Шпионские страсти, или Ловушка Савченко

2406

Вместо эпиграфа

- Измена! - крикнул Мальчиш-Кибальчиш.

- Измена! - крикнули все его верные мальчиши.

(Аркадий Гайдар. «Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его  твердое слово»)

Вызвавшая бурю праведного гнева у блюстителей идейной чистоты попытка народного депутата Надежды Савченко оживить минский формат несанкционированными инициативами вскрыла существенные неполадки в отечественной политической системе и отдельные пробелы в действующем законодательстве.

В сложный исторический период, когда наличие гражданской супруги, диджействующей на территории страны-агрессора, присутствие в «списке Столяровой» или фотоснимок пятилетней давности с оранжево-черной лентой на лацкане считаются политическим зашкваром куда более суровым, нежели пара-тройка миллионов кэшем в е-декларации, частная встреча члена законодательного собрания с так называемыми лидерами, так называемых ДНР-ЛНР тянет… В этом месте начинаются «трудности перевода», ибо мнения представителей вездесущего экспертного сообщества и профессиональных юристов разошлись, как в море корабли.

Активно поддерживающие линию пропрезидентской партии и правительства в информационном пространстве комментаторы Тарас Березовец и Вячеслав Чорновил квалифицировали действия вышеозначенного нардепа как «измена Родине» и «государственная измена». Совершенно непрогнозировано (казалось бы) к данному дуэту практически с аналогичным месседжем присоединился лидер Радикальной партии. Тот факт, что те же самые люди еще несколько месяцев назад не упускали случая высказаться о героической сущности депутата-летчицы и ее выдающейся роли в новейшей истории страны, ровным счетом никого не должно дезориентировать. Течение времени подвергает деформации любые умонастроения. Во всяком случае, такое понятие как «политическая гибкость» еще никто не отменял.

Несмотря на усердие экспертов, значительную долю тягот по обсуждению и осуждению взвалили на себя представители пропрезидентского блока. Сам глава государства, еще полгода назад не произносивший практически ни одного спича без упоминания о Надежде Савченко и ее героической борьбе, тактически совершенно грамотно занял положение над схваткой. Не у всех еще основательно стершаяся из памяти торжественная встреча 25 мая с вручением ордена «Золотой звезды» чрезвычайно диссонирует с мнением членов пропрезидентской команды, в оценочных суждениях которых проскакивает термин «неукраинский сценарий», что по нынешним временам является, как говаривали в старину, весьма тонким намеком на толстые обстоятельства.

По утверждению самой Савченко, темой ее встречи с Захарченко и Плотницким было освобождение украинских заложников. Поэтому среди комплекса нареканий в ее адрес выделяются опасения по поводу того, что Савченко таки удастся договориться об освобождении, таким образом акцентировав внимание общественности на неспособности представителей официального Киева проделать то же самое. Следует отметить абсолютную обоснованность подобных переживаний, поскольку с точки зрения внутривидовой политической борьбы важна не результативная составляющая как таковая, а попадание ее в правильную репутационную копилку. Иными словами, дипломатические победы, если таковые предвидятся, не должны уходить на сторону.

Претензия номер два – легитимизация «так называемых», на что обратила внимание активно раскручиваемая в качестве главспикера БПП Ирина Луценко.

«Что делает Савченко? Она снижает уровень переговоров до «шестерок» Путина. В Трехсторонней минской группе представители «ЛНР» и «ДНР» могут только наблюдать. Они не имеют права голоса, к их мнению не прислушаются, украинская сторона с ними не общается как с нелегитимными представителями нелегитимных новообразований. А Надежда Савченко, уезжая напрямую к Захарченко и Плотницкому, таким образом, легитимизирует их. Получается так, что «шестерка» от «Батькивщины» общается с «шестерками» Путина, тем самым показывая, что Путин здесь ни при чем», – заявила Луценко, по ходу дела вполне грамотно предложив аудитории ассоциативный ряд «шестерки» от  «Батькивщины» - «шестерки» Путина».

Но не менее занимательным, нежели вопрос «Что делает Савченко?», в свете разразившегося мини-скандала выглядит задача «Что делать с самой Савченко?»

Стремившиеся намолотить побольше рейтинговых очков на освобождении «украинской Жанны д’Арк» члены местного политического бомонда оказались в ситуации, которую историки будущих времен могли бы назвать «ловушкой Савченко». 

Обладающие повышенной мягкотелостью от переизбытка юридических познаний специалисты утверждают, что криминала в действиях Савченко не наблюдается. Но основная составляющая печальки отнюдь не в этом. Помещение Надежды Викторовны в места лишения свободы - а статья 111 УК Украины (государственная измена) предусматривает наказание от 10 до 15 лет лишения свободы – значительно укрепит драматическую составляющую истории борьбы за ее освобождение из путинских застенков, доведя оную до абсурда. Но в современном украинском политикуме столь мощных режиссеров (в стиле «Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете ли, нашего Шекспира») пока не наблюдается. Изъятие героической звезды, способное выставить главнокомандующего в качестве непоследовательного политика, столь же маловероятно, как и лишение депутатского мандата. Все вышеописанные случаи оказались бы полным провалом на фронтах информационной войны с крайне туманными перспективами восстановления репутационных потерь.

Угрозы коллег по законодательному собранию исключить Савченко из парламентского комитета и делегации в ПАСЕ вряд ли расстроят оную сверх меры. Так что, как говаривал второстепенный персонаж из любимого фильма советника министра внутренних дел, «нет у вас методов против Кости Сапрыкина». Кроме, пожалуй, досрочных парламентских выборов (и то при условии отмены мажоритарки), поскольку вряд ли найдется хоть одна проходная партия, которой позарез понадобятся неконтролируемые депутаты.

Тяжелее всех, конечно, придется бабушке украинской демократии, которая хоть и поспешила заявить, что у Савченко с «Батькивщиной» нет ничего общего, тем не менее, оказалась в жестоком политическом цугцванге. Пребывание Надежды Викторовны во фракционных рядах в любой момент может испортить партийную игру на национал-патриотическом поле, которую при наличии высокого уровня конкуренции следует вести не просто аккуратно, а с максимальной нежностью. Изгнание из фракции вызовет непонимание у граждан, настороженно относящихся к построению межличностных отношений по формуле «поматросили и бросили». А таковых, даже в век крайнего цинизма и огрубления нравов все еще немало.

Дмитрий Михайлов