Стален Сталенченко, или Что на что похоже

2426

«Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог»

(Козьма Прутков, «Мысли и афоризмы»).

 

В одном из культовых мультфильмов эпохи социалистического реализма герои играли в игру «Что на что похоже», таким образом стимулируя развитие ассоциативного мышления у подрастающего поколения.

Труды не пропали даром. Спустя годы, зароненные в гумус подсознания зерна дали всходы, и в среде местного политического бомонда игра «че-эн-че-пэ», как базовая программа для использования таких приемов пропагандистского мастерства, как создание аналогий и построение ложных ассоциаций, стала едва ли не национальным видом спорта.

Очередной вклад в развитие отечественной политической мысли сделал вице-премьер Степан Кубив, сравнивший нардепа Семенченко, равно как и прочих застрельщиков донбасской блокады, с Иосифом Сталиным, применявшим в свое время тактику выжженной земли и отказавшимся от услуг Красного креста. Именно таким образом составителями новостных лент было прочитано выступление Кубива на заседании согласительного совета Кабмина, сообщившего буквально следующее:

"Я хочу прочитать, как председатель всеукраинского общества "Мемориал", отрывок из одного документа архива: "В целях нарушения движения по железным дорогам, срыва регулярных перевозок в тылу врага устраивать всеми способами железнодорожные катастрофы, подрывать железнодорожные мосты, станционные сооружения, разрушать линии связи на железных, шоссейных и грунтовых дорогах... «А еще он приказывал применять тактику выжженной земли. И от помощи "Красного Креста" тоже отказался Сталин. Мы не сталинисты».

Достаточно смелое заявление вполне может претендовать на место в хрестоматиях. Хотя учитывая весомость вклада отечественных политиков в золотую кладезь исторических параллелей и политической метафористики, пробиться в топы в данной сфере деятельности отнюдь не просто. Тем более что на данном поприще подвизались исключительно выдающиеся мастера полемического искусства.

Одному из самых универсальных функционеров современности Юрию Луценко медийная молва приписывает целый ряд высокохудожественных сравнений: бюджета страны - с дырявым стаканом, генеральной прокуратуры - с последним советским «динозавром», расследования резонансных дел – с написанием «Моны Лизы», борьбы за равенство закона для всех – с прохождением квеста, депутатов – с монахиней в борделе, парламентской коалиции – с мумией в мавзолее, программы действий второго правительства Яценюка – с журналом «Мурзилка», а самого экс-премьера - с дохлой лошадью.

Впрочем, в последнем случае явно прослеживается элемент искажений, произведенных ретранслирующими устройствами. Иллюстрируя необходимость отставки бывшего премьера поговоркой «Лошадь сдохла - слезь», Юрий Витальевич скорее ассоциировал коллегу по борьбе с наездником, оставляя телезрителям право на домысел в вопросе идентификации несчастного животного.

Среди наиболее удачных находок еще одного центрального персонажа политической драмы Юлии Тимошенко можно вспомнить анекдот о смене белья в концлагере (первый барак меняется со вторым), приведенный по случаю замены правительства Яценюка на правительство Гройсмана. (В одной из лент даже появился заголовок «Тимошенко сравнила Яценюка с трусами в концлагере», что скорее следует отнести к реализации вышеупомянутого права на домысел, так как авторы первоисточника обошлись без детализации).

Знание основ «че-эн-че-пэ» не подводило старейшину местной политики даже в самые тяжелые времена, когда на президентских выборах 2010 года ей в бюллетене достался 13-й номер. Ранее считавшееся несчастливым число было разложено на слагаемые один плюс двенадцать – один Христос и двенадцать апостолов. Как говорится, учитесь, пока сэнсэи живы.

Участие в создании коллекции политических метафор одного из лучших ФБ-публицистов современности Арсена Авакова можно охарактеризовать лишь одним словом – обогатил.

