Режим дает трещину, или Ход «троянским конем»

767

Под ураганным огнем предвыборных баталий практически незамеченным прошло одно событие, которое стоило бы отнести к разряду если не знаковых, то симптоматичных. В ночь с 15 на 16 апреля суд выпустил на свободу Надежду Савченко и Владимира Рубана, подозреваемых в организации террористического акта.

Напомним, народный депутат Надежда Савченко и руководитель общественной организации «Офицерский корпус» Владимир Рубан были арестованы более года назад – в марте 2018-го.

Версия, выдвинутая генпрокурором Юрием Луценко, при всей на первый взгляд фантастичности была с благодарностью воспринят с масс-медиа и общественностью.

22 марта 2018 года Луценко заявил, что – далее цитата: «Злоумышленники планировали установить гранатометы на Трухановом острове или на барже на Днепре и обстрелять центр Киева. Не прицельно. Кто в этом пострадал бы больше – депутаты или простые украинцы?".

Также рассматривались варианты подхода ударной группы по Днепру к правительственному кварталу на барже с минометом и отхода минометной группы – Савченко и Рубана, так как иные члены партизанского отряда, так и не были названы – на гидроциклах.

Спустя год «боевая группа» была признана не настолько страшной и вполне годной для того, чтобы осуществлять променады и дефиле по улицами мирной столицы. Надежда Савченко даже сможет посещать заседания Верховной Рады и принимать участие в голосовании.

Из столь громкого некогда дела, завершающегося, судя по всему, очередным хлопком мыльного пузыря, пытливый наблюдатель мог бы при желании сделать целый ряд полезных для расширения кругозора выводов.

Вывод первый

История Савченко является одной из ярких иллюстраций технологий героизации и разжалования из героев. Технологий далеко не новых – можно припомнить старых большевиков, скатывавшихся с высот официального почитания до статуса «врагов народа» – но, как показывают примеры, актуальных и в начале XXI столетия.

Вывод второй

Один год – чрезвычайно малый срок для Генеральной прокуратуры, чтобы расследовать дело, несмотря на то, что по заверениям руководителя ГПУ – далее цитата: «у следствия есть неопровержимые оказательства того, что Надежда Савченко лично планировала, вербовала, давала указания, как провести террористический акт в стенах парламента, уничтожив боевыми гранатами две ложи. Минометами обрушить купол Верховной Рады и автоматами добивать тех, кто выживет».

Вывод третий, плавно вытекающий из второго

У стороннего наблюдателя может сложиться мнение, что руководители правоохранительных органов, не способны к решению тех задач, которые сами же перед собой и ставят. До сих пор не получены ответы по наиболее резонансным делам пятилетки: расстрелы в Киеве в феврале 2014-го; убийства Шеремета и Вороненкова; покушение на прокурора Шокина; многочисленные покушения на президента Порошенко, о которых он информировал масс-медиа. «Вертолетная облава» на работников налоговых органов, ставшая громким аккомпанементом к отчету генпрокурора перед Радой в мае 2017-го, не привела к столь же эффектным судебным решениям. Даже дело против Берии и Сталина (куда уж проще), которое Юрий Луценко собирался завести в том же мае 2017-го, осталось не расследованным.

И даже не удалось доказать ни одного коррупционного деяния разжалованного из президентов Януковича.

Вывод четвертый

Политический режим, старательно сформированный президентом Петром Порошенко, начал постепенно сыпаться, и решения начинают приниматься не под воздействием начальственного пафоса, а на основании имеющихся фактов и аргументов (это не более чем версия, причем, далеко не самая прочная).

Вывод пятый

Освобождение Надежды Савченко – крайне скромное по сравнению с ее же освобождением из российского заключения в мае 2016-го – лишает будущего президента возможности педалировать тему политических узников, пострадавших при «папередниках». Хотя лидирующий кандидат данную тему еще и не поднимал, нет твердой уверенности, что ему не захочется обсудить ее с общественностью в дальнейшем с целью немного потоптаться на развалинах поверженного противника.

***

Может также возникнуть предположение, что освобождение Савченко является операцией по запуску «троянского коня» на политическую лужайку (аналогия с гомеровский сюжетом принадлежит не нам; оную использовал еще один из авторов «Радио Свобода» чуть ли не через день после прибытия Савченко из РФ в мае 2016-го). Однако выход на свободу бывшей летчицы, скорее всего, никак не повлияет на дальнейшее развитие политической ситуации в стране и будет еще менее значимым, чем, например, освобождение Юлии Тимошенко в 2014-м. Ведь одним из немногих конкретных проектов, которые удалось реализовать правящей политической команде за последние пять лет – это создание из Недежды Савченко национального героя с последующим столь же техничным низведением ее общественной и политической значимости до отметки максимально близкой к нулевой.

 

Екатерина Павловская