Сто дней охоты на популистов

2600

100 дней охоты на популистов

Отмечая наиболее выдающиеся успехи первых ста дней Кабмина Гройсмана, такие как тарифная реформа, выпиливание неконкурентоспособного отечественного автопрома, «возрождение» черносотенного движения и снос ларьков, эксперты оставляют вне зоны внимания массовой аудитории главное начинание действующего премьера – борьба с популизмом.

Широкомасштабная антипопулистская операция развернулась в первый же день вступления Владимира Борисовича в новую должность, когда оный со словами «Я вам покажу, что такое управление государством» взвалил на себя нелегкое бремя премьерства.

Формирование четкого и понятного для народонаселения образа врага является хоть и достаточно избитым, но все еще работающим приемом, ибо существование любого супергероя теряет всякий смысл без наличия какого-нибудь суперзлодея, на которого можно было бы списать низкий напор воды, потери урожая и прочие отдельные недостатки. Жирондистам мешали роялисты, марксистам - оппортунисты, Бэтмену - Джокер, Михал Сергеичу -  тормоза перестройки.

Подбор маски для суперзлодея – один из важнейших этапов создания политической драмы, способной удерживать внимание почтеннейшей публики хоть сколь-нибудь продолжительное время. Но экивоки в сторону агрессора все более напоминают демонстрацию рязановских кинокартин в томительный момент предновогодья: никто не смотрит, но переключать нельзя, пусть идет как фон. Затесаться в плотные ряды борцов с коррупцией – удовольствие, соперничающее с поездкой в переполненном троллейбусе. К тому же на фоне таких харизматиков как Михеил Саакашвили и Юрий Луценко любой будет выглядеть человеком из массовки. Коньки «агрессия» и «коррупция» оказались уже давно оседланными могучими богатырями, оставившими новоприбывающим ратникам в лучшем случае почетную должность стремянного.

Однако, как утверждают специалисты, на безрыбье и рак-неборак, тем более  что в последнее время данный членистоногий перекочевал в разряд деликатесов. А посему на роль общественно опасного явления, с которым было бы прилично схлестнуться славному рыцарю Айвенго, вполне подойдут и популисты.

Впрочем, в модели презентации новой разновидности зла присутствуют и вышеозначенные проблемы, что призвано подчеркнуть многовекторность устремлений действующего Кабмина.

«Я понимаю угрозы, стоящие перед нами. В частности, я хотел бы подчеркнуть три угрозы: это коррупция, это неэффективное госуправление и это, коллеги, популизм», - заявил в своем выступлении Владимир Гройсман перед законодательным собранием 14 апреля текущего года. Причем, последний пункт был выделен особо, в качестве угрозы « не меньшей, чем враг на востоке нашей страны».

Впоследствии набор проблем был модернизирован и уже в мае на пресс-конференции по итогам визита премьера в США выглядел примерно так: «У Украины есть три системных врага: российская агрессия, коррупция и популисты». Возможные ощущения малозначимости третьего пункта предупреждались фразой: «Я не могу сказать, что из этого является большим врагом. Они все равны – все посягают на нашу независимость, хотят отобрать будущее и сбить с пути экономического развития».

Заимствование формулы заявления о триедином зле из выступлений Барака Обамы, намного раньше распространявшем информацию о трех мировых угрозах, призваны подчеркнуть однозначность цивилизационного выбора действующего украинского премьера. Боле того, за какие-то три месяца ему удалось сколотить вкруг себя крепкую команду антипопулистов. На бизнес-форуме 21 июня уже первый вице-премьер Кубив понес в массы весть о трехголовом змии, заменив практически отсеченную премьером коррупционную голову на опасность реванша «вчерашних сил» (не иначе намекая на возвращение в большую политику Арсения Яценюка).

