Требуются кандидаты на роль политика года

2075

Выход года на финишную прямую просто обязывает к подведению не только личностных но и общегосударственных итогов. Украшением данного процесса вполне может быть расстановка узнаваемых персонажей по ступенькам виртуального пьедестала с целью визуализации вклада каждого в общее дело.

 

В прежние времена выборы человека года были одним из любимых национальных развлечений. Причем ассортимент номинаций был настолько широк, что и политикам перепадали кое-какие листья с лавровых венков. К примеру, Леонид Данилович Кучма в бытность президентом побывал и политическим, и государственным, и общественным деятелем года. А его «папередник» Леонид Макарович Кравчук, перейдя в более легкую политическую категорию, добивался звания «Парламентарий года». В общем, было что вспомнить.

Ныне соблюдение традиции определять лучшего политика по итогам очередных 365 дней не столь акцентировано. То ли в силу стремительного ускорения саморазрушения управленческих элит, то ли из-за принципиальной неспособности медиа-ресурсов склеить хоть из кого-нибудь образ народного трибуна, крепкого хозяйственника и более-менее приличного человека. И чтобы всего этого было пусть по чуть-чуть, но три в одном.

Некоторые неформальные попытки ранжировать политических деятелей по степени величия не вызывают ажиотажного интереса вследствие относительной предсказуемости полученных результатов. К примеру, в результате опроса посетителей студии «Шустер LIVE» в желтой майке лидера оказался вернувшийся из власти в народ Михеил Саакашвили с 14-процентным рейтингом, что скорее можно прокомментировать перефразом присказки «не пусто, но и не густо». Юлия Тимошенко набрала 10%, Порошенко, Савченко и Гройсман по 8. Это, естественно, не догма. На каналах с иным набором собственников результаты могли бы быть и несколько иными. Но общее ощущение, определяемое стихулей «На манеже все те же», осталось бы. Да и с рейтингом от 8 до 14% вряд ли стоит претендовать на роль общенационального авторитета.

Поскольку участники опросов, как правило, персонально не знакомы с номинантами, проблема низкорейтинговости может заключаться в особенностях медиаприсуствия членов местного политклуба, а именно в их способности создавать более-менее адекватные переживаемой эпохе информационные поводы.

Достаточно наглядное представление о том, «у кого что болит», дают рейтинги медиапопулярности. Безусловным лидером здесь является действующий президент Порошенко, упоминания о котором появляются приблизительно по 60-70 тысяч раз в месяц. Результат более чем впечатляющий, особенно, если учесть, что медиа-активист номер два премьер Владимир Гройсман отстает примерно на 40 тысяч пунктов. Но как говаривал один автор эстрадных скетчей, рад бы в классики, да мелкотемье не пускает.

Например, в ноябре (по декабрю еще итоги подводить рановато) основными инофоповодами с участием главы государства становились безвизовый режим, розыгрыш пранкерами, беседа с Трампом, отставка Саакашвили, скандал с театром на Андреевском, годовщины различных событий, скандал с фреской. Казалось бы, все хорошо, но при современном уровне политического нигилизма и бездуховности электоральных масс, наличие портрета в стиле «пшонкастайл» в политическом анамнезе резко снижает возможности претендовать на роли лидера нации.

Многомесячная борьба премьера с популистами давно перешла из активной фазы в партер, что, конечно же, не могло не сказаться на уровне зрительского интереса. Настоящий супергерой, грубо говоря, вырубает противника с нескольких ударов, а не таскает его по ковру. Тем более что наличие одинаковых борцовских костюмов у противников порой мешает разобраться, как говорят в Баскервиль-холле, кто is who: где популист, а где радетель за счастье электоральных масс.

Заброшенный зрителями «шустерлива» на первую строчку национального лидерства Саакашвили засветился в медиапространстве со следующими «подвигами Геракла»: ушел в отставку с должности главы Одесской администрации, объявил о создании собственной партии и «походе на Киев», заявил, что Грынив придумал план «Шатун», прокомментировал отставку Марушевской и Деканоидзе, провел митинг в центре Киева. Собственно, все то же самое может проделать абсолютно любой представитель социума без малейшего намека на наличие семи пядей во лбу: уволиться с работы, запланировать поездку в Киев, когда деньги появятся, обсудить с соседом текущую политическую обстановку. А если еще организовать пикет у местного «ровда», то можно и узником совести побывать.

Повестка дня, предложенная идущим на 4-м месте министром Аваковым, не то чтобы особо была далека от народа, просто следует с ним параллельными курсами, то есть не пересекается. Министр упоминался в связи с реформой пожарной службы, протестами в центре Киева, отставкой Деканоидзе, назначением Деевой, заявил, что Левочкин организовал разгон майдана, а также пообещал показать свою коллекцию вина. Все блестяще, просто с коллекцией не повезло. Рузвельт коллекционировал созданные в период великой депрессии рабочие места. Принцесса Диана – благотворительные акции. А политиков года, коллекционирующих вина, не бывает в природе.

Вошедшая в пятерку «шустерлива» и занимающая по итогам ноября 7-е место по присутствию в новостях Надежда Савченко, очевидно, уже доедает ресурс популярности, обеспеченный ей старшими товарищами в период борьбы за освобождение. Всемогущие медиа, способные за полдня из кого угодно сделать героя, с той же легкостью и в те же сжатые сроки могут любого героя превратить в антигероя. То есть при наличии политической воли законы драматургии, не допускающие подобные метаморфозы, могут смело игнорироваться. Во всяком случае, когда персон, стоявших с Лениным на одном броневике, объявляли врагами большевистской партии, ни у кого это не вызывало особого удивления.

Десятое место Юлии Тимошенко определенно указывает на то, что кто-то наверху ее серьезно недолюбливает. А соседство в новостных лентах со словосочетанием серьги «Картье» как бы намекает широкому кругу телезрителей, что и поделом. В общем, в стране, где большая часть населения живет на 100 долларов в месяц, национальные лидеры в серьгах «Картье» такая же редкость, как и с коллекциями вин.

Занимательно, что из тех, кого можно хоть в какой-то мере отнести к выдвиженцам так называемого гражданского общества, медиауспехами похвастаться могут двое – Сергей Лещенко (16-й по итогам ноября) и Мустафа Найем (25-й, ниже Кучмы).

Первый даже гипотетическое национальное лидерство променял на квартиру за сколько-то там миллионов, и это надолго, если не навсегда. Второй, как для «буревестника майдана», ведет себя необычайно скромно. Ну, прокомментировал безвизовый режим, ну, прокомментировал выборы в США, ну, прокомментировал деятельность текущего президента… ну, рассказал о покупке «Хонды». А рассказы о покупке «Хонды» могут пробиться к сердцам демоса только в одном случае: если декламировать их громоподобным голосом с вершины горы Олимп, держа в одной руке сверкающий на солнце бронзовый меч, а в другой отрубленную голову горгоны Медузы. А иначе – никак.

Можно перебирать и прочие персоналии (несть им числа), тасовать, словно карточную колоду, и раскладывать в пасьянсы. Но результат будет приблизительно таким же. Разве что по методу гоголевской Агафьи Тихоновны попробовать сконструировать собирательный образ. Если бы к бутылкам Арсена Борисовича да приставить сережки Юлии Владимировны, да взять сколь-нибудь антипопулизма Владимира Борисовича, да, пожалуй, прибавить к этому еще безвизовый режим Петра Алексеевича… Хотя далеко не факт, что и в этом случае вакансию политика года удастся хоть чем-нибудь заполнить.

Андрей Кравченко