Внешний долг Украины: между молотом и наковальней

1909

Понятие «внешний долг Украины» часто используется для манипуляций - причем как сторонниками, так и противникам власти. Сторонники оправдывают его неподъемностью острую необходимость в кредитах МВФ и, соответственно, настаивают на выполнении требований Международного валютного фонда, одно из которых – повышение коммунальных платежей, которое ощутил на себе каждый украинец. Противники власти обвиняют ее в неспособности руководить страной и доведении Украины до банкротства. Истина же, как это часто бывает, лежит не посередине, а вообще в другом месте.

 Долги страны

Итак, для начала о хорошем. Банкротства Украины не будет. По крайней мере, в обозримом будущем. И уж точно, если такая беда и случится, то связана она будет не с внешним долгом, а с вещами, лежащими скорее в геополитической или военной, а не в макроэкономической плоскости.

Дело в том, что, рисуя страшные экономические катаклизмы для Украины, обозреватели, как правило, имеют в виду т. н. «Валовой внешний долг Украины» (ВВД), который действительно приближается к 130 миллиардам долларов и уже составляет более 96% ВВП. Казалось бы, если государство в год производит меньше, чем в состоянии отдать, то все – крышка такому государству. На самом же деле, все не так печально. Тут нужно четко себе представлять, что такое этот самый Валовой внешний долг.

А это не что иное, как все, буквально все долги резидентов страны, т. е. государственных органов, частных фирм, банков и т. д., не резидентам, т. е. зарубежным организациям и другим государствам. Иными словами, если бы автор этого текста, т. е. резидент Украины, занял в баре у немца, который не резидент один евро на пиво, то окажись в том же баре статистик из Нацбанка, он вполне мог бы приплюсовать к ВВД Украины один евро, и этот долг портил бы статистку государства до тех пор, пока автор деньги не вернул.

Таких долгов, не связанных с государством в ВВД Украины около 65%. И главный должник Украины - вовсе не государство, а бизнес. Примерно 57% внешнего долга приходится на долги по облигациям, кредиты, и задолженность по внешнеторговым операциям. Также крупным должником (примерно 14% долга) является финансовый сектор Украины. Но не потому, что бесконечно занимал не пойми на что, а потому, что крупные международные финансовые организации, типа ЕБРР или Мирового банка, осуществляют инвестиции в экономику Украины через украинские банки, открывая целевые программы финансирования, т. е. украинские банки являются просто операторами при распределении западных инвестиций в реальный сектор экономики, но при этом с точки зрения статистики являются должниками западных инвесторов.

Являются ли эти долги фатальными или хотя бы тревожными? И означает ли тот факт, что Внешний долг Украины вплотную приблизился в ВВП, крах экономики? Да ничуть. Например, отношение внешнего долга Швейцарии к ВВП – более 400%, т.е. Швейцария должна внешним заемщиков вчетверо больше чем может произвести за год. И ничего – как-то эта страна существует, и вряд ли кто-то возьмется утверждать, что Швейцария на грани финансовой катастрофы. Аналогичный показатель у Великобритании, у Голландии он 360%, у Бельгии – 330%, у Сингапура – 346%, у Гонконга – 290%...

Кстати, что интересно, большой внешний долг может означать и положительные тенденции. Дело в том, что иностранные инвестиции, о необходимости которых так любят говорить наши политики, - это тоже внешние заимствования, т. к., разумеется, никто не дает деньги даром, и когда средства вкладываются в экономику, они вкладываются на возвратной основе. Следовательно, возникают и обязательства по их погашению. Именно поэтому, быстрорастущие экономики, такие как, например, экономика Сингапура, имеет столько долгов. В этом плане особенно показателен пример Ирландии, у которой внешний долг превышает ВВП в 11(!) раз. Это последствия «Ирландского экономического чуда», когда в начале нулевых, многие производители технологического оборудования вдруг обнаружили в Европе страну, в которой живет относительно недорогая, образованная, квалифицированная и, что немаловажно,англоязычная рабочая сила. В Ирландию были инвестированы миллиарды. Что с ними стало после начала кризиса – другой вопрос, но факт остается фактом: огромный внешний долг вполне может быть результатом зарубежных инвестиций. Так что Украина со своим внешним долгом, который в этом году точно сравняется в ВВП, отнюдь не является примером страны, находящейся на пороге катастрофы. И все разговоры на тему «Внешний долг равен ВВП – Караул!» - не более чем манипуляции.

