Саакашвили, которому ужасно повезло

2435

Одним из классических вариантов удачи считается оказаться в нужное время, в нужном месте. Исходя из данных условий, лишение украинского гражданства экс-президента Грузии Михеила Саакашвили, вызвавшее бурю политических эмоций, при рассмотрении скандальца сквозь призму исторических закономерностей можно считать вполне благоприятным исходом дела.

26 июля Государственная миграционная служба сообщила, что президент Порошенко издал указ о прекращении гражданства Михеила Саакашвили.

Саакашвили получил украинское гражданство 29 мая 2015-го, когда позиции «секты свидетелей грузинского антикоррупционного чуда» были еще достаточно сильны, а в украинских госструктурах на топовых должностях трудились несколько выходцев из маленькой закавказской страны. Через день экс-президента назначили одесским губернатором. Скромное по форме, но не лишенное элементов пафоса представление нового губернатора с нестройными выкриками «Дя-ку-є-мо» в адрес действующего президента призвано было анонсировать доселе невиданные достижения по всем жизненно важным направления в отдельно взятом регионе. Спустя год с небольшим после проведения нескольких информационных акций Саакашвили отправился в самостоятельное политическое плаванье, изменив лозунг «Все мешают работать» на «Кругом одни барыги».

К тому времени практически все члены «грузинского десанта» были отставлены от должностей и покинули пределы страны, что служило своеобразным намеком иностранному специалисту на то, что пора и честь знать.

Несмотря на отсутствие более-менее внятных социально-экономических результатов на конкретном участке управленческой деятельности, Саакашвили удалось раскрутить свой политпроект «Движение новых сил» до проходного барьера.

Вряд ли данную проблему для провластных сил можно было бы рассматривать в качестве значительной. Плавающую на уровне проходного барьера «Свободу» в 2014 году вполне успешно оставили с той стороны дверей сессионного зала. Но в данном случае, очевидно, решили не рисковать.

Комментарии и экспертные оценки, посыпавшиеся как из ведра, едва информация об акте лишения просочилась в информпространство, стоит скорее отнести к разряду дежурной необходимости отметиться по конкретному поводу. Изображающие плаванье против течения спикеры отзвонились нервными, раздраженными длинными звонками. Держащие носы по ветру – формальными короткими. Ни те, ни другие не снискали громкой славы. Потому что… к примеру, высшая степень негодования одних и тех же лиц по поводу лишения гражданства в одних случаях и глубокое задумчивое молчание по поводу приостановки гражданства в других вызывает у потребителей информационного продукта слегка ироничную мину на лице и непреодолимое желание переключиться на «прогноз погоды».

Радость демонстрацией наличия мыслительного процесса доставил лишь активист Касьянов, задавшийся вопросом: а почему Януковича гражданства не лишают, а Саакашвили - таки да? Попытки резонеров растолковать, что для лишения того же Януковича нет юридических оснований, а для лишения Михеила Николозовича нашлись, могли бы проканать в государствах, зажатых тисками правовых формальностей. Но в свободных от условностей социально-политических системах – отнюдь.

На первый взгляд повод для лишения гражданства представляется надуманным - при заполнении анкеты Саакашвили указал, что не находится под следствием, хотя в Грузии было вынесено решение о заочном аресте. В то, что официальный Киев не знал о том, что официальный Тбилиси преследует экса, тоже верится с большим трудом. Но при всем уважении к духу закона, букву закона тоже еще никто не отменял. (Практика жесткого следования правилам, к слову,  широко распространена и за пределами политикума. В армейских коллективах старшие по званию, желая обуздать чрезмерную прыть представителя рядового состава, заставляли его жить по уставу.)

Соратники Саакашвили сообщают, что он находится в США. То есть ему даже не придется переживать процедуру выдворения. К тому же грузинская прокуратура требовала экстрадиции бывшего президента. В этом, возвращаясь к изначальному тезису, заключается везение Михеила Саакашвили номер один. Он оказался в нужном месте.

Везение номер два – он оказался в нужном времени. Когда декоммунизированный ныне классик говорил, что основным вопросом любой революции является вопрос о власти, то делал это отнюдь не для красного словца, а в качестве руководства к действию. Впрочем, данный революционный закон был им вовсе не изобретен, а просто четко сформулирован. А, как показывает история политической практики, за власть в периоды революционных потрясений и постреволюционной стабилизации борются отнюдь не на пин-понговых шариках.

Революционер Максимилиан Робеспьер не лишал революционера Жоржа Жака Дантона гражданства. Он лишил его части тела, что является гораздо более неприятной процедурой для обеих сторон. Психологическое потрясение последнего накануне лишения было настолько велико, что он тотчас, согласно легенде, сочинил один из самых знаменитых афоризмов в истории человечества: «Революция, как бог Сатурн пожирает своих детей» (впрочем, на авторство претендует сразу несколько политиков той поры, переживших, вернее не переживших, подобное же несчастье).

Ульянов (Ленин) утверждал, что после 17-го года не было лучшего большевика, нежели товарищ Троцкий. Однако в большевистских рядах постреволюционного строительства последнему место не нашлось. Как и для большинства иностранных специалистов  из «латышских стрелков» или членов Коминтерна.

Значительное распространение принципов гуманизма, толерантности, гендерного равноправия, относительной национальной и расовой терпимости, снижение актуальности летального оружия в арсенале политического террора сделало работу профессиональных революционеров на несколько порядков менее опасной. Так что финал политических гастролей Михеила Николозовича по Украине в полной мере можно сопоставить с извлечением счастливого билета из лотерейного барабана. Бывало и хуже.

Андрей Кравченко