Зеленский в Харькове. "Черных лесорубов" позабыли, взялись за танки

654

Поклонники таланта Сервантеса наверняка помнят программный для его главного произведения эпизод, в котором Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский заступился за малолетнего пастушка, которого колотил хозяин стада. Благородный рыцарь повелел никогда не обижать паренька. После заступничества пастушок был избит с удвоенной силой, что стало возможным из-за крайне низкого уровня контроля выполнения поставленных задач со стороны уполномоченного лица.

Пример из литературной классики неплохо иллюстрирует состоявшийся 6 ноября новый визит президента Зеленского в Харьков.

Если следовать логике действия такого управленческого механизма как "волшебный пендель", которым прибывшее издалека вышестоящее начальство публично награждает начальство нижестоящее, то новый визит хотя бы отчасти должен был стать продолжением визита предыдущего – в июле текущего года. Тогда глава государства вступил в нелегкую схватку с "черными лесорубами", усердно трудившимися в лесах региона.

Директор госпредприятия "Октябрьский лесхоз" Руслан Чагаровский оценил убытки государства от незаконной вырубки леса в Харьковской области в 1 миллиард гривен. В условиях, когда в кабмине пытаются изобрести новые способы привлечения средств в бюджет – от затягивания поясов для тех, кто и так уже дышит с трудом, до манны небесной, существование которой "британские ученые" окончательно еще не опровергли – данная сумма является не просто большой, а очень большой.

Поэтому стоило ожидать, что президент с использованием глаголов в повелительном наклонении выведет на сцену хор уполномоченных лиц с композицией "Отчет о проделанной работе".

Напомним, что четыре месяца назад местные СМИ писали:

"Отвечая на вопрос Зеленского, кто крышует "черных лесорубов", Чагаровский назвал директора Гутянского лесхоза Виктора Сысу. Это же хозяйство назвал исполняющий обязанности главы Госэкоинспекции Игорь Яковлев в числе тех, которые не пускали инспекторов для проведения проверки…"

30 октября Виктора Сысу задержали по подозрению дачи взятки в размере 100 тысяч долларов следователю НАБУ.

5 ноября Сысу выпустили под залог 5 миллионов гривен.

Жителям области крайне интересно было бы услышать доклад правоохранителей перед президентом о ходе расследования. С вырубкой леса все в порядке? Узаконилось? Убытки подсчитаны? Возмещаются? Есть ли конкретные улики против подозреваемых? Или в конечном итоге кроме крайне сложно доказуемого факта дачи взятки предъявлять будет нечего? Сам же глава государства с присущим ему профессиональным артистизмом в жанре пародии мог бы прокомментировать сумму залога голосом персонажа из культовой кинокомедии: "Откуда у него такие деньги?"

Накануне первого приезда президента в Харьковскую область неустановленные лица сожгли автомобиль директора лесхоза Чагаровского. Выявлены поджигатели? Или нет? Каковы мотивы? Это же все чрезвычайно интересно.

Согласно законам жанра, события должны были развиваться по модели, предложенной в свое время градоначальником уездного города N Сквозником-Дмухановским: "А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!"

Но…

Внимание высокого гостя резко переключилось на иные неотложные проблемы – харьковское самолето- и танкостроение, а вернее фактическое отсутствие таковых.

Президентские стопы направились на авиазавод и завод имени Малышева.

Борцы с традициями социалистического реализма могут расценивать вождение первых лиц государства по "индустриальным гигантам" дурным тоном, но вредные привычки, похоже, передаются по наследству от "папередников" к "наступникам". Впрочем, для имитации бурной деятельности представители отечественного управленческого класса ничего лучшего так и не придумали.

Посетив ХГАПП, глава государства ужаснулся условиям работы. Работяги мерзнут в цехах, а это даже в условиях мировой экономической стагнации – не комильфо.

"Люди, работающие в ужасных условиях при нулевой температуре, не могут сделать нормальную военную технику. Надо маленькими шагами двигаться и в этом направлении", - со знанием дела сообщил президент. О какой именно "нормальной военной технике" на ХГАППе шла речь, спрашивать, конечно, неприлично – ибо военная тайна. Известно лишь, что совсем недавно в информпространстве циркулировала идея о производстве на авиазаводе пластиковых окон, которые являются идеальным прикрытием для секретного производства мегаоружия (при совке на любой кузне орала выпускали такой конфигурации, чтобы их мгновенно можно было перековать на мечи). Но производство собственно самолетов, если не считать малой авиации (типа, двухместной машины ХАЗ-30), за последние 5 лет в стране остановилось.

На заводе же имени Малышева главе государства сообщили, что с 2009 года Минобороны заказало один танк, а вот в советские времена производилось по 900 машин в год (для того, чтобы ознакомиться с последним показателем, можно было вообще никуда не ехать, а открыть тематическую страницу в Википедии).

А теперь - ключевой вопрос, который на фоне эмоционального президентского негодования мог бы возникнуть у харьковских самолето- и танкостроителей: «И-и-и?»

Что, собственно говоря, дальше?

Сколько самолетов государство закажет у авиационного завода? Есть некоторые подозрения, что ни одного. Тема большого самолетостроения в стране, похоже, закрыта плотно и на долгие годы. О возрождении авиационной отрасли за последние два десятка лет в президентско-премьерском кластере не говорил только ленивый. Но далее проникновенных речей дело не двинулось. Поэтому гораздо более интересный вопрос: «Сколько танков у завода Малышева собирается закупить министерство обороны?» Танки все-таки попроще и стоят дешевле – порядка 120-130 миллионов гривен за штуку.

Сколько средств из госбюджета запланировано на развитие, не побоимся этих слов, конструкторской мысли?

Накануне президентского визита в Харьков Рада обсуждала государственный бюджет, так что глава государства вполне мог прилететь с уже готовым рапортом о достигнутых результатах. Например, Министерству обороны выделены средства на приобретение у завода Малышева 10-ти танков (или 20-ти). Это позволит поднять заработную плату работникам на 200 гривен (или на 250). Конструкторскому бюро выделяется энное количество миллиардов гривен на разработку более совершенной модели боевой машины к оговоренному сроку.

Но этого не произошло. И есть некая тень сомнения, что не произойдет. Как показал пример с «черными лесорубами», технологии доведения начатого дела до логичного финала все еще находятся в зародышевом состоянии, а вспышки начальственных эмоций напоминают бенгальские огни – ярко горящие и быстро угасающие без каких-либо ощутимых последствий.

Екатерина Павловская