Зачем Кучеру директор Департамента здравоохранения?

816

Вместо эпиграфа:

— Какая, например, польза от этой картины на стене?

— От этой картины на стене очень большая польза — она дырку на обоях загораживает!

(Эдуард Успенский, «Дядя Фёдор, пёс и кот.»)

Старинная управленческая поговорка гласит: «Кадры решают все». Эпоха постмодернизма вносит свои коррективы и в сферу государственного менеджмента, создавая такие ситуации, когда кадровый кризис обостряется до такой степени, что безначальственный вариант становится далеко не самым худшим для функционирования системы жизнеобеспечения.

Харьковская областная администрация три месяца разыскивала директора Департамента здравоохранения.

16 ноября завершился прием заявлений от соискателей на должность «главного по здравоохранению» с зарплатой в 12 тысяч гривен. Негусто, но многочисленные надбавки позволяют увеличивать заработные платы чиновников в разы.

По версии заместителя председателя Харьковской обладминистрации Тараса Пастуха, на передовую (в условиях пандемии коронавируса) уже имеется восемь-девять претендентов (почему в областной администрации не в состоянии точно посчитать до девяти или до восьми, тоже в данном случае вопрос не принципиальный).

Напомним, что предыдущий директор департамента Вадим Иванников оставил пост 10 августа, то есть более трех месяцев назад.

Взаимоотношения действующего губернатора Алексея Кучера с экс-директором строились на основе максимальной скандализации ситуации вокруг сферы регионального здравоохранения.

***

Первый скандал грянул в середине марта после вышедшего из недр ХОГА распоряжения о временном изъятии аппаратов искусственной вентиляции легких из районных больниц и перемещения их в больницы областные.

Тогда пандемия была только на низком старте, но страх перед заболеванием был гораздо заметнее, нежели ныне, когда количество жертв по стране приближается к очередному психологическому барьеру – десять тысяч. Объективно на уровне государственной власти никто особо не знал, что следует делать (как в принципе и сейчас). Однако обозначать активность было необходимо, так как в противном случае мог возникнуть вопрос: а какая польза от данных функционеров, если они даже дыры в обоях не загораживают (с).

Губернатор бросился увольнять директора Департамента здравоохранения спустя 8 дней после назначения последнего на должность.

Если персона, оказавшаяся в директорском кресле, не соответствовала столь высокому статусу, то возникает вопрос: «А зачем же его назначали?» Но поиск логики в принятии управленческих решений зачастую является бесперспективным занятием.

***

Не менее громкий скандал разгорелся в мае. После гибели пациента в областной инфекционке родственники последнего заявили о значительных суммах, которые им приходилось тратить на лекарственные препараты, при том, что государство декларировало бесплатную помощь коронавирусным больным.

В конце концов от чиновника избавились, и департамент вообще работает без директора. Более трех месяцев. Оказалось, что и такое тоже возможно. Директора нет, а система работает.

Сократился ли коечный фонд? Не факт.

Развалилась служба скорой помощи? Работает на том же уровне (хорошо ли, плохо ли – вопрос оценочных суждений пациентов).

Какое из направлений оказания медицинской помощи застопорилось? Да, собственно, никакое. То, что не работало, и далее не работает. То, что работало, продолжает работать.

Если бы на работу не вышел семейный врач, это заметили бы как минимум 20-30 пациентов, записавшихся в этот день на прием.

***

Даже уровень распространения коронавируса в регионе примерно соответствовал скорости распространения по стране (даже заметно некоторое отставание, в данном случае, отставание – фактор относительно позитивный).

10 августа в стране было зарегистрировано 1158 новых заразившихся.

В Харьковской области – 129.

По итогам 16 ноября в регионе – 407 новых случаев. По стране – 11 968.

***

У стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что нового директора департамента не назначали именно для того, чтобы показать избыточность наличия дополнительного передаточного механизма.

И тем не менее главный по здравоохранению крайне необходим. Из истории взаимоотношений руководства ХОГА с предыдущим директором может сложиться впечатление, что последний практически идеально исполнял роль громоотвода, на который в случае возникновения очередного кризиса можно перевести все стрелки. (Некоторые в подобных случаях используют термин «козел отпущения», но данное определение стоит отнести в разряд устаревших).

Это, во-первых.

Во-вторых, в неокрепшие умы потребителей управленческих услуг может закрасться крамольная мысль, что если такая технически сложная отрасль, как региональное здравоохранение обходится без директора, то и без губернатора «губерния» сможет обойтись.

Представьте себе картину из сочинений Салтыкова-Щедрина: стоит в губернаторском кабинете пустое кресло, а никто ничего не замечает. Селяне урожай собирают, учителя детей арифметике учат, доктора больным пилюли выписывают, а сэкономленные на губернаторской зарплате деньги пошли на ремонт крыши в самом убитом доме культуры. Хорошо ли это будет? Вот сидите и думайте.

Екатерина Павловская