Тандем набирает ход

2085

Вместо эпиграфа.

Это - мне, это - ему, это - тоже ему, это - Остап Ибрагимычу, это - мне, нет, это - сюда, вот это - мне, это - Остап Ибрагимовичу, это - мне, это - ему, это - тоже ему, это - мне, это - Остап Ибрагимычу... (к/ф «Золотой теленок»)

Пока эксперты обсуждали возможные форматы новой парламентской коалиции представители невышедших фракций решили проблему проще, изящнее и дешевле: «сделали вид», что ничего не произошло. Образование президентско-премьерского тандема, хоть и носит ситуативный характер, тем не менее, вполне может обеспечить сколь угодно долгий период доживания и для коалиции, и для восьмой Рады. Достаточно лишь внести небольшие коррективы в распределение министерских портфелей и объявить об очередной перезагрузке.

Организованный фракциями «Батькивщина» и «Самопомощь» после провала голосования за недоверие правительству Яценюка демарш с выходом из коалиции, по версии БПП и «Народного фронта», пока не дает оснований говорить о каких-либо юридических и политических последствиях для Верховной Рады в целом и «парламентского большинства» в частности. А отсчет времени до момента Икс, когда гарант Конституции получит право распустить законодательное собрание, уже начатый Юлией Тимошенко, производится лишь на ее персональных часах.

В пропрезидентской и пропремьерской фракциях выдвинули сразу несколько версий, почему коалицию следует считать действующей.

Первый вице-спикер Андрей Парубий заявил, что юридически есть все основания считать коалицию существующей, поскольку все еще набирается 226 голосов. На данный момент в двух коалиционных фракциях насчитывается всего 214 мандатов – 133 в Блоке Порошенко и 81 в «Народном фронте». Но в свете последних достижений отечественной политической арифметики число 214 можно считать, как минимум, стремящимся к 226-ти. И это, во-первых.

Во-вторых, спикер Рады Гройсман еще не объявил о прекращении деятельности коалиции (и есть такие подозрения, что вряд ли объявит). В частности, за данную трактовку событий высказался лидер фракции БПП Юрий Луценко, заявивший, коалиция фактически распалась, но юридически существует — до объявления об этом с парламентской трибуны. По силе эмоционального воздействия данная версия могла бы соперничать с заявлением: «До специального объявления с трибуны Всемирного конгресса землемеров считать землю плоской». Тем не менее… Время, которое лучшие отечественные юристы потратят на выяснение того, является ли объявление в исполнении спикера обязательным и необходимым условием, или только необходимым, или только обязательным, или ни первым и ни вторым, работает на противников развала.

Из чего будут лепить новую коалицию

Глава фракции НФ Максим Бурбак утверждает, что парламентская коалиция не развалилась, потому что, несмотря на выход из нее "Батькивщины" и "Самопомощи", депутаты слаженно голосуют за законопроекты. Так что смело можно загибать третий палец.

Но настоящий «шахимат» фракциям, покинувшим большинство, объявил первый замглавы регламентного комитета Рады Павел Пинзеник: «Если вы спрашиваете мое частное мнение, то да, коалиция существует, поскольку не доказано обратное, не объявлено о выходе критического количества депутатов из коалиции, которая привела к тому, что у коалиции есть менее 226 голосов».

Иными словами, необходимо каким-то, судя по всему, не регламентированным существующей нормативной базой способом доказать, что вышедшие из коалиции фракции действительно из нее вышли, и что после их выхода в коалиции осталось меньше 226 членов. И если по «Батькивщине» и «Самопомощи» вроде пока никаких разночтений не наблюдается, то заявившая о выходе из провластного большинства еще в сентябре прошлого года Радикальная партия, по утверждению Пинзеника, остается в коалиции. Якобы нет соответствующего письменного заявления. В ответ на это Олег Ляшко продемонстрировал в Верховной Раде письмо о выходе его фракции из коалиции. Хотя учитывая склонность радикалов к политической гибкости, их фракция вполне может находиться в режимах «вышла» и «не вышла» одновременно. Тем более, лидер РПОЛ уже начал активную информационную подготовку возвращения в круг большинства.

