Крушение безвизовых фантазий

2304


Дискуссии по поводу безвиза в среде самодеятельного экспертного сообщества нередко напоминают фрагмент легендарной картины Леонида Нечаева «Приключения Буратино», заточенный под современные реалии.

- Вот видишь, Джузеппе, у нас сегодня праздник. Нам либерализовали визовый режим, - вещает папа Карло, подперев довольное лицо ладонью.

- Жалко мне тебя, Карло, - выдавливает из кислой мины в ответ Джузеппе. – Связался ты с этим безвизом…

- Ну тогда иди домой и не порть нам праздник своим мрачным настроением, - обижается Карло. – Сейчас наш Буратино поедет в ЕС.

- Угу, уже едет, - не унимается Сизый Нос.

Оба правы. И по существу вопроса, и по приданию этому существу определенного эмоционального окраса. Правы хотя бы потому, что оба находятся… чтобы не ломать стилистику - в одном кукольном театре. С примерно одними и теми же жизненными устремлениями – заработать на кусочек хлеба и стаканчик вина. Только столяр представляет промышленный сектор и смотрит на мир сквозь защитные очки от стружек, а шарманщик – культурную интеллигенцию, чей взгляд на мироздание с боями пробивается сквозь огни рампы. В упрощенном виде этот диалог мог бы состоять из более конкретных резонов.

Карло: Ну, дали же, не отняли же. Так фиг ли ты ноешь?

Джузеппе: Ну, дали и дали. Так что теперь, голыми под шарманку скакать?

И опять оба правы. Потому что это вообще не их проблемы, а Карабаса-Барабаса и Тарабарского короля.

Безвизовый режим нужен как воздух

Кратко о недавних событиях. 6 апреля Европарламент таки проголосовал за предоставление безвизового режима с Европейским Союзом для граждан Украины. Теперь данное решение может утвердить Совет Европы. Если этот орган будет подходить к вопросу столь же тщательно и неторопливо, как Европарламент, то история может растянуться еще на три года. Но одна-то нога уже занесена над разметкой государственной границы. А динамичная поза по-любому лучше статичной, ибо движение – это жизнь.

Но у каждой Луны есть и обратная сторона.

Прежде всего, решение Европарламента разрушает уже сложившийся комплекс агитационно-пропагандистских мифов, связанных с безвизом.

Истории о том, что граждане начнут путешествовать по странам ЕС, работать там и учиться, посмотрят, как прекрасно живут люди, и захотят перенести данный уровень культуры быта на 40% мирового чернозема, после подтверждения безвиза Евросоветом уйдут в небытие. Достаточно быстро и безвозвратно.

Как будет выглядеть новая повестка дня, по «горячим следам» сформулировал глава государства в своем праздничном выступлении, по пунктам пересказанном официальным президентским сайтом. Вариант вполне сносный, но не идеальный. Его можно признать талантливым, но вершины творческого гения остались непокоренными. Видно, что авторы потратили время, но не видно, что они приложили усилия.

Итак.

«Президент Петр Порошенко убежден, что решение Европейского парламента о предоставлении безвизового режима для граждан Украины является символом принадлежности к общему европейскому цивилизационному пространству».

Безвиз с ЕС имеют порядка 100 стран мира, абсолютное большинство которых отнюдь не Европа. Символом чего точно такой же безвизовый режим, только реально действующий, является для Бразилии или Тринидада и Тобаго? Символом ровным счетом ничего, и не более чем одним из правил межграничного «уличного движения».

Безвиз становится опасным

«Петр Порошенко подчеркнул, что «безвиз» будет иметь большое практическое значение для многих граждан».

Но приводимые тут же показатели говорят, что и обратное утверждение имеет не меньше прав на существование.

«Только за 2016 год украинцы более 1,5 млн раз пересекли государственную границу со странами Европейского Союза».

То есть 3,3% населения страны. Это даже меньше, чем рейтинг правящей партии (по версии Ukraine Elections – 4,3%).

«Это яркий маркер того, что Украина – часть объединенной Европы, от Лиссабона до Харькова, и мы разделяем общие ценности».

Реплика обращена скорее в отдаленное будущее, к новым поколениям граждан и новой формации управленческих элит. Такие ценности, как высокий уровень качества жизни, развитие инфраструктуры, правовые и социальные гарантии по факту остаются глубоко неразделенными. При всех самых натужных усилиях вряд ли общими будут ценности людей со средними доходами в 2000 евро и 200 евро.

«Это свидетельство стратегической правильности нашего европейского выбора, успешности и необратимости нашего курса на интеграцию в Европу».

Слабость формулировки проверяется встречным вопросом из одного слова и даже из одной буквы: «И?» За три года представителям управленческих элит, отвечающим за информационный блок, так и не удалось внятно сформулировать расшифровку термина «интеграция в Европу», без чего все дискуссии на данную тему могут вестись лишь на языке рекламных плакатов. О том, что «Баунти» доставляет райское наслаждение, можно рассказывать лишь до тех пор, пока не возникнет вопрос о конкретизации проявлений этого самого райского наслаждения.

«И, наконец, сегодняшнее голосование – это признание Европейским парламентом глубины наших реформ».

Слабое место конструкции заключено в понятии «глубина». Как любит поговаривать автор устного фольклора (ради которого, по официальной версии, и затевался весь сыр-бор), не красна изба углами, а красна изба пирогами. Иными словами, реформы красны не столько глубиной, сколько результатами, наличие отсутствия которых более-менее очевидно всем, кроме разве что членов Европейского парламента. Что вполне объяснимо. Оные – члены ЕП - не являются конечными потребителями реформаторской деятельности украинского управленческого класса.

И в качестве вишенки, без которой торт не торт, а так - пирожок с кремом: «Глава государства добавил, что, конечно, и Правительство, и вся власть еще должны упорно работать над тем, чтобы количество сограждан, которые финансово могут себе позволить путешествия в Европу, год от года росло». Но ввиду полнейшей бесперспективности реализации данного плана гораздо более продуктивной представляется концентрация внимания именно на совершенствовании информационного сопровождения безвизовой тематики. Поскольку сучки, задоринки и прочие шероховатости в наличной агитационно-пропагандисткой конструкции делают последнюю малопривлекательной в употреблении.

Андрей Кравченко