Зеленский в Париже. Марш по "красным линиям"

600

Некоторые фейерверки выглядят следующим образом: на площадь выкатывают гигантскую гаубицу, из нее с оглушительным грохотом вылетают три зеленых фонаря, которые угасают, еще не добравшись до высшей точки траектории, и не вызывают у почтеннейшей публики иных эмоций, помимо разочарованного вопроса: "И это все?"

Впрочем, от встречи в формате "Нормандской четверки", которая состоялась 9 декабря в Париже, изначально не ожидалось судьбоносных решений. Так что выданные нами ранее прогнозы полностью подтвердились (см. "Почему "Нормандская встреча" закончится ничем").

Все достигнутые договоренности (впрочем, не в императивной форме, а на уровне добрых пожеланий) – о прекращении огня, обмене пленными, разминировании территорий – могли состояться на более скромном уровне Трехсторонней контактной группы в Минске.

Президент Зеленский изначально заявил, что едет в Париж с переговорческими установками, противоречащими Минским соглашениям, а оппонирующая сторона никаким образом не обозначала своей готовности к пересмотру данного документа.

Стратегически ситуация осталась в том же состоянии, в котором ее в свое время зафиксировал пятый Президент Порошенко, прочно (не скажем, что последовательно) занявший позицию а-ля Троцкий в 1918 году – "ни мира, ни войны".

Основные оппонирующие стороны в лице Владимира Зеленского и Владимира Путина (президент РФ, если кто не столь глубоко вникает в суть происходящего) в импровизированном формате разыграли сценку переговоров Остапа Бендера с монтером Мечниковым "Утром - деньги, вечером - стулья".

Зеленский практически слово в слово повторил тезисы своего предшественника Петра Порошенко – сначала контроль над границей, затем выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей. На что услышал в ответ, что существуют Минские соглашения, которые пересматривать никто из иных участников совещания не намерен.

Забегая вперед, следует отметить, приверженность к МС-2 как базовому документы была зафиксирована в итоговом коммюнике саммита, без ярко выраженных протестов представителя украинской стороны.

Как мы и предсказывали, Владимир Зеленский не только приложил все усилия, чтобы соблюсти себя в непорочной чистоте начертанных триединой оппозицией (Порошенко-Тимошенко-Вакарчук) красных линий, но и демонстративно вербализировал "антизраду".

На "послематчевой" пресс-конференции глава государства в краткой форме пересказал основные оппозиционные наказы:

  • никакой федерализации;
  • никакого изменения внешнеполитического курса;
  • никаких компромиссов по территориальным спорам: Крым – это Украина.

Впрочем, старания вряд ли окажутся убедительными для оппозиции (здесь наш прогноз также близок к реализации), так как уже просматривается основной комплекс возможных претензий, которые непременно будут выдвинуты в адрес Зеленского как политической персоны, получивший ярлык капитулянта.

Например. Украинская сторона потеряла двух союзников - Германия и Франция перешли на нейтральные позиции. Ни Меркель, ни Макрон ничего не рассказали ни об агрессоре, ни о выводе российских войск. Да, они и ранее в рамках встреч "Нормандской четверки" этого не делали, но поскольку у части потребителей информационного продукта память развита не особо, то тезис может быть вполне рабочим, особенно для той части аудитории, которая с благодарностью воспринимала рассказы об исключительной миссии предшествующего президента в создании всемирной антипутинской коалиции.

Так ничего и не было сказано о Крыме, хотя этот пункт четко был вписан в "эдикт" оппозиции о "красных линиях" (для кого, спрашивается, старались?)

В итоговый документ вписали тезис о необходимости реализации "формулы Штайнмайера", против которой долгие недели сражались лучшие представители "ни-капитулянсткого движения". Фрау Меркель даже чрезмерно подробно остановилась на данной формуле. Авторство нынешнего президента ФРГ Штайнмайера не только лестно немецкой стороне, но и при определенном повороте событий может грозить Нобелевской премией мира (во всяком случае, чем нобелевский комитет не шутит, особенно, если учесть, что обладателем престижнейшего приза едва не стала экологически ответственная школьница из Швеции).

В итоговом коммюнике говорится о разведении войск еще в трех пунктах. Данные пункты еще не определены, и не факт, что будет определены. Но, как показала недавняя практика, разведение сторон – один из лучших поводов для разгона "ни-капитулянтских" настроений.

Договоренности об освобождении заложников также достаточно легко оборачиваются против Зеленского, так как перед вдумчивой аудиторией всегда можно поставить вопрос: "Какой ценой?" (без конкретизации, чтобы не перегружать граждан излишней детализацией).

Менее жесткие критики итогов переговоров могут провести исторические параллели с разделением бывшей Молдавской ССР и заметить, что донбасская история может медленно, но верно развиваться по приднестровскому сценарию, где процесс урегулирования конфликта завис на стадии прекращения огня и не смог двинуться далее.

Зато Зеленскому, очевидно, удалось решить кое-какие тактические внутриполитические задачи:

  • показать, что на международной арене он фигура не менее видная, чем предшественник, которого в течение трех лет в нормандском формате видеть хотели не особо;
  • продемонстрировать перед частью своих избирателей гиперактивность в реализации основного предвыборного обещания – достижение мира (если ничего не выйдет, то теперь оправданным будет извлечением из запасников тезис "Мы хотели, но нам не дали");
  • попутно проверить потенциал антизеленского майдана, который пока на поверку не перешагнул за рамки узкокорпоративного сейшена партийных активистов.

Ближайшую встречу в формате N4 обещают уже через четыре месяца, что вне всякого сомнения говорит в пользу неиссякаемого энтузиазма (о харизме пока говорить рановато) Владимира Зеленского, которым ему удалось заразить (не в медицинском понимании термина) своих союзников и оппонентов. И это, к слову, является единственным предварительным опровержением позиции прогнозистов, предполагавших, что парижская встреча может стать и последней, во всяком случае, на время каденции шестого украинского президента. Впрочем, и для подтверждения этого прогноза есть еще запас времени.

Фото: focus.ua

Дмитрий Михайлов