Believe в Европу

2440


 Вместо эпиграфа.

- Товарищ, а как бы вы жили, если бы вдруг стали царем?

- Я бы жил немножко лучше, чем другие цари. Я бы по вечерам еще на швейной машинке подрабатывал.

 На волне писательского энтузиазма, проявляемого персонами, посвятившими себя искусству управления государством, в Украине вполне может прижиться поговорка: «Плох тот политик, который не мечтает стать блогером».

 К когорте активно пишущих депутатов, министров и членов совета нацбезопасности присоединился и глава государства, выступив в качестве автора американского интернет-издания Рolitico.

Статья «We believe in Europe» («Мы верим в Европу») одновременно стала и жестким напоминанием западных партнерам об украинском евровыборе, чтобы там ни говорили разнообразные представители ЕС, и попыткой придать внутренней информационной политике в сфере евроустремлений новые оттенки.

Высокую степень озабоченности по поводу вызовов, которые современность бросает объединенному континенту, призвана обозначить повышенная концентрация таких понятий как «Европа», «европейцы», «европейский» и «ЕС» (всего более 40 упоминаний в полуторастраничном тексте).

Ключевые моменты, которые Президент попытался донести до читателя, выглядят примерно следующим образом: Brexit - не самые легкие дни для объединенной Европы - Brexit - как мы добрались до этой точки - Brexit - кризис веры - память коротка - в условиях кризиса веры - национальный эгоизм - несмотря на кризис веры в Европе - идти по пути интеграции - возродить европейский дух - должны сплотиться.

Выбор в качестве отправной точки повествования такого события как Brexit (четыре упоминания в тексте) можно считать официальным стартом новой концепции информирования граждан, предусматривающей особые роль и место Украины в еврораскладах в связи с грядущим выселением из «общего дома» британских партнеров.

Игрушечный Евросоюз

Конечно же, Британию для ЕС Украина не заменит, несмотря на всю внутреннюю готовность (в основе формулы, предложенной нардепом Гопко - «Британия выходит, Украина заходит» - при всем уважении к устремлениям лежат скорее эмоции, нежели реалии сегодняшнего дня).

Для наглядности – пара чисел. ВВП Великобритании в 2015 году составил 2,85 триллиона долларов (5-я экономика мира, 2-я в ЕС). Украина в том же году выдала на-гора 90 миллиардов (63-я экономика мира). А 13 миллиардов долларов, которые британцы вносили в общую копилку ЕС, – это примерно половина бюджета Украины.

Поэтому вклиниваться в евроразборки следовало с грамотной миной на лице и соответствующим месседжем, который если не будет принят к сведению, то, как минимум, не вызовет раздражение, что уже можно считать знаком внимания. Например, выступить в роли мудрого увещевателя, который хоть и наблюдает за скандалом на фуршете через окно, но именно тем и ценен, что является выразителем взгляда со стороны. Отсюда и интонация затравки разговора: «Это не самые легкие дни для объединенной Европы. И восточная, и западная ее части страдают от Brexit-лихорадки. Но не стоит отчаиваться». (Перевод близкий к тексту).

Но поскольку «европейский выбор» является скорее фактором внутренней политики, то значительная часть тезисов обращена именно к отечественному потребителю информпродукта.

Тезис номер один. Переживаемый Европой кризис единства (хотя, как говаривал один одессит, нам бы их кризисы) вызван отступлением от общих ценностей в сторону национального эгоизма. А все потому, что – далее цитата: «После 59-ти лет реализации европейского проекта - самого успешного в истории человечества - многие европейцы стали меньше ценить то, что он приносит: мир, стабильность, свобода передвижения».

Тезис номер два, плавно вытекающий из первого. Возврат к ценностям может обеспечить вера в эти самые ценности, в чем Украина является несомненным лидером («Нигде в Европе вы не увидите так много веры в ЕС, как в Украине»). Популяризация данной установки предполагает произвести переориентацию ожиданий с конкретных благ (например, перечисляемых Арсением Яценюком в ролике, рекламирующем Соглашение об ассоциации с ЕС: пятикратное увеличение зарплат, пенсий и так далее) на достижение некоего внутреннего просветления, что отчасти снимает с повестки дня попытки приблизиться к стандартам европотребления в обозримой перспективе. Подобный подход к работе с массами был особо популярен во времена переживающего очередную волну развенчаний советского строя, что, в частности, нашло отображение в знаменитом бардошлягере приблизительно следующего содержания: «Люди едут за деньгами… а я еду за туманом, еще раз за туманом, ну, и за запахом тайги, соответственно» (Юрий Кукин, 1964 год).

Здесь уместно небольшое лирическое отступление на тему «Где вера, там и любовь». В далеком 2012 году, когда на местное телевидение еще пускали говорящие головы из Российской Федерации, в ответ на сравнение, допущенное писателем Николаем Стариковом, вступления Украины в Таможенный союз с законным браком Петр Порошенко заявил, что бракам по расчету предпочитает браки по любви, указывая, что его любовь принадлежит Европе. Возымевший огромную поддержку аудитории эффектный выпад сразил соперника наповал, несмотря на всю очевидную хромоту аналогии (государственные союзы, как можно убедиться при более пристальном рассмотрении, не имеют ровным счетом ничего общего с супружеством).

Обращение к теме веры (поднимается в тексте не менее десяти раз) в качестве безусловного заменителя знания следует отнести в разряд несомненных находок, поскольку вдохновленные верой и освобожденные от бремени знания народонаселение является идеальным вариантом электоральной массы в условиях широкого распространения всеобщего избирательного права.

Тезис номер три (имеет непреходящее значение, как для внутреннего пользования, так и по ту сторону кордона). Фраза «Когда мы говорим, что мы хотим в ЕС, мы ставим эту цель не перед ЕС, мы ставим эту цель перед собой, для себя», с одной стороны, призвана успокоить западных партнеров, уже набивших оскомину своими заявлениями о неуместности обсуждения вопроса об украинских европерспективах в ближайшие лет 25, с другой стороны, возвращает местное население к хорошо забытой старой (а, следовательно, имеющей все основания считаться новой) идее строительства Европы на местных «ландшафтах».

В целом, выступление Президента в Рolitico стало очередным посылом мяча на сторону европартнеров, которые, как вежливые и ценностно ориентированные люди, в конце концов, должны сделать ответный ход. Публикация отнюдь не случайно увидела свет накануне заседания комитета Европарламента по иностранным делам, на котором рассматривался вопрос либерализации визового режима для Украины со странами ЕС и Варшавского саммита НАТО. И если Атлантический альянс может помочь лишь решительными заявлениями, то от Европарламента Президент вправе ожидать конкретных шагов.

Для поддержания имиджа как персонально Петра Порошенко, так и всего правящего в Украине блока подошел бы безвиз в любой форме – только для владельцев биопаспортов и десятков справок, с условиями внедрения механизмов мгновенной отмены, с любыми разновидностями ограничений и тому подобное. Но одобрившая отмен виз комиссия по иностранным делам оказалась непрофильной. Главные рекомендации должен утвердить комитет по вопросам гражданских свобод, юстиции и внутренних дел. Но на ближайших июльских заседаниях он не будет рассматривать вопрос безвиза для украинцев, планируя вернуться к теме в сентябре. А, следовательно, спасительная для правящего режима еврорука в очередной раз повисла в воздухе.

Дмитрий Михайлов