Выборы-2019. Ходить – не ходить

3162

До голосования в первом туре остается ровно два дня.

Изучены все программы, истоптаны все электоральные площадки, изломаны все копья в политических баталиях. Но одна тема осталась еще не закрытой. 31 марта перед многими потенциальными избирателями встанет не только выбор между четырьмя десятками модификаций претендента на главный пост, но и гораздо более узкий выбор – ходить или не ходить на избирательные участки вообще. Ибо участие в выборах является исключительно правом, но не обязанностью гражданина.

Согласно статистическим данным, количество проголосовавших избирателей в первом туре от выборов к выборам неуклонно снижается.

Из истории вопроса

1991 год

Рекордная явка была установлена в 1991 году на первых президентских выборах. Избирательный ажиотаж можно отнести на счет того, что для электоральных масс президентские выборы было делом новым, неизведанным, а посему пробуждавшим любопытство. Вторым немаловажным фактором являлась совковая привычка хождения даже на те выборы, где в бюллетенях значилась одна фамилия, как правило, максимально незнакомого избирателям кандидата.

В 91-м к урнам пришли 31,9 млн человек или 84,2% избирателей.

1994 год

Несмотря на стремительное увеличение накала политических страстей, приведших к объявлению внеочередных выборов, электоральный энтузиазм резко покатился под горочку. В первом туре вторых президентских выборов приняли участие почти на четыре миллиона граждан меньше – 26 млн.

1999 год

Третьи выборы зафиксировали относительное устаканивание электората на отметке в районе 25 миллионов плюс-минус миллион или порядка 65% от общего количества избирателей.

2004 год

Некоторым исключением стал – как оказалось впоследствии майданный - 2004-й, когда уже на этапе первого тура определились два безоговорочных лидера, которые стремились к максимальной мобилизации электората в выигрышных для себя регионах. Сверхусилия привели к увеличению числа избирателей до 28 миллионов (70%).

2010 год

Но уже на четвертых выборах все стало на свои места – 24,6 млн. человек (66,8%).

2014 год

В 2014-м произошла радикальная деформация электорального поля. Не станем останавливаться на перераспределении соотношения сил между различными политическими течениями, что, возможно, и подразумевалось в качестве задачи максимум массовых выступлений 2013-2014-го. Нас интересует только явка.

Явка обвалилась сразу на 6,5 млн человек. В выборах приняло участие всего 18 млн избирателей или 59,5% – рекорд непосещаемости.

Общее количество избирателей также резко сократилось. Если в 2010-м имеющими право голоса числились 36,8 млн человек, то в спустя пять лет – всего 30,3.

У наблюдателя за подобными тенденциями могут возникнуть ассоциации с бородатым анекдотом о том, как жили папа метр-пятьдесят и мама метр-сорок, и у них родился сын-метр-тридцать, который женился на девушке метр-двадцать, пока младшенький в семье Вовочка не сказал: "Стоп! Мы так до мышей доэволюционируем".

Что будет с явкой?

В 2019 году есть неплохие шансы преодолеть рекорд пятилетней давности, двигаясь как вверх, так и вниз.

С одной стороны, зарождение некой интриги, примерно такого же масштаба, каковая присутствует в состязании трех человек, бегающих вокруг двух стульев, стимулирует какой-никакой интерес со стороны почтеннейшей публики.

С другой стороны, законодатель применил усилия для сокращения явки, запретив создавать избирательные участки на территории одного из иностранных государств, где, по данным отечественного МИДа, пребывают едва ли не 5 миллионов соотечественников. Реальные показатели могут быть несколько ниже, но следует иметь в виду, что на прошлых выборах один миллион человек соответствовал примерно 6% участников голосования. А в данном случае разделять претендентов на второй тур могут какие-нибудь один-два процента

На механическое сокращение избирателей (так как с трудом представляется, что кто-то бросит все, чтобы примчаться на голосование, которое не имеет ровным счетом никакого влияния на его благополучие) накладываются и элементы социальной апатии.

Почему они не ходят?

Избиратель, обладающий, как минимум, средним специальным образованием вполне способен сформулировать целый комплекс отговорок (помимо общечеловеческой лени), позволяющих ему не пользоваться избирательными правами.

Первый вариант сформулировал один из персонажей Сергея Довлатова фразой, вошедшей в "золотые россыпи" диссидентской афористики: "Политику не хаваем". Часть граждан все еще настойчиво продвигают идею, что политика – дело грязное и порядочный человек мараться в ней не станет никаким способом.

Накопленный за 28 лет избирательный опыт расширяет круг лиц, исповедующих принцип "Голосуй, не голосуй, все равно получишь очень мало, а, скорее всего, ничего не получишь". А стоит ли тогда тратить свое драгоценное время и отрывать от дивана свое не менее драгоценное туловище?

Неучастие в выборах вполне может подаваться в качестве формы протеста против неадекватного бытия (в некоторых странах этот вариант осознали и вообще отказались от 50-процентного явочного порога по принципу, сформулированному либеральным поэтом Василием Обломовым "Не нравится, так не ходи, не больно нужен ты").

Также среди неголосующих бытует мнение, что во времена постмодернизма на выборы ходят только персоны, лишенные способности к концептуальному мышлению и восприятию контркультуры.

И так далее, и тому подобное.

Но почему бы и не пойти

Из вменяемых же аргументов "за", пожалуй, стоит привести реплику диссидента 90-х годов: "Государство нам практически ничего не дает. Но тем, что оно дает, надо пользоваться без излишних внутренних переживаний, как своим собственным".

Дмитрий Михайлов