Балакалипсис. Почему посыпалась главная версия

2888

Генеральная версия чрезвычайного происшествия в Балаклее была сформулирована настолько быстро и донесена до широкого круга телезрителей с такой решительностью, что экспертные массы на некоторое время застыли в растерянности.

Лишь спустя несколько дней диверсионная гипотеза, положенная в основу теории большого взрыва, начала давать трещины под нажимом иных догадок, домыслов и предположений.

Если отбросить фантазии, выходящие за пределы бытового мышлений, то коллекция основных версий пожара и взрывов на самом большом в стране Балаклейском складе боеприпасов 23 марта выглядит примерно так:

Диверсия.

Склад боеприпасов взорвали российские (как вариант, пророссийские) диверсанты. Право первым публично выступить с подобной гипотезой доверили главному военному прокурору Матиосу. Но в дальнейшем командный сигнал был усилен представителями СБУ, министром обороны и главнокомандующим – таки да, гибридная война пускает побеги сквозь любые трещины в асфальте или даже, напротив, инициирует их появление.

Халатность.

Данная причина, которая и ранее рассматривалось в качестве основной для всех локальных катаклизмов, в условиях резкого падения организационной компетенции управленческих элит приобретает тройное право на существование.

Сокрытие хищений.

Тему повышенной алчности комсостава развил некий полковник запаса Олег Жданов, привлеченный «Гордоном» и 112-м каналом в качестве военного эксперта. По его данным, в апреле на Балаклейском складе якобы должна была состояться ревизия.

Далее цитата:

«Речь идет о миллионах долларов прибыли, которая была получена от сдачи латунных и стальных гильз или просто продажи вооружения, боеприпасов и так далее… Сколько тысяч тонн боеприпасов оттуда вывезли, никто не знает. И куда были вывезены эти боеприпасы, тоже никто не знает. Поэтому я не исключал бы версию, что это был умышленный поджог».

Оно само.

Вполне годную к рассмотрению версию предложил блогер и бывший житель Балаклеи Виктор Алексеев.
«Взрыва на "базе" я жду с момента своего рождения. «От Балаклеи останется огромная воронка», «Харькову тоже достанется», «мы все умрем», вот это всё… «База» должна была взорваться. Как «воронья слободка» у Ильфа и Петрова», - сообщил знаток балаклейских реалий.

А оно как бабахнет

Как можно заметить, ни одна из версий не лучше основной. Гипотеза «украли-подожгли» в обрамлении наводящих вопросов вообще выглядит бледновато. Можно ли заработать «миллионы долларов», вынося снаряды через дыру в заборе в авоське? Вряд ли. Значит, продавать пришлось бы только большими партиями. Снаряды похожи на пуговицы? Нет. Значит, вывозить их можно только явно, а не тайно. Возможно ли подобное без серьезной административной крыши? Не факт. Следовательно, хищения на миллионы долларов возможны только в рамках более-менее крепкой системы, частью которой в первую очередь должны являться контролирующие органы. И пару контрольных: зачем же взрывать курицу, которая несет миллионы баксов? И уж не лучше ли было просто выделить деньги на утилизацию, что позволяет более-менее безопасно похитить и боеприпасы, и бюджетные деньги?

Но подобная препарация расхитительной версии может рассматриваться только теоретически. Четыре дополнительных пункта за три года в мировом рейтинге противодействия коррупции хоть и не подвинули Украину с 131 места, но все-таки вселяют аккуратный оптимизм.   

Тем не менее, вполне здравая и логичная в условиях проведения боевых действия диверсионная версия благодаря усердию ответственных за проведение информационной политики лиц стремительно теряет доверие.

Для того чтобы информация воспринималась аудиторией как правдивая, необходимо хотя бы одно из двух условий: она должна выглядеть правдоподобной и ее должны доносить люди, вызывающие доверие. Казалось бы, отсутствие способности выполнить условие номер два полностью компенсируется условием номер один. Версия-то действительно правдоподобная. Но игнорирование элементарных правил драматического искусства переворачивает ситуацию с ног на голову. В законе, сформулированном Антоном Павловичем Чеховым -  «если в первом акте на сцене висит ружье, то в последнем оно должно выстрелить», - не зря дается уточнение – в последнем акте. Если же ружье будет палить каждые пять минут, то драма мгновенно превратится в фарс, а большая часть публики, не дожидаясь финального выстрела, может переместиться в буфет.

Тактически грамотной выглядела попытка дифференциации генеральной версии, которая смягчала гипотетические упреки в зацикленности на одном варианте развития событий. Если телезритель желает разнообразия, так вот оно:  закладка взрывных устройств лицами, перешедшими на сторону противника, обстрел противотанковой управляемой ракетой, бомбометание с беспилотника (Появилась даже группа свидетелей, лично видевших беспилотник и указывавших на него пальцем).

Промелькнула также тема удара из лазерной пушки, но очевидная параллель с «Гиперболоидом инженера Гарина» затормозила ее развитие.

Но обращение к опыту аналогичного происшествия двухлетней давности в Сватово (Луганская область) в очередной раз убеждает в безусловной правоте дочери офицера из Крыма: не все так однозначно.

В октябре 2015-го министр обороны Полторак заявил о диверсионной версии. Так же упоминался бомбометательный беспилотник. Но… Спустя две недели военный прокурор Матиос поставил точку – халатность. Хотя по законам детективного жанра последовательность  «вердиктов» должна быть совершенно обратной. Если бы автор триллера в начале заявил, что самый большой в мире бриллиант украла международная мафия, чтобы сделать из него линзу для лазерной пушки, способной расколоть земной шар, а потом оказалось, что камень просто закатился под диван, то его вторую книгу уже никто не стал бы читать.

Но «Выстрел с «Авроры» оказался холостым. И далеко не первый раз. «Рука агрессора», подержавшаяся уже за все, что только можно - от внезапно канувшего в небытие плана «Шатун» до поломанной лавочки в сквере - вызывает у публики примерно такую же реакцию как «овсянка, сэр» у Генри Баскервиля.

Современная публика прекрасно знает, что серебряная пуля  предназначена только для вампира, ведь грязного Билла можно оглушить и бутылкой из-под виски. А золотой тапок фея дарит главному герою для решающей битвы с гигантским тараканом - и ни для чего более. Если этого не понимает драматург, то внутренний Станиславский, сидящий в каждом зрителе, неизменно будет выносить его пьесам приговор из двух слов: «Не верю».

Дмитрий Михайлов