Кадровый калейдоскоп на заводе Малышева. Есть ли свет в конце тоннеля?

2051

На некогда одном из крупнейших предприятий страны, харьковском Заводе имени Малышева, кадровая карусель завертелась с ускорением. На днях предприятию презентован новый руководитель Олег Винник.

Это третий директор завода, начиная с 2019 года, и четвертый за последние пять лет. Столь частая смена руководства как минимум указывает на то, что завод переживает не самые блестящие времена.

По принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло» загрузка завода значительно увеличилась после 2014 года, когда предприятие занималось массовым ремонтом поврежденной в боестолкновениях техники. Но период Просперити на отдельно взятом предприятии быстро завершился. По данным представителей Завода имени Малышева, в 2019 году убыток предприятия составил 420 миллионов гривен, в 2020-м - 112 миллионов.

Два предыдущих назначения, судя по краткому сроку пребывания специалистов в директорском кресле, были весьма неудачными. Ни в коем случае не станем подвергать сомнению квалификацию руководителей предприятия. Наверняка это отличные специалисты с серьезным стажем. Просто звезды не сошлись.

Полгода Чурсина

2019-ый стал одним из наименее успешных годов в судьбе Завода им. Малышева последних лет. Как указывалось выше, предприятие под руководством Александра Чурсина понесло немалые убытки.

Чурсин занимал директорское кресло с мая до конца 2019 года. Даже прибытие его на завод началось с небольшой неприятности. Некоторые работники (далеко не все) встретили нового директора протестной акцией.

Прошел митинг в поддержку бывшего генерального директора Александра Хланя, который, возглавлял предприятие в 2016-2019 годах и, очевидно, считался более-менее успешным руководителем.

В 2018-м под руководством Хланя заводу удалось завершить таиландский контракт, заключенный еще в 2011-м. Проект реализовывался на протяжении шести лет – с 2012 по 2018-й. Было произведено и поставлено в Таиланд 49 боевых машин «Оплот».

Конечно же, объемы производства были уже не те, что в конце 1980 – начале 1990-х. В кризисном для страны 1991-м завод произвел порядка 800 танков, из которых половина отправилась на экспорт. По таиландскому контракту выпускалось в среднем 8 машин в год. Тем не менее, это был самый крупный заказ с начала века.

Не прибавляла «уверенности в завтрашнем дне» и скандализация ситуации вокруг руководства предприятия. В медиа распространялись сообщения о том, что якобы в адрес Чурсина поступают угрозы.

Полтора года Крыласа

На смену Александру Чурсину пришел Василий Крылас, который руководил заводом с января 2020 по октябрь 2021-го.

В апреле 2021 года на заводе разгорелась «война профсоюзов». Причиной конфликта назывались невыплаты зарплаты. Указывалось, что на тот момент завод не имел достаточного количества заказов, чтобы обеспечить безубыточную работу, рассчитываться с внешней кредиторской задолженностью и стабильно выплачивать зарплату. Одна профорганизация требовала от «Укроборонпрома» увольнения директора Василия Крыласа, другая, что любопытно, напротив поддерживала директора.

В июле 2021-го региональные медиа сообщали о невыплате зарплаты на предприятии и якобы низком уровне готовности боевых машин, которые готовили к параду по поводу Дня независимости. Должны были изготовить танки «Оплот» и модернизировать 10 корпусов Т-64, задействованных в параде.

Бывший на тот момент директором Василий Крылас сообщал, что для нормализации процесса выплаты заработной платы необходимо поступление средств от иностранных партнеров. Предприятие должно было производить запчасти для ремонта танков Т-80УД, которые были поставлены в Пакистан раньше.

В середине августа 2021-го произошел мини-прорыв – со «стапеля» таки сошел танк «Оплот». Один танк за год – не густо. И очевидно, маленький успех руководству завода в зачет не пошел. По своей инициативе или в силу обстоятельств Василий Крылас покинул должность.

Задачи перед Винником

Во время представления нового директора завода 19 ноября 2021 года, исполняющий обязанности главы Харьковской облгосадминистрации Александр Скакун сделал заявление о ключевой задаче предприятия – выполнении «Пакистанского контракта». Речь идет о ремонте боевых машин Т-80УД, состоящих на вооружении у Пакистана. Сумма контракта по нынешним, упадническим для тяжелой промышленности временам, кажется внушительной - 85,6 млн долларов.

Еще в 1996 году предприятие поставило в Пакистан 320 танков на сумму 650 млн долларов. Сравнивая два числа в миллионах «уе», можно прийти к выводу, что новые производственные задачи совершенно не соответствуют имевшемуся некогда у Завода имени Малышева потенциалу.

В этой связи припоминается рабочий визит на предприятие главнокомандующего Владимира Зеленского, который заявлял буквально следующее: «Вы знаете, я в шоке. Нам сказал директор завода, что с 2009 года один танк построили. А в советские времена - 900 танков за год. Что происходит с нашими предприятиями?»

Глава государства немного ошибся. Не построили один так, а приобрели для ВСУ один танк. Построили больше – см. «Таиландский контракт».

Много ли за два года после выступления президента в ВСУ поступило новых танков? Приблизительно около нуля. Изготовленный на заводе в августе 2021 года «Оплот» «Укроборонпром»  планировал передать Соединенным Штатам, которые ранее заказывали боевую машину именно этой марки.

Появится ли возможность у нового руководителя проявить менеджерские таланты во всем блеске? Не факт.

Очевидно, что без радикального вмешательства государства, дело с мертвой точки не сдвинется ни при каких условиях. Все дело в том, что танк - не кастрюля, не веселый ситчик, и даже не бытовая электроника. Его не продашь массовому потребителю ни на внешнем, ни на внутреннем рынке. Во всех более-менее влиятельных странах правительства очень плотно держат руки на пульсе гонки вооружений и, активно двигая локтями, пытаются отстоять свое место на мировом рынке оружия. Украинские власти стремительно сдают позиции. По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), объем экспорта вооружений из Украины сократился на 68% в период 2016-2020 годов по сравнению с предыдущим пятилетним периодом. То есть, на две трети.

При таком уровне успешности лоббирования государством собственных интересов на внешнем рынке вооружений, с перспективами изготовления боевых машин на экспорт, скорее всего, придется попрощаться. Но и на внутренние заказы рассчитывать вряд ли стоит. До конца каденции действующей власти остается менее половины срока. А это значит, что приоритетными для финансирования будут более пиароемкие направления.

Дмитрий Михайлов