствовала на секретном заседании СНБО по военным вопросам в момент, когда начался кризис в Крыму. И после того заседания СНБО, где Тимошенко не имела права быть, мы теряем Крым, сдаем его», - рассказывал в интервью Главкому Тарас Черновол в марте 2014-го.

В августе того же года директор Института глобальной политики имени Зиновия Кулыка Сергей Крыжановский в Фейсбуке излагал свое видение роли Тимошенко в реализации панов Путина по перелицовке карты всего Евразийского материка.

«Владимир Путин с первых дней марта 2014 ввел план, который был готов, еще в 2009 году. Причем, этим планом подразумевалась не только, и не столько аннексия Крыма, как аннексия других регионов Украины – Донбасса, Днепропетровской, Запорожской, Одесской, Херсонской и Николаевской областей. Таким образом планировалось выйти на Приднестровье.

Захват юго-восточных регионов Украины создавал бы предпосылки аннексии Казахстана, Беларуси и Молдовы. Путин также имел военные планы расширения границы России за счет независимых кавказских республики.

Война в Сирии и поддержка режима Асада Путиным дает ему возможность выхода и контроля Персидского залива, далее расшатывание внутриполитического положения Египта, контроль пиратов в Сомали…» - сообщал эксперт.

Немного подтачивает репутацию Юлии Владимировны как ключевого игрока мировой закулисы то, что президентом она так и не стала, и всеевразийский передел тоже, судя по всему, не ее стезя.

Обороняться от недоброжелателей Тимошенко предпочла в личине блюстительницы неприкосновенности государственных тайн, а персонам, причастным к публикации, предрекает уголовное преследование, что в ближайшей перспективе представляется крайне сомнительным, поскольку, судя по всему, на данном отрезке партии мяч не на ее стороне. Национальная Служба безопасности спустя два года после происшествия решила заняться изучением статуса самой Тимошенко на памятном заседании СНБО. Вряд ли телезрители станут  свидетелями громких задержаний в прямом эфире. Но если парламентский кризис дойдет до объявления досрочных выборов, то «дело о великой зраде» будет иметь неплохие контрагитационные перспективы.

Дмитрий Михайлов