По версии электронных средств информации, авторству министра принадлежат сравнение потасовки нардепа Каплина и полтавского мэра Мамая с дракой геев и гейш за место на окружной; народного депутата Лещенко - с персонажем басни Крылова «Слон и Моська»; нардепа Савченко - с героиней сказки Пушкина о рыбаке и рыбке; а системы МВД - с бочкой соленых огурцов. На отдельную поэтическую страницу может быть помещена метафора, посвященная нардепу Геращенко: «Он такой большой, что иногда как красивый воздушный шар улетает так далеко – его не поймать».

Особое внимание мастеров аналогий, конечно же, привлекает Петр Порошенко, как… главная фигура на информационной шахматной доске.

Арсений Яценюк сравнивал главу государства с танком, который иногда идет напролом. Политолог Бондаренко – с Керенским. А Юлия Тимошенко посредством извлечения из диссидентских запасников 70-х частушки «Брови черные густые, речи длинные пустые» – с дорогим Леонидом Ильичом.

Самих себя политики, как правило, сравнивают с теми, кто, по их версии, несет более-менее положительный заряд. Юлия Тимошенко – это академик Сахаров, Чорновил и Махатма Ганди. Яценюк – Маргарет Тетчер. Аваков - волк, которому не страшна отставка. (Последнее попадание можно считать стопроцентным, поскольку в мировой практике не известно ни одного случая отстранения волка от занимаемой должности. Поговаривают, что в Берлинском зоопарке пытались перевести серого хищника на должность и.о. енота, но, скорее всего, данная история берет свое начало из КВНа 80-х).

Порой случаются и очевидные косяки вроде попыток провести параллели между действующим главнокомандующим и герром Шикльгрубером. (Среди наиболее известных авторов - нардепы Савченко и Семенченко).

Даже поверхностное изучение исторического материала и ведеофактов приводит к выводам о полном отсутствии сходств. Главфюрер был худым, невысокого роста, усатым, артистичным и харизматичным диктатором, готовым в случае политического поражения выпить яду. Действующий президент - высокий, статный, гладко выбритый, неартистичный демократ, пару-тройку раз менявший политсилы, и не склонный делать личных драм из карьерных неудач.

Тем более что сам глава государства сравнивал себя с совершенно иным персонажем (хотя тоже крайне неудачно). Широкую известность приобрел фрагмент из интервью Петра Порошенко «Deutsche Welle»:

«Если сравнивать меня с Че Геварой, то мне сейчас гораздо сложнее. Но я знаю, что Украина справится с любым вызовом и любыми угрозами. И если Че Гевара справился в свое время, то и мне выпала великая честь возглавлять великую страну».

Очевидно, биография Че была дочитана не до конца. На данной параллели реальности результаты финального мероприятия Че были крайне далеки от понятия «справился».

Примерно столько же общего между Семеном Игоревичем и Иосифом Виссарионовичем при всей симпатии обоих к военизированному стилю одежды. Мировоззренческие установки, идеологические и культурные ценности, уровень ответственности и полномочий, особенности интеллекта и поведенческий стиль – все абсолютно разное. Так что реплики типа «Вам бы усы - и вылитый Иоська Сталин» в данном случае выглядят явной натяжкой.

Предполагается, что исторические параллели, уподобления, сравнения, аналогии имеют на аудиторию просто магическое влияние. Но у любой магии существует разоблачение. Склонность человека к метафорическому мышлению действительно является одной из наиболее опасных психологических ловушек. Поэтическая метафора (или же историческая параллель) формирует в воображении яркий запоминающийся образ, который оказывает просто чудотворное воздействие и надолго отшибает здравый смысл. Особенно, если уверенность аудитории в понимании сущности предмета, исполняющего роль аналога, – иллюзорна. Поэтому стоит держать в уме реплику мультперсонажа, сравнившего пух одуванчика со снегом: «Если так фантазировать, недолго и простудиться».

Дмитрий Михайлов