Захват людей в Луцке. Антисистемный терроризм или «Черное зеркало» по-украински

1829

Взрывы, перестрелки и заказные убийства в различных городах страны давно перекочевали из разряда гиперсенсацией в рубрику заурядной криминальной хроники.

Но у каждого происшествия есть кое-какие уточняющие особенности. Захвату заложников, совершенному 21 июля в Луцке, один из пользователей сети, позиционируемый как участник теракта, попытался придать некое общественно-политическое звучание, что – попробуем предположить – также несет значительную угрозу общественной безопасности.

Для начала – толика конкретики.

21 июля в Луцке некий гражданин захватил пригородный автобус Берестечко-Красниловка и взял в заложники 20 человек. По предварительным данным, террорист имел при себе оружие и взрывчатку.

Вскоре в соцсетях появилось сообщение, приписываемое террористу: "С днем антисистемы, не обманывайте себя, празднуйте правду".

Лишенное конкретики сообщение крайне созвучно лозунговщине «борцов с системами» всех мастей.

Последовавшие вскоре попытки расширения пояснительной части также недалеко ушли от размытой концепции «за все хорошее, против всего плохого».

«...Государство всегда было и есть первый террорист…

Все взорвутся, если не будет следующего: главы судов - КСУ, ВС - Высшего Совета правосудия, генпрокурор, министр юстиции, директор криминально-исполнительной службы, премьер, глава Верховной Рады, министр обороны, глава СБУ, главы церквей: Филарет, Епифаний, Онуфрий, Шевченко, Ахмен Тамис, протестантской, римско-католической, а также: Аваков, Порошенко, Ахметов, Коломойский, Пинчук, Медведчук, -  все выкладывают в соцсети на свои страницы и в YouTube видеообращения с текстом: "Я, ФИО, должность, я террорист в законе". Президент Зеленский публикует видеообращение с текстом: "Фильм "Земляне" 2005 года смотреть всем". Еще: моя смерть взрывам не помеха. Итак: правда из уст 24-х спасет жизни сотен..."

Ситуация отдаленно напоминает сюжет первой серии нетрадиционной комедии британских кинематографистов «Черное зеркало». (Пересказывать сюжет в формате 21+ не станем, киноманы – в курсе).

Разница с кинокартиной в том, что вымышленный британский премьер для спасения члена королевской фамилии и под напором общественного мнения выполняет требования.

Отечественные реальные политики и чиновники на это никогда не пойдут под самыми различными благовидными предлогами. В первую очередь из технологических сундуков будет извлечен лозунг «с террористами переговоры не ведем». (Хотя вся мировая практика противостояния террористическим атакам строится именно на немедленном разворачивании переговорного процесса. Во всех спецподразделениях развитых стран мира существуют штатные должности переговорщиков).

Впрочем, проблема совершенно в другом. А именно, в применении технологии разграничения терактов на условно обычные и политические или совершаемые с некоей социальной подоплекой.

Позицию «понять и простить» временами пытаются занимать даже представители тех органов власти, которые терроризму обязаны противостоять без всяких оговорок.

В июне 2019 года в Киеве бывший военнослужащий угрожал взорвать мост метро и выстрелами из огнестрельного оружия сбил полицейский дрон. Реакция министра внутренних дел Арсена Авакова всецело подошла бы для рубрики «не все однозначно».

Далее цитата.

«Послушав и поняв его историю, хочу сказать — это и наша с вами ответственность тоже… Хочу, чтобы появился шанс у этого человека! Шанс начать заново и «жить нормальной жизнью», как он говорит».

Не будем настаивать, но попытки размывания ответственности – террорист не так уж и виноват, его жизнь довела – может стать одним из первых шагов к возрождению эссеровщины, а именно, приданию некоторым особо тяжким преступлениям политического окраса (а то  и романтического ореола, как это в истории не раз бывало).

Киевского террориста вместо колонии направили на принудительное психиатрическое лечение. Удивительным образом – мир полон совпадений – луцкий террорист также состоял на психиатрическом учете. Данное обстоятельство может послужить увесистым камнем в огород второго этапа медицинской реформы, в рамках которой планируется тотальное сокращение психиатрических медицинских учреждений. Но уверенные выводы делать еще рано. Реформа еще не набрала обороты. Так что, как пелось в старинной песне, «лучшее, конечно, впереди».

Экстренный выезд на место событий министра внутренних дел Арсена Авакова. Это еще одна характерная особенность происшествия. Не факт, что участие министра каким-либо образом поможет в проведении антитеррористической операции. Но может несколько нивелировать непременно последующие требования об отставке Авакова с министерского поста. Все-таки не отсиживался в блиндаже с банкой тушенки, а более-менее отважно шел в атаку во главе передового отряда.

Дмитрий Михайлов