И совершенно неудивительно, что «тронная речь» премьера на заседании Кабмина по случаю первой стодневки была чуть более чем полностью посвящена «врагу номер один» с призывами к широким народным массам проявлять бдительность при работе по отделению популистов от нормальных политиков. И хотя от вопроса «Видели ли вы бедного популиста?» доносится легкий запах большевистского нафталина, подергивание струн классовой ненависти в большой политической игре не только не возбраняется, но и приветствуется, ибо чего не сделаешь для народного же блага.

Поименное перечисление активно действующих популистов отсутствует, но анализ междустрочья антипопулистской риторики указывает на то, что авторы заявлений о пятикратном увеличении зарплат и пенсий и безвизовом режиме с нового года в «серый список» явно не попадают. Ряд заявлений самого премьера, относимых злопыхателями в разряд популистских, при более тщательном всматривании отнюдь не являются таковыми.

Замечания о том, что повышение тарифов нельзя считать реформами, были сделаны в адрес правительства Яценюка, а, следовательно, они распространяются только на отправившегося в политический отпуск Арсения Петровича и не имеют никакого отношения к действующему Кабмину.

Рассказы о средних заработных платах в 1000 евро являются рассуждениям о вероятных событиях, которые могут произойти, а могут и не произойти, а посему не имеют ничего общего с популизмом, на что, прежде всего, указывает заявленная сумма (мог бы сказать и 5000, но тогда баланс здорового сарказма в обществе был бы изрядно нарушен).

Заявления о вступлении в Евросоюз через 10 лет относятся к разряду мотивирующих примерно так же, как рассказы Хрущева о построении коммунизма в 1980 году. (При всем совершенстве кремлевской медицины у Никиты Сергеевича были основания подозревать, что до указанной даты он не дотянет, а, следовательно, и отдуваться будут уже грядущие поколения коммунистов). В ту же корзину можно отнести и рассуждения о росте добычи газа на 8 миллиардов кубов к 2020 году и снижении коммунальных тарифов за счет внедрения энергосбережения через 3-5 лет, поскольку нет совершенно никакой уверенности, что действующий кабинет протянет хотя бы до конца отопительного сезона.

Успех Украины через 2-3 года, спрогнозированный 21 июля премьером на форуме, посвященном 100 дням, зависит целиком и полностью от смыслового наполнения понятия «успех». (Заработавший пару миллионов банкир Пупкин и собравший пару сотен бутылок Петрович в одинаковой степени могут считать прошедший день успешным).

Как видим, теоретические и практические выкладки премьера пронизаны духом жесткого, но здорового реализма. А современный популист, как правило, ловко маскируется под искателя социальной справедливости или хотя бы некого здравого смысла в зарплатно-ценовых соотношениях. И вряд ли стоит ходить по гадалкам, чтобы понять: именно от этой категории лиц, уже укравших прошлое у страны и покусившихся на ее будущее, исходит угроза всему сущему. О повышенном уровне популистской опасности склонных к проявлению беспечности граждан предупреждают и многочисленные заголовки из новостных лент: «Гройсман объявил войну популизму», «Не верьте популистам - они не способны на реформы», «Популизм разрушает нашу государственность и лишает людей возможностей к нормальной жизни», «Популизм отбирает у Украины будущее» и – контрольный, в золотую копилку борьбы с популистами – «Гройсман пообещал не заниматься популизмом».

Работу данного механизма нагнетания без излишнего теоретизированья продемонстрировал журналист Фандор в легендарной экранизации «Фантомаса» 1964 года, зачитывая фрагменты собственной статьи в газете «Рассвет»: «Жилищный кризис – виноват Фантомас. Подорожали бифштексы – опять Фантомас. Неприятности на бирже – тоже Фантомас. Налоги возросли, оклады снова уменьшились – и тут виноват неуловимый Фантомас».

К слову, героям киноленты, несмотря на храбрость Фандора, хитроумие комиссара Жюва и неописуемую красоту Элен так и не удалось изловить коварного злодея. Что, впрочем, не должно настраивать на пессимистический лад. Далеко не факт, что реальных персонажей ждет такое же фиаско. Во всяком случае, лозунг «Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью» еще никто не отменял.

Андрей Кравченко