Выносить по-харьковски. Хроники городского совета

2337

Вместо эпиграфа.

Снимите шляпы, обнажите головы. Сейчас состоится вынос тела. Отворились дубовые двери, и прах покойного был вынесен на руках родными и близкими. О, боже! Впереди шла вдова. После непродолжительной гражданской панихиды... тело покойного было предано земле! 

(Илья Ильф, Евгений Петров, «Золотой теленок»)

 

Вчерашний день 19 апреля – в календаре ничем не примечательный – может войти в историю Харькова сразу по нескольким пунктам.

Если попробовать описать прошедшие сутки одним предложением, то получится примерно следующее:

Под аккомпанемент скребков снегоуборочной техники, речевок гражданского актива, требующего продолжения отопительного банкета (по иной версии, сезона), и шелеста полицейских протоколов в редакции одного из местных СМИ из зала заседаний Харьковского городского совета на руках выносили борющегося за депутатский мандат (по другой версии, за права избирателей) Андрея Лесика.

Скандальное событие в стенах горсовета едва не было отодвинуто на задний план появлением на Южном вокзале юноши с цветами и в трусах, поскольку данная без преувеличения экстраординарная акция вызвала у масс-медиа тоже массу вопросов. Проспорил, проиграл в карты, взопрел, стал жертвой ограбления, пришел встречать девушку? А что в руке? Колода карт, коробка с карандашами, со скрепками, с кольцом, с сережками?

Но все-таки литавры общественного звучания оказались громче дрожания лирических струн.

Поэтому все внимание - к объекту (по иной версии, субъекту) номер один.

Основную часть интриги составляло то обстоятельство, что фамилия человека, выносимого из сессионного зала, значительной части территориальной громады говорит не больше, чем имя романтического юноши с букетом, хотя поговаривают, что второго звали Артур. И, собственно, персональные данные в наблюдаемых общественных процессах играют самую незначительную роль, в чем мы сейчас убедимся.

Что среднестатистический харьковчанин может знать о пострадавшем в сессионном зале? (А он таки пострадал, поскольку, по некоторым данным, был направлен в неотложку). Родился-рядился опускаем безоговорочно, ибо, как говаривал еще в свое время Екклесиаст, во многих знаниях многие скорби.

В 2015 году избрался в горсовет под брендом «Возрождения», в мае 2016-го был разжалован из депутатов то ли за «пророссийскую позицию», то ли за гражданскую гиперактивность. В 2017-м по суду восстановился в депутатстве и эту знаменательную весть хотел донести до мира с трибуны горсовета, но господин председательствующий потребовал не превращать цирк в цирк, что, конечно же, является оговоркой по Куклачеву. На самом деле, серьезное мероприятие – в цирк.

Во-первых, вместо Лесика уже успели назначить депутатом другого представителя харьковчан по фамилии Медведев. Во-вторых, смотри пункт первый, потому что нельзя же вот так просто взять и выгнать уже назначенного человека, который, вполне может быть, начал уже строить какие-то планы на жизнь.

Безусловно, харьковский магистрат видывал и не такое – и маски-шоу, и пендель от секретаря горсовета лидеру оппозиционной фракции, и самодеятельные песнопения, и математические примеры с умножением на ноль. А посему столь мизерабельный скандал можно было даже и не затевать, так как он ровным счетом ничего не добавлял ни на чашу славы, ни на чашу бесславия. Минимизация спорной ситуации достигалась, например, приглашением наряда новых полицейских в красивой форме при погонах и с претензией на презумпцию правоты. Но недаром один достаточно продвинутый человек говорил, мол, если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно. То бишь, если при выборе между демократическими процедурами и революционной целесообразностью предпочтение отдается последней, то это «ж-ж-ж» неспроста.

Одним из объяснений необходимости… скажем так, усмирительной акции может служить то обстоятельство, что еще совсем недавно самих харьковских депутатов пытались выносить различными частями тела вперед неустановленные лица, а, если не изменяет память, Владимира Скоробогача 24 декабря 2014 года даже усадили в мусорный контейнер (не хотелось бы возвращаться к данной теме, но из песни слов не выкинешь).

Превращение гордепов в апологетов категорического императива Канта в данном случае было бы ошибочным вариантом извлечения уроков из истории. Просто потому, что правильным вариантом в условиях перманентной революционной ситуации является претворение в жизнь постулата «выносите сами, да не выносимы будете». То есть на месте потерпевшего при ином стечении обстоятельств мог бы оказаться практически кто угодно. Как говорится, ничего личного, только интересы территориальной громады.

А если уж совсем абстрагироваться от персонификации, так чтобы никто не имел практической возможности примерить нижеследующий закон бытия на себя, то следовало бы ненавязчиво и вскользь заметить, что детям лейтенанта Шмидта, как правило, очень трудно протиснуться между внуками Карла Маркса, если под первыми подразумевать политических романтиков, а под вторыми персон, прочно стоящих всеми ногами на позициях критического реализма.

Хотя, в идеале мечтается, чтобы всем хватило места под всеми разновидностями солнц. Чтобы и Лесику мандат вернули. И у Медведева не отбирали. (Потому что харьковчанами вообще не принципиально будет у них 75 депутатов или 76.) И чтобы тем, у кого есть деньги, включили отопление. А тем, у кого нет, не включали, дабы не вводить людей в окончательный разор. И чтобы Артур встретил девушку, и чтобы девушке его наряд понравился. И чтобы когда они шли по прекрасным городским магистралям, почерневшие от одиночества и безысходности сугробы не возмущали их взор, а радовали. Потому что в год 100-летия революции непременно надо иметь в виду: лучше апрельский снег, чем апрельские тезисы.

Андрей Кравченко