Зеленский против Порошенко: виртуальные гладиаторские бои (видео)

2077

Декоммунизированный ныне старик Крупский в свое время говаривал, что поспешность нужна в трех случаях: при диарее, при ловле блох и когда удираешь от царской охранки.

Как показывают события последних дней, политика – явно не та сфера, где требуется повышенная суетливость. Но временами нервы не выдерживают даже у тех, кого немногочисленные апологеты позиционируют в качестве бронзового памятника.

Результаты первого тура, очевидно, настолько взволновали действующего президента, что сторонние наблюдатели четко зафиксировали в его поведенческой манере элементы невроза и легкой паники. Гарант начал оскорблять оппонентов и требовать немедленных дебатов с такой же настойчивостью, как Раиса Филипповна в пьесе Эрдвана "Самоубийца" требовала диссонансов.

Попробуем смоделировать ситуацию зеркальную нынешнему положению вещей. Что сказал бы главнокомандующий, если бы на табло Центральной избирательной комиссии напротив его фамилии появилось число 30, а напротив Зеленского – 16.

Возможно, он сказал бы, что результат Владимира Зеленского – это "остаточне прощавай" всем "агентам Кремля", популистам и прочим политическим эквилибристам, нередко успевающим переобуваться в воздухе гораздо быстрее, нежели того требует политическая конъюнктура.

И, конечно же, ни о каких дебатах речи не могло бы идти в принципе, так как свое отношение к данной процедуре действующий главнокомандующий высказал еще в 2014 году, когда не явился на вызов Юлии Тимошенко.

Но едкий запах гари из-под плавящихся подошв стимулировал мозговые полушария к принятию скоропалительных решений. Требования дебатов выглядели попыткой отставшего от последнего баркаса боцмана с "Титаника" ухватится за проплывающую мимо скумбрию.

Согласно 62-й статье закона "О выборах президента" дебаты назначаются на пятницу перед днем тишины. В нашем случае – 19 апреля. Имея такой запас по времени потрясание в воздухе указательными пальцами с последующим запуском хештега "хочубачитидебати" были совершенно необязательными. Так как ответ по своей сокрушительности был сравним с боксерским нокаутом.

Грамотная реакция на вызов – повышение ставок. Если вас вызывают на дуэль, то принимающая вызов сторона должна выбирать такое оружие, чтобы у бросившего перчатку соперника мурашки не помещались на спине. Таковы правила настоящего экшна.
В качестве легкой передышки от политики можно вспомнить, как великий харьковчанин Илья Мечников, будучи вызванным на дуэль, выбрал не пороховые пистолеты, а сразу бактериологическое оружие, после чего соперник пошел на попятную.

Предложение проводить дебаты на стадионе "Олимпийском", очевидно, прозвучало для агитационного штаба как гром среди ясного неба, так как требовавшие публичной дискуссии здесь и сейчас, начали лихорадочно искать причины, по которым дебаты состояться не могут.

Наименее убедительным был ответ народного депутата от БПП Марии Ионовой: "Президент Порошенко – европеец, и он на стадионе не будет встречаться, он будет встречаться в телестудии, где должны нормально, профессионально состояться дебаты…"

Прежде всего, формулировка "европеец, и он на стадионе не будет встречаться" лишена какой бы то ни было логики, так как у европейцев нет ровным счетом никакого отторжения к стадионам.

А реплика "будет встречаться в телестудии" читалась тождественной "он будет встречаться в комфортных для себя условиях, он не хочет встречаться с десятками тысяч представителей народа Украины".

Ссылки на 62-ю статью Закона Украины "О выборах президента" также выглядели достаточно уныло, поскольку в нормативном акте не регламентируется место проведения дебатов.

Еще менее убедительными выглядели рассказы о непозволительности превращения такого ответственного и серьезного мероприятия в шоу, так как телевизионные дебаты и являются шоу по определению. И быть таковыми они могут перестать только в кулуарном режиме за закрытыми дверьми.

Однако попытки пробежаться впереди паровоза в зачет не пошли, так как действующий президент совершил еще одну ошибку, проявив в очередной раз поспешность. Зеленский дал президенту на размышление 24 часа и гарант именно в эти 24 часа уложился, таким образом автоматически согласившись, что теперь именно Зеленский диктует условия.

Отпущенный суточный лимит времени обязательно следовало превысить из тактических соображений, чтобы не позволить оппоненту устанавливать правила. Но выдержки в очередной раз не хватило. В данном контексте и финальная реплика президентского ответа "Стадион, так стадион" звучала обреченным покорствованием судьбе-злодейки по принципу салтыковского мужика, который рассуждал: "Уродится хлебушек – хорошо, а не уродится, так нам и помирать не впервой".

Возможно, именно поэтому было забыто правило о повышении ставок – ибо пасовать на втором заходе явно рановато. Правильным ответом было бы: дебаты на майдане со всей сопутствующей необходимой риторикой о правильных ценностях.

Увидят ли многочисленные любители политических передач дебаты на стадионе? Далеко не факт. Искусство давать задний ход является одним из базовых в современном отечественном политикуме.

Кроме того, руководство НСК уже успело отрапортовать, что ничего не знает о планах Зеленского по поводу стадионных дебатов (хотя вряд ли это спасет от нагоняя за то, что Зеленский был вообще допущен на стадион для съемок видеоролика). 19 апреля на стадионе могут быть назначены иные мероприятия: чемпионат по бегу в мешках, выступление цирка лилипутов или  внеплановый покос травы.

К тому же перед главнокомандующим были поставлены еще два условия – фактическое извинение перед 5,7 миллионами персон, проголосовавших за Зеленского, и предоставление справки об отсутствии алкогольной и наркотической зависимости (так как в народных гущах вполне настойчиво распространяются слухи о наркомании Зеленского и алкоголизме Порошенко). Если Зеленский явится на дебаты со справкой, а главнокомандующий без – это отнюдь не прибавит последнему призовых баллов.

Впрочем, дебаты уже начались – заочно, в видеорежиме, то есть в наименее удобном для президента формате. И если переиграть Зеленского в очной встрече у него были хоть какие-то шансы, то политического супергероя  Голобородько – решительно никаких.

Екатерина Павловская