Владимир Оманский и Петр Мальдивский. Большая разница

638

Один из главных способов репутационного самоуничтожения в демократической политической системе – идти по «проторенной дорожке» побежденного на выборах предшественника. Это порождает у избирателей вполне закономерный вопрос: «А в чем тогда разница? Какой смысл было менять мыло даже не на шило, а на другой кусок мыла примарно такой же консистенции…»

Бывший президент страны Петр Порошенко был подвергнут жесткой критике за посещение Мальдивских островов в начале января 2018 года с целью легкого зимнего отдыха за 500 тысяч долларов (именно эта цифра, не подтвержденная, но и не особо опровергаемая, прочно вошла в народное сознание).

Полученное им после визита на острова прозвище «Петр Мальдивский» («Инкогнито Педро» получило меньшее распространение), которое звучало бы чрезвычайно гордо в эпоху крестовых походов, в 21-м веке выглядит более чем комично.

Порошенко Мальдивы

Во многом из-за этого главнокомандующий, видевший себя второсрочником, оказался, как говорили в старорежимные времена, на свалке истории. Не только поэтому. Но и поэтому в том числе.

По аналогии отправившийся в первых числах января 2020-го на отдых в Оман (государство на Аравийском полуострове) шестой президент Зеленский получил не меньшую долю критики и прозвище Владимир Оманский. Крайне неудачным для действующего первого лица стало созвучие слов «Оман» и «омана», что дало возможность мастерам каламбуристики проявить свои таланты:

«Президент в Омане, народ – в омане».

Или что-то в этом роде.

Зеленский Оман

Заступничество в стиле «А что такое? Законы не нарушены…» выглядят крайне беспомощными.

Действительно, если в старинных, в чем-то уже заскорузлых буржуазных демократиях социальное расслоение в обществе пытаются камуфлировать спецификой поведенческих норм управленческого класса и высоким уровнем социальных гарантий, то в демократиях юных политическими элитами усердно насаждаются представления о том, что гипертрофированные различия между богатыми и бедными являются нормой жизни. Однако подобная агитация в стиле запойной лозунговщины «На свои гуляю!», как показала практика, не находит понимания в широких слоях электоральных масс.

Помимо юридических законов в социуме чрезвычайно прочны разнообразные неформальные нормы и представления о тактичности, культуре поведения, общечеловеческой солидарности.

(Для примера, народный депутат Яремченко, заказывавший проституток в сессионном зале, формально тоже практически не нарушал законов, но репутацию фракции «Слуга народа» уничтожил чуть более чем полностью).

Когда пятый президент Петр Порошенко, шестой в списке самых богатых людей страны с активами в 1,25 миллиарда долларов (по версии журнала «Фокус»), предлагал гражданам со средней заработной платой меньше 400 долларов и пенсиями менее 100 прикрутить внутренних «станиславских», неблагодарные слушатели сливались в единый громогласный хор: «Не верим».

Отправившиеся на политическую пенсию в Лондон супруги Луценко нанесли катастрофический удар по всему и майданному, и патриотическому постмайданному движению, так как люди, не связывающие свою персональную историю с жизнью страны с представлениями о патриотизме, мало сопоставимы.

Чиновники, рассказывающие о развитии отечественного туризма, но отдыхающие за рубежом, выглядят не то чтобы лицемерными, но несколько неоднозначными. Рассуждающие о привлечении инвестиций в страну и отправляющиеся тратить десятки тысяч долларов за ее пределы, к слову, тоже.

Во время кризиса едва ли не во всех сферах жизнедеятельности от представителей управленческого класса требуется совершенно немного – проявление хотя бы малой толики солидарности с податным населением. Но старинная КВНовская шутка времен, когда Зеленский был только в проекте не только как политик, но и как юморист – «Только по-прежнему слуги народные лучше хозяев живут» – просто переживает второе рождение.

Как показывает практика, сроки пребывания у власти крайне невелики – три-пять лет. И все – полная свобода. Можно элегантно пить, кутить и шутить без оглядки на электоральные настроения и досужие мнения обывателя. Странно, что в начале 21-го века приходится объяснять такие элементарные вещи. Но представители политических элит даже короткий срок потерпеть не могут, посылая таким образом в информационное пространство месседж о своем полном пренебрежении к проблематике, актуальной для остальной части населения.

Отсутствие чувства солидарности представителей власти с народом также не является преступлением. Но ведь и отказ в электоральной поддержке тоже законом не возбраняется. А даже совершенно напротив – приветствуется в рамках реализации права на свободное волеизъявление.

Екатерина Павловская