Убийства, избиения, буллинг. Преступления против детей в Харькове

1657

Ужесточение наказания – один из самых примитивных и не особо эффективных методов противостояния правонарушениями, но, тем не менее, имеющий право на существование.

Ветирование президентом Зеленским закона об усилении ответственности за половые преступления против детей, предусматривающую помимо всего прочего химическую кастрацию педофилов и создание реестра их персональных данных (№6449) вызвало некоторые сомнения в среде защитников прав ребенка.

Законопроект был возвращен в Раду с предложением внести правки, например, формализовать порядок применения химической кастрации. Так что работа в этом направлении, скорее всего, продолжится. Кроме того, по данным первого заместителя главы Нацпола Вячеслава Аброськина, на подходе еще один закон на ту же тему – лучше прежнего (№6607). Ибо ветированый закон – далее цитата – «это политика… а политиканы решили, что смогут это использовать в своих интересах, голосуя без представления, что будет далее…»

Однако сексуальные преследования – лишь некоторая часть, своеобразная вершина «айсберга» преступлений против несовершеннолетних.

В 2018 году зафиксировано 4,3 тысячи преступлений в отношении детей, от которых пострадали 4,7 тысячи несовершеннолетних. Почти 1,5 тыс. детей стали жертвами тяжких и особо тяжких преступлений.

Ряд преступлений совершенных в Харькове и Харьковской области стали достаточно звонкой оплеухой и полицейским, и ювеналам.

Родители забили ребенка до смерти

Сколь ни парадоксально, но наиболее опасными средами обитания для детей являются семья и школа.

Случай в Октябрьском районе, где в 2017 году скончался трехлетний ребенок от систематических побоев родителей, может войти и в городские скандальные хроники, и в учебники по ювенальной юстиции. Родители отправились в места лишения свободы – мать на 8 лет, отец на 10.

Казалось бы, случай показательный, но родители-детоубийцы, судя по всему, новостных лент не читают. Осенью 2018-го в Купянске 30-летняя мать и ее 40-летний сожитель забили до смерти трехлетнюю девочку.

Перестарался с воспитанием

В Шевченковском районе в феврале 2019-го отец проводил воспитательную беседу с 7-летнем сыном и ударил ребенка головой о быльце металлической кровати. Несколько дней мужчина запрещал матери обращаться к врачам. Когда ребенок попал к медикам, было поздно. Ребенок погиб.

Заставляли поднимать с пола окурки

В мае 2019 года в Индустриальном районе был зафиксирован случай издевательств со стороны родителей над 4-летним сыном. Мать заставляла ребенка собирать с пола окурки и толкала его ногами, отец снимал сцену на видео. Прибывшие на место происшествия полицейские установили, что ранее женщина и мужчина неоднократно привлекались к ответственности за насилие в семье. Но последнее обстоятельство не особо насторожило органы по делам детей.

Пьяный папа перепутал

Родительские обязанности для отдельных харьковчан являются настолько условными, что им абсолютно все равно, каких детей «воспитывать». Одна из историй носит анекдотичный характер: отец пришел в детский сад с рослым парнем и заявлением о том, что 15 лет назад забрал не того ребенка. Оказывается, это не Вова, а Кирилл. На вопрос администрации, а что ж вы 15 лет ждали, родитель ответил, кивая на «сына»: «Так он только вчера об этом сказал…»

А теперь реальная история. В июне 2019 года пьяный харьковчанин «похитил» с детской площадки мальчика. Когда похитителя догнала настоящая мать, «похититель» ответил, что ребенок – его сын…

Силой ребенка удалось вернуть законным родителям.

Медсестра избила ребенка

Опасность может исходить даже со стороны тех людей, от которых по логике вещей следует ожидать защиты. В августе 2018-го медицинская сестра в отделении больницы "Охматдет" избила ребенка. Женщина напилась на рабочем месте. Пьяная медсества посчитала, что проходившая лечение в больнице девочка должна непременно помыть голову. Она схватила ребенка за волосы и поволокла в умывальник. Дети вызвали в больницу родителей. Медработника задержала полиция.

Ребенка с инвалидностью избивала няня

В мае 2018-го родители изобличили няню, которая регулярно избивала 14-летнюю девочку, больную ДЦП. Родители начали замечать на теле ребенка синяки и ссадины и установили в жилье камеру наружного наблюдения…

Полицейские сбили ребенка на «зебре»

Полицейские также не пасут задних в деле нарушения прав детей. В июле 2019 года патрульные на автомобиле на перекрестке проспектов Петра Григоренко и Героев Сталинграда сбили 3-летнего ребенка и 59-летнюю женщину. Случай можно было бы отнести к притянутым за уши, если бы наезд был совершен не на пешеходном переходе, а где-нибудь на середине скоростной восьмиполосной трассы.

Школа как зона повышенной опасности

В марте 2019-го в купянской школе два восьмиклассника поколотили ученика 6-го класса. Люди старой закалки могут заметить, что в школах дрались со времен царя Гороха (что также не в коем случае не могло и не может приветствоваться). Однако, одной из особенностей современного школьного буллинга является феноменальная жестокость. Пострадавший был избит до потери сознания. Ему потребовалась госпитализация.

Внезапно выяснилось, что дуэт восьмиклассников издевался над учащимися младших классов регулярно. Сколь ни тривиальным это может показаться, но преступления, совершенные детьми, являются производной нарушений, совершенных взрослыми. Регулярный буллинг вряд ли мог быть возможным  без замалчивания со стороны педагогов и администрации школы.

Ребенка избила "чужая тетя"

В апреле 2019 года в элитной новостройке женщина подкараулила ребенка и избила его за то, что тот попал мячом в ее машину. Инцидент стал достоянием гласности, благодаря камерам наружного наблюдения.

***

Это совершенно незначительная часть истории преступлений против несовершеннолетних на примере одного губернского города. Но даже эти несколько штрихов наглядно показывают, что попытки акцентировать внимание лишь на преступлениях полового характера страдают некоторой однобокостью. У ребенка гораздо больше шансов стать жертвой родителей, воспитателей, одноклассников или соседей. При наличии огромного отряда педагогов, работников служб по делам детей и представителей ювенальной превенции преломить мировоззренческую парадигму, в которой ребенок остается бесправным "ничто" пока не удается (причем, некоторая зацикленность на том, что основная угроза исходит от педофилов, отчасти усугубляет ситуацию). Проблема преступлений против детей так и не стала темой для широкого обсуждения (если не считать случая с харьковской школьницей, которой на классном корпоративе не досталось пирога), а в отечественном социуме так и не сложились представления, что ребенок – это условно говоря, особо охраняемый объект.

 

Екатерина Павловская