 Долги государства

Теперь поговорим о грустном. О внешнем долге государственном. Еще раз подчеркну: есть долг страны Украина (это валовой внешний долг), и есть долг государства Украина, именно ГОСУДАРСТВА. Это, прежде всего, долги по государственным ценным бумагам, размещаемым на внешних рынках и внешним заимствованиям, которые делали разные - преступные и не очень - правительства Украины. Если приплюсовать к ним  долги по обязательствам, гарантом которых выступало государство, то получится около 40 миллиардов долларов или примерно 35% от валового внешнего долга. Сама по себе эта цифра не фатальна, как и ее доля в ВВД. У большинства стран доля государственного долга в общем внешнем долге около 25%. В Украине этот процент выше, т. е. государство у нас куда менее эффективный «хозяйственник», чем бизнес, однако повторюсь – ничего фатального в этом нет.

Есть только одна проблема – как эти государственные долги отдавать. Совершенно очевидно, что существующая в Украине экономическая система уже не может работать «в плюс», т. е. так, что бы средства оставались и на погашение внутренних потребностей, и на погашение внешних долгов. Причин тому много, но главные – несбалансированная пенсионная и вообще социальная политика, сжирающая львиную долю бюджетных поступлений. Систему эту, конечно, надо менять, и менять радикально, но это вызовет социальный взрыв. Именно поэтому правительство и прежде всего министр Финансов Украины Наталия Яресько озаботились тем, чтобы хотя бы часть государственного долга была просто списана.

Определенная логика в этом есть – мы тут с агрессором боремся, являемся так сказать барьером на пути в Европу русских орд, поэтому было бы неплохо, чтобы западный мир нам в нашей борьбе помог хотя бы так, списав часть долгов, коль скоро упорно не желает помогать оружием.

А вот тут наступают проблемы. Дело в том, что подавляющее большинство внешнего государственного долга (почти 60%) – это долги по облигациям, которые свободно обращаются на рынке. Взять и изменить условия по ним в одностороннем порядке невозможно, т. к. это полностью подорвет доверие к стране как эмитенту ценных бумаг. Да и вообще, для того, чтобы это сделать, нет даже внятных юридических механизмов. Можно, правда, с держателями ценных бумаг как-то договориться - по крайней мере, об отсрочке платежей с каким-то «бонусом» в виде повышения процента. Тем более, это возможно сделать технически, т. к. долговые ценные бумаги Украины сосредоточены в нескольких инвестиционных фондах, а один их них – американский «Franklin Templeton Investments» - владеет более 45% всех долговых обязательств Украины, находящихся на рынке. (Информация для любителей конспирологии – ходят смутные слухи, что эта организация связана с кланом Ротшильдов). Этот фонд встал во главе комитета пяти самых крупных кредиторов, которые в совокупности владеют долговыми обязательствами Украины на сумму около 10 миллиардов долларов. И именно с этим комитетом пытается договориться мадам Яресько. Но безуспешно. Все, чего удалось добиться, так это смутных обещаний кредиторов пойти навстречу, но без существенного списания долговых обязательств. Почему?

Прежде всего, не для того граждане с Уолл-Стрит скупают долговые бумаги, чтобы прощать по ним долги. Скупаются бумаги для того, чтобы благодаря им получить прибыль. Тем более, «Franklin Templeton Investments» как раз специализируется на таких уже почти «мусорных» ценных бумагах, какими являются украинские облигации. К тому же, если посмотреть на ситуацию глазами западных инвесторов, долги Украина отдать вполне может.

Да и что для них Украина? Страна где-то за Европой, но ближе, чем Китай. В ней случился непонятный замес под названием «Майдан», который впрочем, убрал от власти «плохих парней» и привел к власти если не хороших, то, по крайней, мере, своих. Страна эта то ли воюет, то ли нет с Россией, но мало ли в мире горячих точек – вот, например, Израиль – уже много десятилетий одна горячая точка, и ничего, как-то живут. К тому же, показатели внешнего государственного долга не являются фатальными, и МВФ худо-бедно дела с ней ведет, а значит – там все если не совсем о'кей, то, по крайней мере, до краха далеко… Еще один важный фактор для кредиторов – страна фактически находится под внешним управлением, причем управление это «свое», правильное, и никаких катаклизмов, в результате которых инвесторы могут потерять миллиарды, не допустит. Так с чего бы это прощать этой стране долги? Ведь они могут их отдать. Как именно – об этом ниже, а пока о еще одном крупном кредиторе Украины – Международном валютном фонде.