Тайм-аут, взятый Радой до 15 марта без объявления о распаде коалиции, дает президентской и премьерской командам дополнительные четыре недели для подгонки всех еще не разрешенных вопросов под необходимые ответы. А требования Юлии Тимошенко немедленно созвать заседание Рады скорее указывает на пришедшее понимание слабости собственной позиции. И когда Юлия Владимировна заявляет о том, что «есть 28 дней, чтобы определиться: либо мы идем на досрочные выборы, или президент берет на себя ответственность за то, что сохраняет клановую систему управления государством…», она выдает желаемое за действительное. 28 дней, чтобы определиться, останется только после того, как наделенные властными полномочиями участники политического кризиса дадут сигнал к началу отсчета.

Обнаружение точек соприкосновений на почве недоотставки правительства между Банковой и Грушевского позволяет говорить о создании президентско-премьерского тандема, задачей которого в ближайшее время будет противостояние с новой оппозицией в схватке за сохранение восьмой Рады. (При этом расположившемуся на втором, не рулевом месте премьеру предстоит побороться, как минимум, за то, чтобы удержаться в седле, как максимум, в конце концов, получить право покататься на индивидуальном велосипеде). Основные усилия будут направлены на создание того, что можно было бы презентовать парламенту и политически озабоченной части общества под вывеской очередной перезагрузки власти, даже если изменения будут по большей мере косметическими. Сообщения о взаимных упреках Яценюка и Луценко в стиле «А ты кто такой?» и «Поезжайте в Менскую колонию и спросите, кем был Луценко до революции?» на заседании «стратегической семерки» свидетельствуют о том, что состязания по перетягиванию одеяла будут носить самый бескомпромиссный характер.

Согласно пробившейся к массовому читателю информации, рассматриваются три варианта развития событий, из которых один утопический, второй реалистический, третий всецело умещается в концепцию «если кому-то что-то не нравится, то он может идти домой пить чай».

Вариант «БПП и НФ делят должности и ответственность 50 на 50, при этом Банковая публично заявляет о поддержке Яценюка» следует отнести к рубрике «удивительное рядом». Пытаться что-то отнять, отдавая все, более соответствует варианту номер два: «Народный фронт» берет на себя все должности и всю ответственность, при этом фракция БПП гарантирует поддержку кабминовских инициатив в сто голосов. Фактически это может означать, что квотный принцип остается нерушимым, но Яценюк (если за ним сохранится должность премьера) откажется от политики «я не я, и хата не моя», и прекратит переводить стрелки на ситуативных партнеров, рассказывая, что в пропрезиденсткие силы имеют в правительстве больше мест, чем «Нарфронт».

Вариант три – Яценюк добровольно уходит в отставку – рассматривается как вероятный итог полного и бесповоротного провала переговорного процесса.

В зоне малого передела, прежде всего, находятся вакантные должности первого вице-премьера, вице-премьера обычного и главы минэкологии. Кресла, занимаемые министрами-возвращенцами, также могут освободиться. Акция по синхронному отзыву заявлений об отставке министрами АПК Павленко, инфраструктуры Пивоварским, информполитики Стецем и здравоохранения Квиташвили уже выполнила функцию демонстрации корпоративного единства и в любой момент времени может быть отменена.

Позиции народнофронтовцев в реализации их попытки усидеть на своих шестнадцати аршинах могут существенно укрепить торги по поводу кандидатуры на пост генерального прокурора. Если слухи о претензиях на ответственную должность Юрия Луценко не являются частью хитроумного плана по отвлечению общественного внимания, то за проведение его кандидатуры через парламент пропрезиденскому блоку придется предложить друзьям-соперникам хоть что-то взамен.

Возвращение РПОЛа в коалицию тоже должно получить надлежащую оценку портфелями. Но аппетиты радикалов, которые распространяются едва ли не на кресло спикера парламента, сдерживаются просевшим рейтингом политсилы. По данным социальной группы «Рейтинг», за потенциальных возвращенцев готовы проголосовать 5,5% избирателей против 7,4% на прошлых парламентских выборах. Так что прохождение в новую Раду в случае досрочных выборов находится под вопросом. А, следовательно, сохранение большинства становится вопросом политического выживания.

Все задачи, стоящие перед президентско-премьерским тандемом решаемы, причем настолько уверенно, что едва ли ключевой проблемой является ребрендинг кабмина, поскольку название «правительство камикадзе» сыграло с его автором злую шутку по принципу «как вы яхту назовете». Но смесь из ключевых понятий «единство», «реформы» и, например, «технократы» вполне сможет убедить значительную часть телезрительской аудитории в том, что отныне она имеет дело с принципиально новым кабинетом, ориентированным на решение принципиально новых задач.

Андрей Кравченко