Долги Украины МВФ составляют около восьми миллиардов долларов, и долги эти, в отличие от долгов по облигациям, даже теоретически простить никак нельзя. Совсем. В лексиконе чиновников МВФ вообще нет такого понятия «простить долг». Напомним, когда с подобной просьбой  к Международному валютному фонду обратилось правительство Греции, руководитель фонда Кристин Лагард выразилась в том смысле, что правила одни для всех, и прощать греческий долг никто не намерен. Хотя Греция для МВФ, Евросоюза и вообще западного мира куда важнее чем Украина, т. к. греческий кризис ставит под вопрос существование Еврозоны, да и самого ЕС в целом.

При этом МВФ настойчиво требует, чтобы Украина, (страна, а не государство) сократила свой валовой внешний долг до 71% от ВВП. Не сразу, конечно, а до 2020 года, однако движение в этом направлении МВФ желает увидеть буквально сейчас, иначе второго транша кредита Украине не видать.

 Миллионы дефолтов

Как Украина может достичь заветных 71%? Можно нарастить на треть ВВП. Но за пять лет это нереально - тут бы рост показать хоть какой-то года через два-три. Значит – нужно сокращать долги. Сокращать негосударственные долги, конечно, можно, но это связано с серьезным административным давлением на бизнес, в том числе – зарубежный. А это чревато и вовсе катастрофическими последствиями. Не сворачивать, же, например кредитные программы ЕБРР и прочих серьезных учреждений.

Остается сокращать долг государственный. Для, начала, например, погасить в этом году почти 7 миллиардов долларов держателям украинских облигаций, которые рассчитывают вернуть с лихвой вложенные в них деньги. Но средств на это у государства нет.

Вот тут бы объявить дефолт по внешним обязательствам, объявив «кому должен, всем прощаю». Но западные держатели долговых обязательств этого не дадут сделать никогда. Долги будут реструктуризироваться, будут переноситься сроки их погашения, будут браться новые кредиты для погашения старых… И долги будут медленно, но верно погашаться. За счет чего?

Во-первых, видимо, вот-вот начнется мегаприватизация, когда государство будет продавать буквально все для того, чтобы наскрести средства для погашения долгов. Впрочем, вряд ли эта затея принесет успех: рыночные условия нынче не те – реальных денег за не проданные еще государственные активы никто не даст. Во-вторых, возможно, отчасти поможет решить проблему приватизация земли, но мгновенного эффекта она не даст, в силу административных организационных сложностей. К тому же – существенных поступлений в бюджет от продажи земли ожидать не стоит. Почему – тема отдельного разговора, а пока лишь отметим, что украинская земля – актив сильно переоценный. 

Так за счет чего или кого будут погашаться внешние государственные долги Украины? Да за счет нас с вами, дорогие читатели. Правительство будет делать все, чтобы выжать из населения необходимые миллиарды. Нас ждет усиление фискального гнета, радикальное сокращения социальных выплат, резкое сокращение зарплат бюджетникам и т. д. Иными словами, вместо дефолта страны нас ждут миллионы "частных" дефолтов – тотальная разбалансировка и без того трудно сводимых бюджетов домашних хозяйств. Причем все это будет происходить уже в этом году. Именно этого ждет МВФ от украинской власти, требуя малопонятного широкой общественности сокращения ВВД до 71% от ВВП.

Конечно, это приведет к социальному взрыву, который, вполне вероятно, сметет действующую власть. Но держателей долговых обязательств Украины это не волнует. Им безразлична судьба Яценюка, Порошенко и даже мадам Яресько. Да и судьба Украины их не интересует, потому для них «Украина» - это всего лишь эмитент ценных бумаг, строка в финансовой отчетности. Вот и оказались нынешние руководители между наковальней бунта и молотом кредиторов, действия которых этот самый бунт провоцируют.

Будет ли найден выход из ситуации, который более-менее устроит всех и, прежде всего, тех, на кого ляжет основной груз по возврату внешних государственных долгов, т.е. граждан Украины? Пока его не видно, однако это не значит, что он невозможен. Но выход этот будет лежать точно не в экономической плоскости, потому что любое экономическое решение проблемы закончится традиционной и тысячи раз обкатанной мировой историей схемой "обнищание - бунт". Единственное, на что имеет смысл надеяться, - так это на то, что украинские долги станут предметом торга или инструментом в геополитической игре. Игре, в которой украинская власть, да и вся Украина, увы, выполняет функцию мяча, но никак не игрока.

Фото: bizkompass.com

Николай Павлов